Лента новостей
Поиск
loop
Общество
Сколько беженцев ни корми, они на Украину смотрят

Сколько беженцев ни корми, они на Украину смотрят

11:44  4 Января 2015
1773

Сколько беженцев ни корми, они на Украину смотрят

Ростов-на-Дону принял на себя основную волну беженцев с Украины в разгар военного конфликта в Донбассе. Гуманитарная помощь для людей, бежавших от войны, шла на берега Дона со всей страны. Сотни украинских семей до сих пор остаются в России, не имея возможности уехать домой. Многим из них возвращаться просто некуда. Корреспондент Федерального агентства новостей пообщался с сотрудником отдела по церковной благотворительности и социальному служению епархии Ростова-на-Дону, который помогает беженцам с момента их появления в России, и узнал, как сегодня уживаются в Ростове-на-Дону представители братских народов.

Самоотверженность обездоленных

«Летом было очень тяжело, мы дежурили в местах размещения беженцев сутками, практически не спали, – делится воспоминаниями Дмитрий Крашников, сотрудник Отдела по церковной благотворительности и социальному служению Ростовской епархии. – Люди были запуганные, потерянные, бились в истерике. В палатках вместо 1000 человек жило по 1500, в адской жаре, без душа. У меня иногда было ощущение, будто я в дурдоме: люди были абсолютно невменяемы, в глазах у них непонятно что было… Для примера, у нас была установка: не давать им телефоны. Я все-таки дал одной женщине позвонить, и через пару минут у меня уже не было 1500 рублей – людей было не остановить». В палатках вместо 1000 человек жило по 1500, в адской жаре, без душа В палатках вместо 1000 человек жило по 1500, в адской жаре, без душа Как рассказывает Дмитрий, волонтеров допускали к работе с беженцами только после предварительного инструктажа не только психологами, но и сотрудниками спецслужб. В частности, предупреждали о том, что вместе с настоящими беженцами в Россию хлынула волна провокаторов с целью испортить отношения между россиянами и украинцами, озлобить людей друг на друга. «Это присутствовало, и мы это видели, – говорит он. – Были такие люди, которые вели себя так, чтобы нам захотелось сказать: «Приехали тут, права качают!» Этот ход удался, так как не все задумывались, что это могут быть провокаторы, а не реальные беженцы». Тем не менее, когда в октябре в Ростовской области произошло наводнение, затопило несколько деревень, первыми откликнулись на призывы о помощи именно беженцы. «Чувство сострадания, надо признать, у них больше, чем у нашего брата, – считает Крашников. – Это было очень показательно, как они работали с нами во время наводнения. «Как я могу не помочь, если мне люди помогли?» - говорили они".

Россияне устали от великодушия

Отдел по церковной благотворительности и социальному служению Ростовской епархии переделал бывший универсам в склад гуманитарной помощи, где хранится больше 800 тонн гуманитарного груза. Ежедневно туда приходят за помощью 130-150 семей. Примечательно, что работают на складе и фасуют «народные обеды» для нуждающихся такие же беженцы: помогают своим же, причем не за зарплаты, а за еду. Раздают беженцам классический набор продуктов: гречку, сою, макароны, рапсовое масло, лук, морковь, изюм, консервы, а также предметы гигиены, детское питание. Работают на складе и фасуют «народные обеды» для нуждающихся такие же беженцы Работают на складе и фасуют «народные обеды» для нуждающихся такие же беженцы В конце лета, когда ситуация с жильем и едой была более-менее решена, беженцев начали поддерживать и морально: например, семьям выдавали билеты в аквапарк. Как говорит наш собеседник, «тут-то и начались разговорчики». Понятно, что не каждый житель Ростова-на-Дону может позволить себе билет в аквапарк за 1000 рублей, поэтому горожане слегка обиделись. Не меньшую обиду вызвало и то, что некоторым украинским семьям выдали путевки в Турцию под видом «ресоциализации». Много разговоров в городе вызвало также то, что Донской государственный технический университет выделил 500 внеплановых бюджетных мест для беженцев. Несмотря на благородство жеста, это повлекло недовольство россиян. Во-первых, повысились цены на учебу для коммерческих студентов. Во-вторых, сама идея казалась ростовчанам нецелесообразной. «Граждане Украины сейчас не видят своего будущего здесь, – рассуждает Дмитрий. – Какое бы государство ни было, у них там были пенсии, зарплаты, жилье. Даже те, кому дают возможность учиться, ненадежны: они вернутся в свою страну, как только ветер поменяется. Сегодня учатся, а завтра сорвутся домой». После этого поток помощи от ростовчан и из других городов заметно сократился. «Русский брат сначала загорается, бросается в омут с головой, а потом «забивает», – комментирует Дмитрий. По его словам, сейчас найти гуманитарную помощь для украинцев очень тяжело. «Я этих людей вижу каждый день, и они очень нуждаются, – говорит он. – Их зовут на копеечную зарплату. Никто их не зовет на 20 тысяч рублей. 15 – это потолок, который они могут заработать, учитывая то, что съем квартиры стоит 12 тысяч рублей плюс коммунальные услуги. Есть весомые организации, заводы - они дают квоты для специалистов. Многим даже дают жилье и хорошие зарплаты, но это единицы». Представители епархии общаются с украинскими беженцами каждый день Представители епархии общаются с украинскими беженцами каждый день Волонтеры сейчас с ужасом ждут зимних холодов и уверены, что зима приведет в Ростовскую область новых беженцев, но россияне уже не считают нужным помогать им: собирать вещи для пострадавших от войны становится все сложнее. Даже один из инициаторов сбора помощи в США, американец с русским именем Иван, который сейчас готовит к отправке 40-фунтовый контейнер, говорит, что среди американцев собирать помощь легче, чем в среде местных русских. Сегодняшние беженцы в Ростове-на-Дону очень отличаются от тех людей, которые спасались от войны летом. Они обустроились, обжились, нашли работу и пытаются выживать. Многие вернулись домой, но потом снова приехали в Россию: на родине для себя перспектив не видят. Как и в любом обществе, среди них есть разные люди: порядочные и мошенники, трудяги и бездельники, которые продолжают жить в своем стиле и на новой территории. Есть те, кто пришел в Ростов-на-Дону пешком, а есть такие, кто приехали на Lexus. Правда, живут в коммуналках по несколько семей и те, и другие, а в роскошных машинах хранят вещи: украинское авто в России не продать, а на бензин денег нет. Евгения Авраменко

Алексей Громов
Новости партнеров
mediametrics