Кадыров поможет Кремлю уйти с "линии огня"

Кадыров поможет Кремлю уйти с "линии огня"

19.01.2015 10:06
1355

Владимир Путин и Рамзан Кадыров

Владимир Путин и Рамзан Кадыров В понедельник, 19 января, в столице Чеченской республики пройдет массовая манифестация против, как заявил глава Чечни Рамзан Кадыров, «хамства, безнравственности, бескультурья и бесстыдства тех, кто рисовал карикатуры на Пророка Мухаммада (с.а.в.)». Оценивая масштаб акции, сам Кадыров говорит о нескольких сотнях тысяч, масс-медиа — даже о миллионе человек, явно проводя параллель с прошедшим в Париже 11 января «Маршем против терроризма», в котором приняло участие свыше полутора миллионов человек, включая лидеров большинства европейских стран. Учитывая, что официально население Грозного составляет около 300 тысяч человек, а всей Чечни — около 1,3 миллиона человек, ближе к истине окажется, скорее всего, первая цифра, а не вторая. Хотя она тоже запредельно велика. Но еще важнее то, что в акции, согласно словам Кадырова, «намерены принять участие видные религиозные и общественные деятели из разных регионов страны» и, стоит добавить, со всего исламского мира, включая дальнее зарубежье.

Особая миссия Чечни

Кстати, ни один другой руководитель республики-субъекта РФ, «титульные» нации которых исповедуют ислам, с подобной инициативой не выступил. Видимо, не потому, что они «меньше мусульмане», чем сын Ахмат-Хаджи Кадырова, а по причинам совсем иного порядка. Как известно, Чеченская республика в составе РФ находится «на особом положении», поскольку в 1991-1999 годах здесь были чрезвычайно сильны сепаратистские настроения, а провозглашенная сепаратистами «независимая Ичкерия» пользовалась серьёзной поддержкой не только исламистов и ваххабитов, но и «всего цивилизованного мира». «Чеченский узел» удалось если не полностью развязать, то серьёзно ослабить за счёт предоставления республике значительных финансово-экономических преференций на «послевоенное восстановление». В результате республика превратилась не только в один из самых стабильных и благополучных регионов России, но и в своего рода проводник российского влияния на всем Северном Кавказе. Этому способствовало закрепление за ЧР собственного (и весьма существенного) силового потенциала, формально входящего в структуры МВД РФ, но на деле полностью подчиняющегося руководству республики. А сам Рамзан Кадыров стал восприниматься как неформальный, но полномочный представитель президента Путина на всем Северном Кавказе.

"Второй фронт" против Кремля

Антироссийские санкции Запада и падение мировых цен на нефть, помимо всего прочего, имели в виду вызвать сокращение финансового потенциала Кремля, сокращение реальных бюджетных трансфертов на фоне роста цен, стагнации экономики и падения курса рубля, волну социального недовольства и сепаратистских настроений в российских регионах, особенно – с преобладающим мусульманским населением, а в идеале – открытие второго, «кавказского» (а может быть – «поволжского», «сибирского» и т.д.) фронта против Москвы, который бы дополнил уже действующий «украинский» фронт. Понятно, что в этих условиях не только внутриполитическая, но и международная роль Чеченской республики, а также её руководителя Рамзана Кадырова резко возрастает. Индикатором и одновременно «точкой кристаллизации» этого роста, собственно, должна стать манифестация 19 января в Грозном. Независимо от того, соберет она миллион, сотни тысяч или даже несколько десятков тысяч участников. В результате: — руководство России де-факто отказывается от предложенной ей устами президента Франции Франсуа Олланда «совместной борьбы против мусульманского варварства», не противопоставляя себя исламскому политическому миру ни на внешнеполитической арене, ни внутри страны: «террористы отдельно, мусульмане отдельно», убирая формальный повод для любых форм российско-исламского конфликта; — Рамзан Кадыров позиционирует себя как политического лидера не только Чеченской республики, но и всего российского ислама; — в данной ситуации вопрос о возможном снижении финансирования Чеченской республики полностью и гарантированно снимается с повестки дня. При этом, правда, создаются определенные предпосылки для формирования политической субъектности российского ислама — в том числе под влиянием зарубежных религиозных лидеров, имеющих влияние на руководителя Чеченской республики (в том числе шейха Хабиба Зайну Али аль-Джифри, специально прибывшего в Грозный для участия в манифестации 19 января), но в лице Рамзана Кадырова такая субъектность вряд ли может представлять какую-либо реальную угрозу для Кремля. Иными словами, со стороны российского руководства мы можем наблюдать классический «уход с линии огня» сразу по трем направлениям угроз: мирового политического ислама, альтернативных политических лидеров ислама внутри страны и мусульманского населения России в целом. Олег Щукин

Алексей Громов
Два приятеля в Хабаровске в шутку сбросили собутыльника с шестого этажа
Закрыть