Поиск
Лента новостей
Лента новостей
Закрыть
Происшествия
Семь машин столкнулись на востоке Москвы, есть пострадавшие
Категория
Разорят ли Россию дружки Ходорковского?
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Разорят ли Россию дружки Ходорковского?

    11:29  12 Января 2015  /обновлено: 16:53  27 Октября 2015
    3600

    Михаил Ходорковский

    Михаил Ходорковский По решению Постоянного Третейского суда в Гааге Россия должна выплатить бывшим акционерам ЮКОСа свыше 50 миллиардов долларов. За чередой валютных неурядиц, постигших Россию в ноябре-декабре, почти незамеченной прошла новость об одной апелляции, которую подала наша страна в иностранный суд, и которая — в случае успеха — может спасти российский бюджет от неприятности гораздо большей, чем инфляция или падение цен на нефть. Речь идёт о заявке в национальный суд Нидерландов, с помощью которой Россия пытается обжаловать вердикт другой, уже международной судебной инстанции — а именно Постоянного Третейского Суда (ПТС), расположенного в Гааге и, посему, подчиняющегося голландскому процессуальному законодательству.

    Январский дедлайн

    Обжаловать Россия хочет решение по проигрышному делу против ЮКОСа, стоившее ей $50,085 млрд — или 2,8 трлн рублей, по нынешнему курсу. Именно такое взыскание наложил ПТС по итогам рассмотрения трёх взаимосвязанных дел бывших мажоритарных акционеров нефтяной империи Михаила Ходорковского против Российской Федерации. Отечественный Минфин, который занимается оспариванием этого взыскания, надеется на то, что голландский суд примет во внимание многочисленные нарушения, которые, по мнению российской стороны, совершил ПТС в ходе разбирательства. Однако на счёт того, способен ли национальный суд королевства полностью аннулировать решение Гаагского арбитража, мнения юристов расходятся. Несмотря на оптимистические заявления российских чиновников, большинство правоведов сходятся в том, что апелляция способна лишь отсрочить приговор — возможно, на долгий срок — но не отменить его. Сам вердикт ПТС был вынесен ещё 28 июля прошлого года. Апелляция была подана в ноябре. А вот "дедлайн" по добровольному погашению гигантского взыскания истекает 15 января 2015 года, и что произойдет после этой даты, доподлинно не знает никто. Так чем же грозит России вступление в законную силу решения Постоянного Третейского Суда? Ждут ли нас многочисленные изъятия госсобственности РФ по всему миру, в сравнении с которыми приснопамятный конфликт с фирмой "НОГА" покажется детским утренником? Не пора ли теперь заводить в расходной части федерального бюджета отдельную строку — "на выплату трёхтриллионного долга"? Если выделять на это по сто миллиардов в год — глядишь, за три десятилетия и расплатимся… Или не всё так печально?

    Хартия нам не указ

    В иске, подданном оффшорными "бенефициарами" ЮКОСа в Постоянный Третейский Суд, бывшие дельцы из окружения Ходорковского требовали от России компенсации стоимости якобы нарочно обанкроченной компании – и упущенной выгоды. Они оценили свой ущерб в $114 млрд. В итоге суд сократил эту сумму более чем в половину, но и итогового количества присуждённых миллиардов с избытком хватит "детишкам на молочишко". Решение ПТС выносилось на основании т. н. Договора к Энергетической хартии, принятой в Европе в 90-х годах. Хартия предусматривает защиту и поощрение иностранных инвестиций в энергетику, а также механизмы разрешения споров между инвестором и государством. По мнению суда, в случае с ЮКОСом Россия совершила "экспроприацию инвестиций", то есть нарушила Договор. И здесь возникает первый из вопросов, которые Минфин с таким удовольствием перечисляет в своём июльском пресс-релизе, посвящённом гаагскому вердикту. Дело в том, что Россия, хоть и подписала Энергетическую хартию в далёком 1994 году, но так и не ратифицировала её. Строго говоря, этот документ в глазах России играет роль филькиной грамоты. Как отмечает Минфин, "Российская Федерация ни в одном из своих более чем пятидесяти международных соглашений о защите капиталовложений не давала согласия на третейское разбирательство споров с инвесторами до ратификации такого международного соглашения, поскольку это противоречило бы российскому законодательству". Помимо этого, отечественное финансовое ведомство насчитало ещё с десяток нарушений, совершённых Третейским судом: от грубых процессуальных ошибок до полного игнорирования двух решений ещё одной международной судебной инстанции, Европейского суда по правам человека. ЕСПЧ, как известно, дважды установил, что ЮКОС уклонялся от налогов и не был подвергнут дискриминации или политическому преследованию, а все налоговые претензии к нему носили законный характер.

    Сами влезли в петлю?

    С полным списком изъянов, обнаруженных Минфином РФ в июльском решении Постоянного Третейского суда, можно ознакомиться на официальном сайте ведомства. Вот только проблема совсем в другом. К сожалению, России очень трудно отвертеться от того факта, что 31 октября 2005 года, на предварительном слушании дела, стороны подписали документ, по которому согласились рассмотреть свой спор в данном суде и разрешить его в рамках того самого, не ратифицированного нашей страной Договора к Энергетической хартии. Иными словами, десять лет назад Россия сама, добровольно и безо всякого принуждения, ввязалась в спор, который в прошлом году проиграла, и возложила на себя обязательства, которые теперь нужно как-то исполнять. Или не исполнять — рискуя теперь своей собственностью за рубежом. Нужно понимать, что рассмотрение дел в ПТС — дело сугубо добровольное для каждой из сторон. Никто насильно в него не тянет. Стороны даже арбитров назначают сами — Россия, к примеру, выбрала американца Стивена Швебеля. По арбитру с каждой из сторон затем выбирают третьего коллегу, своего председателя. Но беда в том, что решение в пользу ЮКОСа все три арбитра вынесли единогласно — включая Швебеля! Более того, среди десяти адвокатов, выбранных Россией для своей защиты, не было ни одного россиянина! Её интересы представляли "лойеры" из двух юридических контор: Cleary Gottlieb Steen & Hamilton LLP и Baker Botts LLP. Конторы очень солидные, раскрученные, лауреаты престижных премий. Вот только одна из Нью-Йорка, а другая из Техаса. Конечно, все мы крепки задним умом. Непонятно только, на что вообще рассчитывала в середине 2000-х годов российская власть, встревая в этот арбитраж. Ведь самой безоговорочной победой было бы простое неучастие в нём!

    Конституционная броня

    Чтобы точно понять, что будет дальше, нужно подождать, по крайней мере, до 16 января 2015 года. Пока ясно лишь то, что сама Россия подчиняться решению ПТС не станет. Для этого у российских властей имеется проверенный механизм объяснений, обкатанный на вердиктах ЕСПЧ (пусть они и не обязательны к исполнению, в отличие от решений Гаагского арбитража). Буквально в декабре, выступая с комментариями по одному из дел в ЕСПЧ, также касающегося ЮКОСа (Европейский суд присудил тогда выплатить бывшим акционерам компании 1,86 млрд евро за "за нарушение их права на судебную защиту"), глава Конституционного суда РФ Валерий Зорькин прозрачно намекнул на то, что любой российский суд, в который обратятся победители за исполнением арбитражного вердикта, может направить запрос в КС, чтобы проверить его на соответствие отечественному законодательству. В правильном ответе Конституционного суда можно не сомневаться. Показательна и реакция на решение Европейского суда по правам человека со стороны российского Минюста. В пресс-релизе ведомства было сказано, что оно отказывается соглашаться с решением ЕСПЧ и будет действовать "исходя из необходимости обеспечения суверенных интересов РФ", основываясь на нормах национального законодательства, "в том числе Конституции Российской Федерации, обладающей высшей юридической силой на территории России".

    Первым делом - самолеты

    С учётом вышесказанного, будущая стратегия партнеров Ходорковского понятна и неоднократно озвучена: они собираются преследовать госактивы Российской Федерации не у нас, а в 150-ти странах Нью-Йоркской конвенции, обязавшихся содействовать исполнению решений Третейского суда. Но даже при этом на их действия наложены известные ограничения. В частности, всеми признано, что выигравшей стороне не удастся изъять в свою пользу то российское госимущество, которое пользуется дипломатическим иммунитетом и служит осуществлению суверенных функций РФ, — всё, что связано с деятельностью посольств и консульств. Не вправе рассчитывать истцы и на собственность частных российских компаний и лиц. И, как уже понятно, им не удастся завладеть чем-либо на территории России. А вот арестовать коммерческую российскую госсобственность, оказавшую за рубежом, бывшим мажоритарщикам ЮКОСа вполне по силам. Речь может идти, например, о передвижных выставках государственных музеев или о самолётах госкорпораций, отправляющихся на международные авиасалоны. В конечном итоге, чтобы набрать картинами и лайнерами 50 миллиардов долларов, придётся очень постараться, если только дело не коснётся ареста банковских счетов Российской Федерации. Но и в этом случае сложно себе представить, что Москва не придумает какой-то изящный способ противодействия — например, с переводом госсредств на счета частных структур.

    На что ещё может рассчитывать Россия?

    Наша страна, как мы уже выяснили, может надеяться на длительную отсрочку исполнения вердикта ПТС. И хотя, по одной из версий, суверенное решение Нидерландов никак не повлияет на исполнение вердикта ПТС в других странах, есть и другой взгляд на вещи. Согласно ему, апелляционное рассмотрение в голландском суде способно в целом "заморозить" неприятный для России приговор. Причём, по признанию главы Group Menatep Limited Тима Осборна, представляющего интересы бывших акционеров ЮКОСа, такое разбирательство может "затянуться ещё на 10 лет". Бывший юрист этой нефтяной компании Дмитрий Гололобов называет другой срок рассмотрения апелляции – не менее полутора лет, — что тоже немало. А вот с чем согласны все стороны: в каждой отдельной стране, в которую истцы попытаются теперь обратиться за исполнением решения ПТС, потребуется провести собственный суд — то есть автоматического изъятия российской госсобственности происходить не будет. И такие суды могут тоже длиться достаточно долго. Крайнее средство, на которое Россия может пойти, если её припрут к стенке, — экспроприация зарубежных активов на собственной территории. Скорее всего, до столь радикальной меры дело не дойдёт. Однако сильно осложнить жизнь компаниям, национальные суды которых станут чересчур потворствовать желанию ЮКОСовцев вновь обогатиться, российские власти вполне способны. ...Впрочем, есть ещё один очевидный путь. Если совсем ничего не поможет, а обострять отношения с "нашими западными партнёрами" Россия не захочет, можно будет попытаться договориться с противной стороной и начать выплаты ей денежек потихоньку, не спеша. В конце концов, как сказал один умный человек, занимающий не последнее место в отечественной нефтянке: "Все эти миллиарды – не более чем лишь фантики. А вот скважины – настоящие". Денис Тукмаков

    Автор: Алексей Громов
    Загрузка...
    Triangle Created with Sketch.
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях