Поиск
Лента новостей
Закрыть
Политика
США сообщили о «предупредительных выстрелах» F-22 в сторону российских Су-25 в Сирии
Политика
У теракта в Париже торчат "уши" спецслужб
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    У теракта в Париже торчат "уши" спецслужб

    16:30  8 Января 2015  /обновлено: 17:00  27 Октября 2015
    159358

    Сотрудники французских спецслужб на учениях

    Сотрудники французских спецслужб на учениях Третьего января президент Франции Франсуа Олланд высказался за отмену западных санкций против России, заявив: «Я не выступаю за политику наихудшего и считаю, что теперь санкции должны быть прекращены». Седьмого января двое неизвестных в масках, вооруженных автоматами Калашникова, напали в Париже на редакцию сатирического журнала Charlie Hebdo, убив 12 человек, в том числе главного редактора журнала Стефана Шарбоннье, и ранив еще 11, после чего скрылись. Конечно, «post hoc non ergo propter hoc» («после того — не значит вследствие того»), но и возможную связь между двумя этими событиями исключать нельзя.

    Вызов республике

    Во Франции и во всей Европе парижский теракт вызвал настоящее потрясение. Подозреваемые в его совершении братья Саид и Шериф Куаши, «французы алжирского происхождения», как выяснилось, воевали в Сирии против правительства Башара Асада на стороне вооруженной оппозиции, которая пользовалась полной поддержкой как США, так и их союзников, вступавших в качестве «друзей Сирии» (кстати, в 1922-1939 годах Сирия была «подмандатной территорией», то есть фактической колонией, Франции). В адрес Charlie Hebdo, неоднократно публиковавшего карикатуры «антимусульманской» направленности, постоянно поступали угрозы со стороны исламских экстремистов, в 2011 году здание редакции было подожжено, а сам Стефан Шарбоннье находился под охраной полиции. Тем самым теракт 7 января бросил вызов не только светскому французскому государству и фундаментальному для господствующей концепции прав человека принципу свободы слова: под вопросом оказалась вся система западных либеральных ценностей в целом. И уж во всяком случае — базовые принципы Французской республики. Франция — традиционно одно из самых «слабых звеньев» в ряду европейских союзников США. В 1966-2009 гг. (от Шарля де Голля до Николя Саркози) она не состояла в военной организации НАТО. В 2003 году вместе с Германией выступала против агрессии США в Ираке. В 2011 году, активно поддержав свержение Муаммара Каддафи в Ливии, оказалась «обойдена» американцами при «дележе трофеев». В июне 2014 года крупнейший французский банк BNP Paribas был вынужден заплатить $8,97 млрд властям США за нарушение санкционного режима в отношении Ирана и Судана. С началом гражданской войны на Украине и введением санкций против России Франция оказалась перед угрозой значительных убытков, связанных как с запретом на экспорт в РФ продовольствия, так и с невыполнением контракта на поставку вертолетоносцев «Мистраль». Всё это, разумеется, не способствует росту симпатий к США во французском обществе. Нынешний президент Франции, «социалист-левоцентрист» Франсуа Олланд, как и его предшественник, «голлист-правоцентрист» Николя Саркози, является, несомненно, проамериканским политиком, испытывающим серьезное давление как «слева» (Жан-Люк Меланшон), так и «справа» (Марин Ле Пен). И в нынешней ситуации, когда «исламский фактор» приобрел мощное внутриполитическое измерение в самой Франции, одного только объявленного Олландом трехдневного траура по жертвам теракта может оказаться недостаточно для сохранения им даже формального политического лидерства в стране. «Мы должны сделать всё, чтобы не допустить повторения подобных терактов. Необходимо осознать огромную опасность, которая нависла сегодня не только над Францией», — заявила известная своей сверхжесткой позицией в отношении иммигрантов Марин Ле Пен, призвав провести референдум о восстановлении смертной казни во Франции.

    Вся Европа под ударом

    Данная проблема, конечно, касается не только французского общества, но и всей «толерантной» и «политкорректной» Европы, где численность мусульманского населения стремительно растет как за счёт миграции, так и за счёт высокой рождаемости. Весьма показательно, что среди 12-ти жертв теракта оказалось и двое мусульман: полицейский Ахмед Мерабе и корректор Мустафа Урад. И если до сих пор противоправные акции, даже самые вызывающие, со стороны представителей мусульманских меньшинств Франции, прежде всего молодежи, совместными усилиями властей и масс-медиа удавалось «списывать» на социально-бытовые эксцессы, то теперь сделать это будет невероятно трудно, почти невозможно. Аналогичные Национальному фронту Марин Ле Пен политические и общественные структуры получают всё большее влияние и в других европейских странах — так, в Германии против иммигрантов-мусульман активно выступает движение PEDIGA (Patriotische Europer gegen die Islamisierung des Abendlandes) — «Европейцы-патриоты против исламизации Старого Света». Поэтому вовсе не случайно большинство комментариев европолитиков в связи с парижской бойней сводится к тому, что «террористические акты не имеют ничего общего с исламом» (слова министра внутренних дел ФРГ Томаса де Мезьера в интервью баварской газете «Sddeutsche Zeitung»). Если об этом не говорится открыто, то подразумевается «по умолчанию». Все западные политики на разные лады говорят одно и то же. Президент США Барак Обама назвал произошедшее «ужасающей стрельбой» и заявил: «Наши мысли и молитвы сейчас с жертвами этого теракта и народом Франции». Папа Римский Франциск, по словам главы пресс-центра Ватикана Федерико Ломбарди, тоже «потрясен» и «молится о пострадавших и семьях погибших». Дэвид Кэмерон, премьер-министр Великобритании: «Это варварская атака против наших ценностей... Убийства в Париже отвратительны. Мы поддерживаем французский народ в борьбе с терроризмом и защите СМИ». Председатель Европейского Совета, экс-премьер-министр Польши Дональд Туск: «Это дикое нападение на наши фундаментальные ценности, на свободу выражения — опору нашей демократии. Борьба против терроризма во всех его формах должна неуклонно продолжаться». Канцлер ФРГ Ангела Меркель: «Это атака не только на французских граждан, но и на свободы слова и прессы, являющиеся ключевым элементом нашей свободной демократической культуры». «Трусливую террористическую атаку, несовместимую с исламом и другими религиями», — устами почему-то пожелавшего остаться неназванным «официального источника в правительстве» осудила Саудовская Аравия. Глава Лиги арабских государств Набиль Аль-Араби также решительно осудил террористический акт против сотрудников еженедельника Charlie Hebdo в Париже, а представитель египетского Центра по изучению ислама "Аль-Азхар" Аббас Шоман заявил, что «не одобряет применения насилия, даже если оно является ответом на преступления, совершенные в отношении мусульманских святынь». Короче, как написал обозреватель Deutsche Welle Христоф Кассельбах, «нет причины подозревать всех мусульман в одном преступлении или сомневаться в базовых принципах нашего мирного сосуществования». И всё это, разумеется, «правда, только правда, ничего, кроме правды», — но далеко не вся правда.

    Знакомый набор "случайностей"

    Как отмечают эксперты, имеющие отношение к спецслужбам, теракт был осуществлен профессионалами экстра-класса и подготовлен на высочайшем уровне. Так, проникнуть в помещение редакции террористам удалось благодаря сотруднице Charlie Hebdo Коринн Рей, которая ежедневно в это время отправлялась за дочерью в детский сад. А если бы не это обстоятельство, о котором нападавшие, судя по всему, были прекрасно осведомлены, никакого массового убийства не состоялось? И что, весь теракт, который вместе с операцией отхода занял не более 15 минут, причем террористам удалось легко оторваться от преследования полиции, буквально на ходу расстреляв полицейскую машину и добив раненого полицейского, совершался ими «наугад», повезет-не повезет? Далее начинаются еще более удивительные открытия. «Выйти на след террористов полицейским помогла нелепая случайность. В автомобиле, который террористы сначала угнали, а после вооруженного нападения на еженедельник Charlie Hebdo бросили на окраине Парижа, было обнаружено удостоверение на имя Саида Куаши», – сообщают СМИ. Поневоле вспоминаешь теракты 11 сентября 2001 года, когда точно так же «случайно» были обнаружены целехонькие документы предпоагаемых «террористов «Аль-Каиды»1. На этом фоне уже неудивительным выглядит заявление директора ФБР Джеймса Коми о том, что его ведомство активно работает с коллегами из Франции и «мы сделаем всё, что можем, чтобы привлечь виновных к суду». Может быть, «братья Куаши» — всего лишь ложный след, по которому теперь пущено следствие? «Дела» «Аль-Каиды» (теракты 9/11) и братьев Царнаевых («бостонский марафон»), изобилующие подобными же странностями, дают богатую почву для версий о том, что под ложным флагом «исламских» и прочих террористов нередко действуют профессионалы из числа западных спецслужб, а сами организации типа «Аль-Каиды» получают финансирование не только из «черных фондов» этих спецслужб, но и из государственных бюджетов США и стран ЕС, как это было с той же «вооруженной сирийской оппозицией». То, что все фальшивые цвета, в конце концов, оказываются цветом крови, их, разумеется не волнует.

    Приравнять Россию к террористам

    При этом надо отметить, что для интересов России, также жестко осудившей теракт 7 января, вовсе небезразличны попытки ряда зарубежных политиков, пока маргинальных, увязать пролитую в Париже террористами кровь с ситуацией на Украине в единый комплекс «угроз для европейской стабильности и безопасности», объявить Донецкую и Луганскую народные республики, а заодно и Российскую Федерацию – «террористическими государствами», склонив страны Евросоюза к усилению режима санкций и углублению конфликта с Россией. Теракт в Париже может оказаться следующей за катастрофой малайзийского «Боинга» попыткой воздействовать на европейское общественное мнение, в очередной раз представив нашу страну «империей зла». …Впрочем, появление «русского следа» в парижской трагедии (например, внезапно выяснится, что АК-47, которыми были вооружены террористы, были «засвечены» на военных складах России или Донбасса) вовсе не обязательно. Но «зеленый свет» для атак «исламских экстремистов» против России теперь включен, и они вполне могут быть использованы для террористического давления на Кремль, к которому США и их союзники формально не будут иметь никакого отношения: ведь они же «воюют» против «Аль-Каиды» и ИГИЛ1. Воюют примерно так же, как Великобритания и Франция воевали против Третьего Рейха во время «странной войны», с сентября 1939-го по июнь 1940-го года... Владимир Винников

    1 Организация запрещена на территории РФ.

    Автор: Алексей Громов
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Читайте также
    Закрыть