Поиск
Лента новостей
Лента новостей
Закрыть
Спорт
«Зенит» готов отпустить Лодыгина в иностранный клуб
Политика
Джинны разрушения на Большом Ближнем Востоке
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Джинны разрушения на Большом Ближнем Востоке

    12:15  8 Января 2015  /обновлено: 17:01  27 Октября 2015
    342

    Город Хомс, Сирия

    Город Хомс, Сирия Цена нефти марки Brent упала ниже $50 за баррель впервые за пять лет и может упасть до $20; саудовский король Абдалла бен Абдель Азиз Аль Сауд пока жив, невзирая на пневмонию в свои 90 лет; тем временем военные отряды «Исламского государства»*, пополнившиеся на днях самыми боеспособными частями сирийской оппозиции вот-вот могут изменить курс своего наступления с Дамаска и Багдада на Иорданию и дальше в сторону Аравийского полуострова, что может взметнуть нефтяные цены до $250 за баррель. Что происходит? Кто и против кого всё это делает? И чем, в конце концов, закончится эта Realpolitik? Обрисуем нынешний расклад сил на Большом Ближнем Востоке. Хотя этот расклад меняется непрестанно (прямо сейчас, например, на общую ситуацию в регионе влияет наметившееся потепление отношений между США и Ираном, но ещё сильнее ставки зависят от военных успехов ИГИЛ*), стратегические векторы и коренные интересы его основных участников сохраняются неизменными.

    Новые партии, старые карты

    Принципиальным фактором в объяснении процессов на Ближнем Востоке является религия. Традиционно главное разделение происходит по линии сунниты—шииты, к последним из которых относится подавляющая часть населения Ирана, Азербайджана, Бахрейна, значительная часть Ирака, а также ряд течений в соседних странах, включая алавитов, находящихся у власти в Сирии, и ливанскую группировку "Хезболла". Внутри суннизма вот уже десятки лет идёт своя нескончаемая борьба: в частности, между представителями радикально-консервативного течения салафитов/ваххабитов и более модернистским движением "Братьев-мусульман", представляющим т. н. "политический ислам". Эта борьба наслаивается на противоборство сторонников светского и "шариатского" государства в каждой из стран региона. Несмотря на то, что в ходе событий последнего десятилетия пал целый ряд светских лидеров, некоторые подчёркнуто секулярные режимы, вроде турецкого, ещё держатся, а, например, в Египте революционное правительство "Братьев-мусульман" было и вовсе свергнуто в ходе военного переворота генерала Ас-Сиси. Важное влияние на региональную политику оказывает этнический фактор. Тюрки, персы и курды всегда, так или иначе, будут стоять обиняком посреди преимущественно арабского мира, определяя, однако, некоторые весьма существенные тренды, вроде разборок по "курдскому вопросу", борьбы Тегерана и Анкары за тюркско-шиитский Азербайджан или иранской поддержки в адрес "Хезболлы". С другой стороны, в ряде суннитских кругов до сих пор актуальной является тема всеисламского единства, политически выражаемая в радикальных обещаниях построить халифат "от океана до океана", — который стал бы смертельным врагом для всех ближневосточных монархий и диктатур. И всё же наиболее существенным фактором противостояния различных сил на Большом Ближнем Востоке является геополитика, завязанная на текущие экономические рычаги игроков и сопутствующие им дипломатические альянсы как внутри региона, так и за его пределами. Экономика и альянсы связаны воедино и представляют собой гремучую смесь, способную, при необходимости, перекроить карту целого региона. Если у тебя есть углеводороды и ты являешься союзником США, это одно. Если, при наличии нефтегаза, ты объявлен противником США, это другое. Если ты обладаешь выгодным географическим положением (то есть через тебя идут основные поставки "чёрного золота" мировым потребителям), это третье. Если ты нашёл надёжного партнёра в лице Китая и повернул эти потоки на восток, это четвёртое. И совсем пятое — если ничего из этого у тебя нет, и даже с наркотиками у тебя негусто. Исходя из этих факторов, можно теперь взглянуть на конфигурацию отношений внутри Большого Ближнего Востока и попытаться понять, что же будет дальше.

    Влиятельные марионетки

    Оттолкнёмся от Саудовской Аравии, на территории которой расположены две важнейшие святыни исламского мира: Мекка и Медина. Перед нами — абсолютная монархия ваххабитского толка, обладатель крупнейших запасов нефти во всём регионе и стратегический союзник США на Ближнем Востоке. При этом сегодня, как и несколько предыдущих десятилетий подряд, Саудовская Аравия несёт в себе главную дестабилизирующую угрозу другим ближневосточным режимам, оперируя двумя рычагами: решающим словом в ОПЕК и влиянием на многочисленные салафитские группировки, разбросанные по региону. Другого рода угроза исходит из неопределённости её политического будущего: до сих пор доподлинно неизвестно, кто именно унаследует власть в королевстве после смерти престарелого короля Абдаллы. Пока считается, что счастливчиком станет его 78-летний брат Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд, который сам поражён инсультом, — но что на это скажут остальные члены правящей династии, неизвестно. Вызывает вопросы и экономическая устойчивость саудитов. Несмотря на 38,6 млрд долларов дефицита в бюджете-2015, свёрстанном из расчёта $80 за баррель, за последние месяцы Эр-Рияд неоднократно заявлял о том, что не будет снижать нефтедобычу ни при цене в сорок, ни даже при двадцати долларах за бочку нефти. Монархия ссылается на чрезвычайно низкую себестоимость своей добычи ($4-5 за баррель), а также на полные закрома нефтедолларов: сумма валютных резервов Агентства денежного обращения Саудовской Аравии (SAMA) колеблется рядом с цифрами $730-760 млрд. Но "не всё так однозначно". Эти деньги целиком вложены в низкорисковые американские облигации, не работают на развитие страны и даже толком не приносят ей дивидендов. Буквально пару месяцев назад, на фоне падающих цен на нефть, влиятельный саудовский принц Альвалид бен Талал вдруг призвал власти страны создать… фонд национального благосостояния, который помог бы уменьшить 80-процентную зависимость бюджетных доходов королевства от нефтяной конъюнктуры. Однако в конце декабря на это последовал отказ со стороны министра финансов Саудовской Аравии Ибрагима Алассафа, заявившего, что куда надёжнее держать все деньги в американских бумажках. Учитывая всю историю саудовской нефтедобычи, целиком выстроенной американцами, а также судя по долгосрочному военно-стратегическому альянсу саудитов с Вашингтоном, всё это больше похоже на позицию марионетки, снабжающей Запад нефтью, а все деньги от её продажи хранящей там же, на Западе. Сможет ли Эр-Рияд, при острой необходимости, вывести свои миллиарды из американских сейфов ради спасения бюджета? Большой вопрос. Традиционными сателлитами саудитов на Аравийском полуострове являются Кувейт и Объединённые Арабские Эмираты. Однако, в отличие от своего ближайшего "патрона", обе нефтяных монархии обладают куда более развитыми финансовыми инструментами: их резервные фонды вложены преимущественно в высокодоходные акции западных компаний, а в пересчёте на душу населения — так и вовсе не оставляют шансов саудитам ($680 тыс. на каждого жителя ОАЭ из Фонда инвестиционного управления эмирата Абу-Даби и $137 тыс. на каждого кувейтца из Суверенного фонда Кувейта - против $23 тыс. на каждого подданного саудовского короля). На какой-то точке падения нефтяной цены это может привести к трениям между соседями. На этом реальные союзники Эр-Рияда заканчиваются: остальные государства Залива, не говоря уже о нищем, раздираемом войной Йемене, таковыми назвать сложно. Оман сплошь заселён "еретиками"-ибадитами; шиитский Бахрейн, хоть и зависит от саудитов, всё же слишком завязан на Иран; ну а Катар, даром что тоже салафитское государство, является прямым геополитическим конкурентом саудитов в борьбе за суннитскую часть уммы.

    Ближний Восток — дело тонкое

    Катар — это в первую очередь газ и только потом нефть. Это позволяет Дохе сохранять спокойствие в условиях ухудшающейся нефтяной конъюнктуры. А ещё Катар — это Чемпионат мира по футболу в 2022 году (невозможный без инкорпорирования катарских денег в европейский бизнес), это 1-е место в мире по размеру ВВП на душу населения, это глобальный телеканал "Аль-Джазира", это едва ли не узаконенное рабовладение тотально неработающих катарцев (всего 40% населения страны) над бесправными иммигрантами. А кроме того, это вклад в свержение Муаммара Каддафи, боевые "подвиги" сирийской оппозиции и победа египетских над Мубараком "Братьев-мусульман", духовный лидер которых, Юсуф аль-Кардави, так уж совпало, с 1961 года проживает в Катаре. Не случайно противоречия между саудитами и Катаром зашли так далеко, что в марте минувшего года Эр-Рияд отозвал своего посла из Дохи. Столь демонстративными жестами дело не ограничивается: считается, что именно Саудовская Аравия стояла за переворотом генерала ас-Сиси в Египте, положившим конец недолгому правлению "Братьев-мусульман" на Ниле. Теперь Каир, долгое время соперничавший с Эр-Риядом за влияние на суннитов, подпадает под всё большее влияние королевства. Успехи саудитов "на северном направлении" гораздо более скромны. Наибольшее беспокойство в Эр-Рияде вызывают иранские инициативы. В случае успешного примирения Тегерана с Вашингтоном и снятия хотя бы части антииранских санкций, аравийской нефтянке придётся напрячь все свои мускулы, чтобы выдержать напор персидских конкурентов, привыкших работать при полном отсутствии западных инвестиций. При этом потенциальных союзников у экспансионистского Ирана больше, чем кажется. Тот же Катар, деля с Ираном общее нефтегазовое месторождение, вовсе не готов обострять с ним отношения и ни за что не станет поддерживать антииранские шаги Эр-Рияда даже из "общесуннитских симпатий". Иранская — и российская! — помощь режиму Башара Асада в Сирии и вовсе заставляет саудитов пересмотреть пределы своего влияния в регионе — даже несмотря на то, что другой ключевой игрок в Леванте, Турция, в последнее время резко сбавила геополитические обороты на южном направлении, столкнувшись с обострением курдской проблемы. К слову, уже понятно, как Анкара собирается компенсировать этот отскок. Она, как это часто бывало, воспользуется своим привилегированным положением альтернативного транзитёра углеводородов (причём не только из Азии, но теперь и из России). В отличие от турок, защищённых от внешней угрозы своим статусом члена НАТО, саудиты не могут похвастаться собственным военным потенциалом. А ведь резкое усиление "Исламского государства" на месопотамских просторах бросает настоящий вызов не только Ираку или Сирии, но теперь и Саудовской Аравии. В конце декабря информагентства сообщили о том, что т.н. бригады Ярмук, наиболее дееспособные части сирийской оппозиции, подготовленные в Иордании по стандартам НАТО для войны с Асадом, в полном составе перешли на сторону ИГИЛ. Это было бы полбеды, если бы не ещё один слух: "Исламскому государству" в скором времени может наскучить воевать в пустынях где-то между Сирией и Ираком, поскольку в это самое время чуть южнее какие-то принцы лихорадочно сбывают такую приятную штуку, как нефть. Ведь если уж торговать ею на чёрном рынке, так с размахом, покуда она ещё в цене! ИГИЛ — это сунниты, выросшие из мрака иракской гражданской войны, верх в которой, пусть и весьма относительный, взяла шиитская группировка с формальной властью в лице теперь уже бывшего премьер-министра Ирака Нури аль-Малики. В идеологии "Исламского государства" привлекают внимание два обстоятельства. Во-первых, как это следует из его названия, ИГИЛ стремится построить собственный халифат прямо на территории доброго десятка других стран, чьи границы были "несправедливо нарезаны" британцами после распада Османской империи. Во-вторых, идейные вдохновители ИГИЛ, в отличие от салафитов, готовы взаимодействовать с традиционным исламом. А вот с ваххабитской "Аль-Каидой*" у ИГИЛ так и "не срослось" — вплоть до периода яростных вооружённых столкновений в начале прошлого года. По сути, ИГИЛ — это сила "против всех". Против шиитов Багдада и Тегерана. Против сирийских алавитов. Против курдов. И — туш! — против просаудовских салафитов. Не удивительно, что два месяца назад лидер "Исламского государства" Абу Бакр аль-Багдади назвал Саудовскую Аравию "главным отступником" и "союзником крестоносцев и иудеев" на Ближнем Востоке. Кстати: говорят, что этот господин будто бы считает "справедливой" цену нефти в $244 за баррель. При этом, что совсем удивительно, несмотря на громкие заявления Барака Обамы, который записал "Исламское государство" в список врагов западной цивилизации, серьёзно воевать с новоявленным "халифатом" Америка, похоже, не желает. Дело ограничивается бесполезными ударами с воздуха и ещё более бесполезной надеждой стратегов из "Стратфора" на то, что Турция, Иран и Саудовская Аравия, неожиданно объединившись, решат проблему ИГИЛ сами, без западной помощи.

    Всегда лучше готовиться к худшему

    Так что же будет дальше? Пожалуй, если здесь употребить слово "война", мы не погрешим против истины. И даже если сказать: "Большая война!" — это тоже будет близко к правде. Слишком уж много противоречий накопилось в регионе — и ещё больше выпущено на свободу джиннов разрушения. Эти джинны до недавнего времени сдерживались, с одной стороны, железной рукой светских режимов, от Каддафи до Саддама, а с другой стороны — высокими ценами на нефть, так или иначе повышающими уровень жизни нескольких сот миллионов ближневосточных жителей. Первых уж нет, а вторые — падают в бездну. Неконтролируемое "Исламское государство" является в этой весёлой картинке лишь "вишенкой на торте", даже если предположить, что в реальности ИГИЛ действует по указке Америки, и все сорок тысяч его бойцов — это глубоко законспирированные агенты ЦРУ. Впрочем, до тех пор, пока танкеры без помех выходят из Персидского залива, а иранские муллы не сбрасывают "нюку" на Тель-Авив, регион пребывает в относительном спокойствии. Кого-то режут, свергают, лишают собственного государства — но всё это происходит в рамках древних правил Большой Игры на Большом Ближнем Востоке. Последние пять тысяч лет тут всегда так. Ну, а Россия… Нам, как всегда, лучше готовиться к худшему. Не к цене нефти в десятку долларов за баррель, так к новой войне на Северном Кавказе или в среднеазиатском подбрюшье. А лучше, к тому, другому и третьему одновременно. Это и будет настоящей Realpolitik. Денис Тукмаков

    * Организация запрещена на территории РФ.

    Автор: Алексей Громов
    Загрузка...
    Triangle Created with Sketch.
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях