Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Экономика
Поворот России к плановой экономике ставит крест на "рыночной мифологии"

Поворот России к плановой экономике ставит крест на "рыночной мифологии"

17:47  2 Июля 2014  /обновлено: 4:47  28 Октября 2015
130

Подписанный накануне президентом РФ закон «О государственном стратегическом планировании» не является законом прямого действия и представляет собой, скорее, декларацию о намерениях. Которая может воплотиться в жизнь, а может и не воплотиться. Более того, сроки, формы и конкретное содержание такого воплощения могут быть не только самыми разными, но и полярными по отношению друг к другу. В соответствии с документом правительство РФ наделяется определенными дополнительными полномочиями в социально-экономической сфере. Поскольку данным законом предусмотрен в том числе и пятилетний цикл государственного стратегического планирования, в масс-медиа его уже поспешили окрестить «возвращением к пятилеткам», имея в виду опыт сталинского и «застойного» периодов советской истории. К сожалению или к счастью, в тексте документа не содержится даже намека на какие-то конкретные механизмы ответственности действующих субъектов экономического пространства перед государством, ресурсного (в том числе — кредитно-финансового) их обеспечения и так далее. Тем не менее, заявленный поворот российского государства к плановым принципам в экономике более чем показателен. Прежде всего потому, что он, по сути, ставит крест на либерально-рыночной мифологии предшествующих лет. «Невидимая рука рынка», которая, по мнению «демократов» 90-х годов, должна была решить все социально-экономические проблемы России, в реальности оказалась вовсе не рукой, а совсем иной частью рыночного организма, — частью, которая занималась свойственными ей и только ей функциями. Не всем это нравилось, и чем дальше — тем больше. А после глобального финансово-экономического кризиса 2008-2009 гг., когда выяснилось, что даже лидеры мировой рыночной экономики не могут обойтись без опоры на государство, «рыночный миф» рухнул не только применительно к нашей, якобы неправильной и навсегда отсталой, стране, но и вообще, в целом. Таким образом, декларируя необходимость государственного стратегического планирования, президент и правительство РФ вовсе не совершают «возвращение в СССР», а признают абсолютно очевидный факт. И в крупнейших транснациональных корпорациях, и в национальной экономике КНР принципы планирования используются чрезвычайно давно, чрезвычайно широко и чрезвычайно успешно. Более того, без них данные субъекты мирового рынка в их нынешней роли представить было бы просто невозможно. Иное дело, что есть планирование и «планирование». Крах Советского Союза во многом был обусловлен как раз тем обстоятельством, что реальное, отвечающее возможностям и потребностям советского общества планирование было заменено «планированием от достигнутого», возникшим как следствие хрущевской чехарды с совнархозами и «косыгинской» экономической реформы 1965 года. Благодаря которым СССР медленно, но верно пошел на дно истории. В сталинскую же эпоху, напротив, планирование использовалось как чрезвычайно эффективный механизм для ускоренного роста социально-экономического потенциала СССР. Созданный тогда задел позволил не только провести индустриализацию, но и победить в Великой Отечественной войне 1941-45 гг., реализовать атомный проект и в мирном, и в военном варианте, открыть космическую эру человечества, организовать освоение районов Крайнего Севера и так далее. Отсюда совершенно ясно, что планирование планированию рознь. Можно планировать так, что ничего хорошего не получится. А можно спланировать так, что мы получим очень быстрое и эффективное развитие.  И проблема заключается не в том, каким словом, каким термином мы эту, совершенно необходимую сегодня не только для развития, но и для самого существования нашего общества, смену социально-экономической модели «вашингтонского консенсуса» назовем: планированием или как-то иначе. Проблема — в том, каким будет реальное содержание у такой смены. Представляется, что надо менять не только и даже не столько систему управления хозяйством, национализировать или приватизировать те или иные предприятия и отрасли экономики — менять нужно прежде всего налоговую и финансовую системы, а также систему оплаты труда. Те налоги, которыми обложена наша промышленность сегодня, способствуют развитию сырьевого сектора, они полностью под эту цель заточены. И если их не менять, то не получится вообще ничего. Точно так же те кредиты, которые сейчас даются банками для предприятий реального сектора экономики, в нынешних условиях не могут быть возвращены — не говоря уже про прибыль тех структур, которые присутствуют у нас на рынке. Про зарплаты нечего и говорить: привычные мантры либеральных экономистов о том, что россияне мало работают и много получают, не соответствуют действительности. На единицу произведенного им ВВП средний россиянин получает от 30% до 50% меньше, чем в странах Евросоюза. Соответственно, низкие зарплаты тормозят развитие внутреннего потребительского рынка РФ, а за счет дорогих «потребительских», ипотечных и прочих кредитов этот рынок стимулировать не получается. Поэтому, если произойдёт понижение банковских кредитных ставок, если будет изменение налогового законодательства, если повысятся зарплаты, то и планирование сработает. Если же мы только будем говорить о планировании или даже планировать, ничего не меняя, никакого положительного эффекта получить не удастся. Олег Щукин

Алексей Громов
Закрыть