Поиск
Лента новостей
Закрыть
Весь мир
Последний автомобильный завод закрывается в Австралии
Россия
Лариса Горошко, родом из блокады
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Лариса Горошко, родом из блокады

    10:08  27 Января 2015  /обновлено: 15:54  27 Октября 2015
    782

    27 декабря - день полного освобождения советскими войсками города Ленинграда от блокады его немецко-фашистскими войсками. Лариса Сергеевна Горошко – участница хора ветеранов войны и труда «Ленинградец» - рассказала корреспонденту Федерального агентства новостей о блокаде, как она ее запомнила.

    Первым умер папа

    «Я рассказываю только то, что пережила моя семья. Когда началась блокада, мне было 14 лет. Тогда в нашей семье было 10 человек. Папа, мама и три дочки. А еще были две мамины сестры. И у средней сестры был сын Костя. Семь человек из десяти погибло: шесть в блокаду, а дядя пришел с фронта после войны и сразу умер. Первым ушел из жизни отец - 17 декабря 1941 года. Он работал на заводе, там потерял сознание, его привезли домой, и его не стало. Потом на меня очень тяжелое впечатление произвела смерть моей подруги Розы Тартаковской, которая жила в моей парадной, ей тоже было 14 лет. Она и ее мама в декабре ушли из жизни. Вскоре мы увидели сидящего рядом с домом ее отца, а когда мы шли назад, его уже не было. Так тогда бывало. В квартире у нас большинство людей уехало. Оставался как раз Розин брат Карлуша, мы его проводили на фронт в декабре, больше о нем ничего не слышали.

    Кировский, 26/28

    В это время в нашем доме – а дом наш самый большой, Кировский проспект, 26/28, вторая парадная, где музей С.М.Кирова, вот там я и родились. Роза тоже была с этой парадной, мы на первом этаже, они на втором. Дом был большой, 14 дворов, и в доме был «красный уголок» - это помещение, где проходили лекции, вечера, и где собирались ребята со всего дома. Могу сказать, что до войны у нас были замечательные ребята, большинство из которых либо погибли на фронте, либо умерли в блокаду. Но пока еще все живы, красный уголок стал местом, где мы собирались для защиты нашего дома. Мы должны были поднимать на чердак воду, песок, чтобы бороться с зажигалками. Нас учили, как делать перевязки. А, кроме того, в «красном уголке» нам давали различные задания –  сейчас даже не могу понять, почему, - в любое время дня и ночи мы должны были относить в наш исполком, который находился на улице Скороходова, какие-то сообщения. Какие-то мы передавали данные, документы, которые требовал от нас исполком, это была наша обязанность.

    Вода цвета кофе

    Поскольку мы дежурили на крыше, я видела страшное зарево, когда горели Бадаевские склады. Однажды, сидя на крывшее, мы увидели два самолета – один наш, другой фашистский. И вот мы видим, что упал самолет, конечно, мы решили, что это был фашистский самолет и даже стали аплодировать, кричать "ура". Но на другой день мы узнали, что это наш самолет упал на территорию Ботанического сада. Воды не было, до Невы было не дойти, мы набирали во дворе дома в чайник или в кастрюльку снег. Когда он таял, он всегда был цвета кофе, коричневый. Наш дом до войны имел свою электростанцию, которая работала на угле, в блокаду уголь уже не подвозили, и у нас прекратилась подача энергии, ушло тепло. Потолки в комнатах были очень высокие - 4,5 метра. Напротив нас радиоинститут, который постоянно бомбили. Нас бомбили каждый день. От стекол, конечно, ничего не осталось, и отец, пока еще был жив, заделал окна фанерой. Но фанера, конечно, тепла не держала. И нам пришлось перейти в ванную. Мы там стали жить. То есть, практически, спать. Нас в это время было трое. После ванной мы перешли на кухню, поскольку там была плита. Но дров не было, и тепла не было. Света тоже не было. Жили при коптилке, и мы все выглядели очень «загорелыми».

    Украли хлебные карточки

    Моя средняя сестра училась в хореографическом училище, в августе училище вместе с Кировским театром уехало на Урал. Значит, остались моя старшая сестра Валентина, студентка, она была на фронте с июля по ноябрь, и по ранению ее демобилизовали. Вот в нашей квартире остались три человека: я, сестра и мама. Сестра работала на заводе «Радист». И вот на заводе 24 декабря 1941 года у нее украли карточки. Потеря карточек означала, – а в это время было уже было 250 грамм и 125 блокадных грамм, – что мы могли погибнуть сразу. И вот тогда мы убежали из нашей квартиры на Большой проспект Петроградской стороны, где жила мамина средняя сестра Анна в деревянном доме, там жило несколько семей, у тети была одна комната, где она жила со своим сыном Костей. И она спасла нас. У нас в доме никогда не было запасов продуктов, а у нее что-то было. Она разделила с нами то, что у нее было.

    Тётя Аня нас спасла

    А напротив там был магазин для животных и такими пластами продавали дуранду – это корм для лошадей, очень твердый, мы стесали об него зубы. В деревянном доме было теплее, но дров-то не было. И мы с сестрой на санках перевозили нашу мебель, которую рубили в своей квартире на Кировском. Отец был мастер по дереву, столяр-краснодеревщик, большую часть мебели мы сожгли. Мы топили карельской березой и красным деревом. Зато это спасало нас от холода. И конечно, то, что мы пришли к тете Ане, спасло нам жизнь. Правда, если бы тетя Аня и ее сын не разделили с нами питание, они бы, может быть, остались живы. Тетя ушла из жизни в 1942 году, а еще раньше умер её сын, ему было 19 лет. В девятиметровой комнате к кровати приставлялась доска и стулья, и мы, пять человек, спали на этой кровати. А Костя спал на кушетке. Однажды с соседской девочкой, которую звали Кафья, мы пошли на рынок, где можно было обменять какие-то вещи. Начался обстрел, и мы побежали домой. Было совсем недалеко, под арку. Я успела, а Кафью убили.

    Город во льдах

    Потери за потерями. В январе уже были у нас карточки, но очень скудные. Наша школа на улице Рентгена стала госпиталем, и нас туда поместили. Кировский проспект был весь покрыт ледяными глыбами. Весной, в апреле-мае, город был вычищен. Еле живые блокадники очистили его, чтобы не допустить в городе эпидемий. Мыться-то нам было негде. 4 апреля на Разночинной открылась баня. Это было счастье: можно было помыться. Но в этот день нас снова обстреляли. Первого мая нам выдали продукты кроме хлеба сухофрукты и даже бутылку водки и бутылку вина – это действовала Дорога жизни, которая спасла наш город. И вот 1 мая я вышла из дома в валенках, в зимнем пальто, в платке и с палкой. У меня была цинга и дистрофия второй стадии. Вот я вышла на солнышко – и больше не помню ничего. Потеряла сознание. Хорошо, добрые люди разыскали мою родню на Большом проспекте, и 2 мая мама растирала меня вином, чтобы привести в сознание. Меня направили в больницу. Мы были цинготники: не могли стоять, ходить, только могли лежать, но все равно мы были покрепче тех, у кого был голодный понос… Эта больница находится на Черной речке.

    Спасительный хвойный экстракт

    В больнице я лежала до 31 мая. 22 мая мне исполнилось 15 лет. И разрешили моей маме (тогда уже начали ходить трамваи) и она со своей сестрой приехали в больницу навестить меня. Я уже могла ходить. Меня подкормили в больнице, и подлечили: тогда наши ученые изобрели хвойный экстракт. Напиток из хвои нам давали три раза в день, и это подняло нас на ноги. Дома умирала мама, а в больнице умирала я. Ежедневно больница теряла большое количество людей. В основном это были женщины от 30 до 40 лет. Каждый день! Я не успевала знакомиться с соседями, как через день-два уже их не было. Моя сестра работала на заводе. От всего этого ужаса она стала потихоньку сходить с ума. И мама решила спасти дочку. Узнала, что вербуют на работу. И в июле 1942 года через Ладогу на баржах мы с сестрой Анной выехали на Большую землю Вот как раз в дороге мама и умерла. Маму звали Антонина Федоровна Горошко. Самое тяжелое – остаться без родителей. Мы даже не плакали, нечем было. Окаменелость такая такая была. Каждый день вокруг погибали люди. Так блокада закончилась для меня. Нас вывезли на Урал, в Молотов – Пермь. С ноября 1942 года у я уже работаю в качестве разнорабочей. А потом я добровольно ушла работать в шахту. Это все 42-43-44 годы. У меня есть медаль "За труд в Великой Отечественной войне".

    Приходите послушать наши песни

    В 1944 году мы вернулись с Кировским театром, где работала моя сестра. Я опять пошла на завод, он и сейчас на Карповке, только теперь это мебельная фабрика. Тогда уйти с работы никто не имел права даже в таком возрасте. В 1945 году я закончила седьмой класс вечерней школы. Поступила в дошкольное педагогической училище, и работать я стала в детском саду. Потом я закончила институт имени Герцена, я преподаватель истории. 30 лет отработала в художественном училище имени Н.Рериха. Сегодня в живых остались я, старшая сестра Людмила Сергеевна Горошко, ей 90 лет. Она тридцать лет отработала артисткой балета в Малом оперном театре. Я живу с дочерью Антониной Владимировной Горошко. Наш хор ветеранов войны и труда «Ленинградец» выступает в эти дни с концертами, сейчас в хоре 30 человек. Мы уже 55 лет собираемся в одном месте – Дворец культуры им. Ленсовета. Выступаем с большим успехом концертных залах, в Капелле, в Кировском театре и у Исаакиевского собора, где собрались тысячи людей. Как раз вчера и сегодня выступаем в зале «Октябрьский». Выступаем в школах. Это наша главная задача – петь для молодежи. А вы знаете, как нас встречают? Наш хор дает каждый год концерт в пошивочном колледже на Звездной, и вот сидит по 700 человек в зале, молодые модные ребята, ни один никогда не выйдет. И когда мы заканчиваем, они просят петь еще. Пока мы живы, обязаны воспитывать детей. Сейчас я помогаю школьникам моего Красногвардейского района. Мне уже 88 лет, но я считаю, что мне 50. Я все время работаю. У меня одна нога, передвигаюсь на коляске, поэтому не в каждом выступлении хора удается участвовать. Но мы еще повоюем. Мы воспитываем молодежь. Мы сейчас будем в школе выступать – там дети тоже прекрасно к нашему хору относятся. Вот это наша надежда. 9 мая будем выступать в Капелле, приходите!" Записала Ирина Смирнова

    Автор: Алексей Громов
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях