Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Навальный бизнес

Навальный бизнес

16:51  30 Декабря 2014
1812

Алексей Навальный

Алексей Навальный

Политическая деятельность Алексея Навального является искусным прикрытием для его личной бизнес-системы, которая успешно выдается за благое дело – борьбу с коррупцией и социальную озабоченность, считает генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин.
Отчаянно любимый и так же искренне ненавидимый некоторыми публичный персонаж Алексей Навальный вполне сознательно дразнит общество, власти, отдельные социальные и профессиональные группы, а также несколько представителей российского истеблишмента. При этом Навальный и его команда ведут целенаправленную разоблачительную работу: достаточно мельком взглянуть на сайт ФБК, бизнес-деятельность и проявляют политическую активность в весьма специфическом, протестном секторе. Поэтому, в силу обстоятельств, он и сам, конечно, и его «соратники», являются предметом пристального изучения со стороны специалистов из разных гражданских институтов, спецслужб, следственных и правоохранительных органов.

Особенностью организации Навального и его команды, является, на мой взгляд, то, что любые политические и общественные start up проекты, за которые они брались и которые стараются реализовать, непременно могли бы быть развернуты (и разворачиваются) в полноценные бизнес-проекты. Иные просто не рассматривались в качестве перспективных и «умирали» еще на фазе «пробирования».

В результате ценой довольно серьезных усилий и, надо отметить, профессиональной работы из нескольких разрозненных (случайных) проектов была, в конце концов, создана стройная система по сбору средств со стороны благосклонной и заинтересованной публики, разных коммерческих и даже государственных структур.

Сегодня Навальный удачно эксплуатирует образ одного из лидеров российской оппозиции. В то же время, его биография имеет достаточно эпизодов, связанных с попытками выстраивания бизнес-систем, которые, впрочем, не всегда завершались успехом. А ведет он предпринимательскую активность с начала «лихих 90-х», конкретно с 1993 года…

Начав свою карьеру с организации «Кобяковской фабрики по лозоплетению», затем Навальный работал в банке «Аэрофлот» юристом, недолго пытался организовать парикмахерский бизнес (ООО «Несна», 1997), а затем, с 1998 года, оформлял сделки купли-продажи через ставшее позже знаменитым ООО «Аллект».

В перерывах, так как ООО «Аллект» до 2007 года не приносила много прибыли, в 1998-1999 годах Навальный работал юристом в девелоперской компании ST Group, принадлежавшей знаменитым московским братьям-бизнесменам Александру и Шалве Чигиринским. В 2000 году Навальный вместе со своими друзьями по учебе в РУДН выступил соучредителем еще одной компании - ЗАО «Н.Н. Секьюритиз», в которой он числился уже бухгалтером. Кстати, «Н.Н.» в названии компании означало «Нестеренко и Навальный». К тому моменту последний спешно и заочно получал второе высшее образование — в Финансовой академии по специальности «биржевое дело». В начале 2000-х годов Навальный был также учредителем еще одного бизнеса – компании ООО «Евроазиатские транспортные системы». Компания оказывала т.н. логистические услуги, а если проще - возила товары.

По утверждению самого Навального в свое время, доход, который приносили «Аллект», «Н.Н.Секьюритиз» и «Евроазиатские транспортные системы», позволил ему «заниматься тем, что нравилось, но не приносило денег», поэтому он и занялся политической деятельностью, с целью повышения личной капитализации, видимо. И это, скажем, забегая вперед, сработало…

Активистом и членом партии «Яблоко» Навальный стал еще в 2000 году, а к концу 2004 года он уже весьма активно участвовал в самых различных партийных проектах и в августе 2005 года он был включен в Общественный совет партии Центрального административного округа Москвы, в ноябре того же года стал одним из инициаторов создания Молодежной общественной палаты.

МОП была призвана усилить участие молодежи в различных законодательных инициативах. Если провести исторические аналогии, то сразу вспоминаются комсомольские инициативы конца 1980-х годов, когда началось активное вовлечение молодежного актива в законотворчество и общественную жизнь, а закончилось «диким капитализмом» и созданием «олигархов». Такие параллели должны были согреть душу Навального.

Именно с периодом политической активности Навального в партии «Яблоко» была связана учрежденная им в 2005 году совместно с Денисом Тереховым Некоммерческая организация «Фонд поддержки демократических инициатив», президентом которого Навальный и стал. С работой в «Яблоке», по всей видимости, также связано учреждение Навальным, уже в гораздо более приятном партнерстве, совместно с Марией Гайдар, другой некоммерческой организации – «Фонда поддержки молодежных программ».

Совмещение госфинансирования с радикальной политической активностью в дальнейшем стало одной из фирменных черт Навального-бизнесмена.

Однако на ранних этапах своей деловой активности Навальный разрабатывал самые различные бизнес-схемы. Под прикрытием партработы, например, было организовано т.н. «дело СПС», связанное с ООО «Аллект». При этом сам Навальный, напомним, не состоял в «Союзе правых сил», так как был на тот момент членом партии «Яблоко», однако это не помешало ему принять активное участие в предвыборной кампании СПС в 2007 году.

В апреле 2007 года между СПС и компанией «Аллект», связанной с Навальным, был заключен договор на оказание рекламных услуг. В общей сложности, от политической партии на расчетный счет ООО по договору поступило около 100 миллионов рублей. В свою очередь, по данным следствия, «Аллект» перечисляла полученные денежные средства на счета фирм, большая часть из которых имела неофициальный статус фирм-однодневок. По данному факту Главным следственным управлением Следственного комитета РФ было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ (мошенничество).

Интересно, что именно в декабре 2007 года Навальный был исключен из партии «Яблоко» - причины, понятно, не уточняются, а уже в 2008 году начал активно заниматься другим проектом: защитой прав миноритарных акционеров. Для этих целей он примерно на 300.000 руб. купил акции пяти нефтегазовых компаний: «Роснефти», «Газпрома», «Лукойла», «Сургутнефтегаза», «Газпром нефти».

Акции позволяли ему требовать от компаний раскрытия дополнительной информации о действиях менеджмента и в случае отказа обращаться в судебные органы, требуя реализации своих прав. Все свои действия Навальный активно освещал через блог в «Живом журнале», делая их заведомо публичными.

Публичность такого рода работала в нескольких направлениях: повышала узнаваемость бренда «Навальный», давала определенную гарантию общественной защиты (эти механизмы еще предстояло выстроить) и априори повышала расценки на услуги.

Например, одна из «проб пера» Навального - публикация отчета Счетной палаты о «Транснефти» - вызвала колебания на рынках акций, что впоследствии привело к интересу к подобным публикациям блогера со стороны профильных правоохранительных органов (МВД, в частности). По неофициальным данным, с ним даже была проведена беседа и вынесено предупреждение о том, чтобы он в дальнейшем воздерживался от использования инсайдерской информации на рынке. В дальнейшем Навальный, насколько это известно, от подобной деятельности благоразумно отошел, однако трансформировал ее в нечто более масштабное.

К 2008 году Навальный создал еще один оффшор – кипрский - Alortag Management Limited, который стал учредителем российской компании ООО «Главное подписное агентство» (Главподписка), номинальным директором которого выступил знакомый братьев Навальных – Леонид Запрудский. С этой компаний связано одно из самых громких уголовных дел в отношении самого Алексея Навального и его брата Олега.

Впрочем, наряду с «чистым бизнесом», Навальный продолжал эксплуатировать и старые политические связи. Так, в начале 2009 года, после своего назначения губернатором Кировской области, Никита Белых, бывший в свое время лидером СПС, назначил Навального своим внештатным советником, которым тот и оставался, также недолго - до 2010 года. В этот период Навальный, уже с привычными жестами, выступил соучредителем некоммерческой организации «Фонда поддержки инициатив губернатора Кировской области», который должен был реализовать программу «Чистый город», предполагающую проведение конкурсов по благоустройству столицы Кировской области.

Известно, что советники Белых, в числе которых, был и Навальный, выдали незамысловатую схему: подключить к финансированию фонда как можно более широкий круг местных предпринимателей. Для этих целей они и посылали бизнесменам письма с настойчивыми предложениями финансово поддержать начинания губернатора.

По всей видимости, отдельные помощники Белых значительно превышали свои полномочия. Так, в июле 2009 года был задержан руководитель целевых программ Кировской области Роман Шипов. Ему были предъявлены обвинения в мошенничестве в особо крупном размере. По версии следствия, Шипов требовал от одной из кировских компаний 1,5 млн рублей за одобрение уже выполненных, но еще не принятых работ для областного департамента промышленного развития, а также эти средства кировских предпринимателей предназначались как раз для НКО «Фонд поддержки инициатив губернатора Кировской области».

Такая опасная ситуация требовала и экстренных мер. Поэтому в 2009 году Навальный уже сдавал квалификационный экзамен в адвокатской палате Кировской области, получая адвокатский статус. В том же году он создал юридическую компанию ООО «Навальный и партнеры», однако ровно через год, с момента ухода Навального с поста советника кировского губернатора, в 2010 году, эта компания была спешно ликвидирована, а сам Навальный перевёлся подальше от Кирова - в Московскую городскую адвокатскую палату.

В Москве, городе больших возможностей, в качестве адвоката, Навальный получал финансирование от американского «Института современной России» Павла Ходорковского, сына Михаила Ходорковского (да-да, того самого!). Сын Михаила Ходорковского учредил институт на деньги отца вместе с бывшим управляющим партнером адвокатского бюро «АЛМ Фельдманс» Павлом Ивлевым. Интересно, что одним из попечителей института выступает Марджери Краус, основатель APCO Worldwide, вашингтонской консалтинговой компании, которая ведет лоббистские кампании по всему миру.

Консалтинговая и исследовательская деятельность очень заинтересовали Навального и его дальнейшая активность была сосредоточена именно в этой области. В 2011 году, по инициативе Навального, появилась Некоммерческая организация «Фонд борьбы с коррупцией», а первыми публичными донорами фонда стали сын основателя «Вымпелкома» бизнесмен Борис Зимин и бывший менеджер «Альфа-групп» Владимир Ашурков.

По внутренней информации ФБК, «враги» (объекты расследования) командой Навального подбирались далеко неслучайно. Например, судя по некоторым признакам, Владимир ЯкунинИгорь СечинИгорь Шувалов были, скорее всего, так сказать, «заказаны» по коммерческой линии. А вот Вячеслав ВолодинСергей Шойгу и Сергей Собянин шли по «разделу» - «удары по системе», но, опять же, с сугубо утилитарными целями.

В случае с Володиным, по нашему предположению, имел место шантаж властей для регистрации «Партии прогресса» Навального, которая испытывает серьезные затруднения в регистрации, но позиционирует эту проблему как «противодействие властей». В случае с Собяниным это было похоже на попытку застолбить участки на московском рынке госзакупок, предварительно поучаствовав в презентационной для себя кампании на выборах мэра Москвы.

Интересно, что Навальный и его ФБК ни разу «не работали по либералам» – Аркадию ДворковичуАлексей Кудрину и т.п., доходило до смешного: на прямые вопросы почему, следовало полное игнорирование того, кто задал неудобный вопрос.

Сегодня деятельность ФБК носит координирующий характер и, видимо, предполагается, что под эту деятельность будут выделяться гранты. Помимо этого, ФБК концентрирует средства, собранные путем прямых пожертвований на свою деятельность. С этой целью совершается спам-рассылка с использованием данных граждан, собранных в 2013 году во время «волонтерской страды» - из числа сторонников Навального-кандидата. Жалобы на эту рассылку с предложениями сделать пожертвования довольно распространены в соцсетях.

Большую роль в институализации Навального в качестве «политика», известного как «лидер протеста», сыграло участие, как уже упомянуто, в досрочных выборах мэра Москвы в 2013 году.

На этих выборах Навальный, как известно, был выдвинут кандидатом от партии «РПР—Парнас», скорее всего, по инициативе своего доброго знакомого Бориса Немцова. В дальнейшем, Навальный неоднократно оказывал тому ответную любезность, поддерживая начинания этого деятеля. Интересно, что выдвинуться на самом деле, так сказать, «в реале», ему помогли московские «единороссы». Кстати, тогда в московском отделении «Единой России» не вполне понимали зачем и, судя по всему, восприняли данную инициативу федеральных властей (о помощи оппозиционным кандидатам в прохождении муниципальных фильтров) с неохотой и даже враждебно. Однако это не помешало команде Навального, вошедшей во вкус и вовсю трепавшей «единороссам» нервы, воспользоваться любезностью своих политических оппонентов.

Руководителем избирательного штаба Навального, как известно, стал его приятель, на тот момент уральский политик Леонид Волков, не имевший опыта проведения кампаний такого уровня. С самого начала было ясно, что шансов у оппонентов Собянина было ничтожно мало, однако целью команды Навального, похоже, была «раскрутка бренда», а не победа. В этом ключе штаб, собственно, и действовал…

Навальный, конечно, приобрел определенную популярность к началу выборных процессов, однако эта популярность была сконцентрирована среди достаточно узкого слоя московских избирателей, что не позволяло рассчитывать на широкую поддержку и, как результат, победу на выборах. Впрочем, за желанием принять участие в выборах мэра Москвы могла стоять и более приземленная цель, нежели желание войти в большую политику.

Ряд фактов, которые стали известны уже после окончания кампании, позволяют предполагать, что команда Навального имела существенные финансовые мотивы участия в мэрских выборах и при подготовке к ним. Так, во время выборов мэра, Навальному удалось привлечь к финансированию свой компании ряд бизнесменов из сферы высокотехнологичного бизнеса. Они были обласканы сторонниками Навального в соцсетях за свою щедрость, которая преподносилась еще и как смелость в условиях якобы несвободных выборов и «авторитарного» режима. Понятное дело, что никаких политических последствий для бизнесменов не наступило, более того, они получили дополнительную рекламу своим компаниям - да кто об этом сейчас помнит?

Соратники Навального в настоящий момент являются фигурантами уголовного дела о нарушениях при финансировании избирательной кампании своего подопечного. Следователи подозревают, что некоторые из них - Константин ЯнкаускасНиколай Ляскин и Владимир Ашурков могли похитить серьезные суммы их тех средств, что были перечислены гражданами на организацию кампании.

Согласно разработанной схеме финансирования кампании Навального, желающим его поддержать предлагалось перечислять средства через платежные системы на счета его близких друзей, а они уже от своего имени перечисляли деньги на избирательный счет кандидата. В результате в эти «электронные кошельки» поступило более 10 миллионов рублей, которые перечислили, в том числе, и анонимные пользователи, как из России, так и от иностранных плательщиков, имеющих зарубежные IP-адреса. Разработанная схема финансирования кампании, в результате, как утверждают в правоохранительных органах, помимо присвоения средств, позволила Навальному отчасти скрыть средства своих разовых спонсоров и создать видимость массовой поддержки своей политической фигуры.

Кроме этого, Навальный и его команда рассчитывали и на некоторый режим благоприятствования при участии в гостендерах на московской площадке и, позже, как оказалось – и в других регионах. В настоящее время следственные органы занимаются расследованием возможных злоупотреблений во время «гостендеров» с участием гражданской жены Ашуркова – Александрины Моркво и ряда ее фирм. Дело в том, что команда Навального, скорее всего, использовала презентацию на выборах для того, чтобы усилить свои позиции на «тендерной площадке» - как мэрия откажет своему политическому оппоненту, когда в любой момент ее могут обвинить в предвзятом отношении к нему?

Таким же незамысловатым приемом пользуется, например, Украина на международном уровне, обвиняя Россию в агрессии в свой адрес и, пользуясь случаем, не платит за поставленный газ в объеме, оговоренном договорными обязательствами.

Методы, которые сегодня использует Навальный и его сторонники, позволяют предположить, что его бизнес-деятельность не прекратилась с приходом в публичную политику, напротив, она стала более активной и успешной, просто приняв «скрытый» характер. Такая ловкость позволила некоторое время поддерживать высокий тонус при выстраивании бизнес-системы, которая вполне успешно выдается за благое дело – борьбу с коррупцией и социальную озабоченность.

Кстати, к концу 2014 года, по известным обстоятельствам, сразу два относительно давних соратника оппозиционера – Владимир Ашурков и Леонид Волков – стали, своего рода, «зарубежными эмиссарами» Навального. Если Волков анонсировал свою трудовую эмиграцию заблаговременно до участия в кампании-2013 (он реализует свой собственный IT-проект в Люксембурге, но, и это видно, отчаянно скучает по российским реалиям), то отъезд Ашуркова был обставлен как побег на Запад, по всем канонам шпионского боевика. К чести Волкова надо сказать, что экс-глава избирательного штаба Навального пока отказывается от жертвенно-политического позиционирования. Однако публичная риторика бывшего уральского политика, в общем, оставляет значительный люфт для попытки, так сказать, «триумфального возвращения» в российскую политическую жизнь.

Перебравшись в Великобританию, Ашурков заявил о себе, как о жертве «российского режима», опасающегося политического преследования, и, как и большинство российских «политэмигрантов», поселился в фешенебельном районе Лондона.

Любопытным является и парадоксальное несоответствие публичного позиционирования, как Ашуркова, так и Волкова, с тем, чем персонам в действительности приходилось заниматься, плотно взаимодействуя с Навальным в 2013 году.

Например, Волков в ходе московских выборов занимался технической координацией деятельности штаба, преимущественно - работой с людьми, но очевидными были публичные попытки представлять себя едва ли не в качестве главного «эффективного менеджера» и профессионального технолога. Ашурков, напротив, занимался организацией и выведением стандартов расследовательской работы, занимался вопросами финансирования. Однако и у него также были замечены попытки позиционировать себя в качестве самостоятельного, узнаваемого политического лица. На фоне сложной судьбы самого Навального такие расхождения между желаемым и реальностью в дальнейшем вполне могут «раздробить» команду на три самостоятельные ячейки из-за нереализованных амбиций ее участников.

Пока актуальным остается вопрос о том, стали ли Волков и Ашурков своего рода «финансовыми агентами» Навального за рубежом, аккумулируя финансовые ресурсы, предоставляемые зарубежными сторонниками оппозиционера?

Если говорить о Волкове, то он, похоже, уже ответил на данный вопрос. Материалы открытых источников формулируют определенные вопросы к сети контактов политика, выделяя среди них «профессионального революционера», серба Марко Ивковича, но более знаковым фактом является поддержка Волковым несостоявшейся в общероссийском масштабе акции в поддержку так называемой «федерализации Сибири».

Относительно организации данного, так сказать, мероприятия, существуют разные версии, однако его «нероссийское происхождение» очевидно, хотя бы судя по тому, как сильно в его «раскрутке» оказались задействованы многие американские эксперты и российские политтехнологи, так сказать, «на содержании». Ныне они активно посещают сибирские регионы, выступая за суверенизацию территорий. Речь идет, скорее всего, о «коммерческом заказе», так как проект, к слову, реализуется против политического тренда на фоне высоких рейтингов верховной власти.

Примечательно, что активизация Волкова и Ашуркова на европейской арене совпадает с началом политической карьеры Михаила Ходорковского. На фоне весьма лестных, на грани сервильности, заявлений Навального в отношении Ходорковского было бы уместно предположить, что переговоры о совместных действиях уже не только ведутся, но и получили некоторое развитие.

Во всяком случае, сведениями о грантах, выделяемых Ходорковским совместно с Навальным (или через него) некоторым общественным деятелям, соцсети уже полны. В данном случае внимательный наблюдатель отметит, что эта активность возросла как раз в тот момент, когда США решили активировать проект по ведению т.н. «санкционной войны» в отношении России с озвученной Бараком Обамой целью – ослабить экономику и вытеснить Россию с энергетического рынка Европы. Напомним, что Навальный даже рекомендовал, через американские СМИ, Госдепу США кого именно из россиян стоит включить в т.н. «санкционные списки», а Ходорковский прямо ратует за смещение Владимира Путина с поста президента РФ. На каком основании, правда, не уточняется.

В результате, политтехнологическое «рейдерство», имиджевые атаки под видом антикоррупционной деятельности, шельмование судов, которое было «обкатано» Навальным и его сторонниками по знаковому «делу Pussy Riot» и т.п. практику, конечно, нужно рассматривать с сугубо прагматической точки зрения, в качестве драйвера для развития бизнес-системы и ее защиты.

Характерные действия Навального и эволюция его бизнес-системы позволяют подойти к выводу о том, что, в его действиях, на первый взгляд, социально значимых (борьба с коррупцией и т.п.), просматриваются вполне корыстные мотивы.

Руководствуясь этими мотивами, его команда «расчищает» себе поле деятельности, действуя под «крышей» поддержки сторонников (поклонников), которых вполне можно уже идентифицировать, как, так сказать, «устойчивое сообщество сектантского типа», члены которого склонны к информационному (пока) насилию над несогласными с тем, что их лидер (босс, вождь и т.д.) и его жена Юлия – идеальны и даже «богоподобны».

Сегодня эта бизнес-система выстроена на личных эмоциях самого Навального, членов его команды и сторонников, даже его оппонентов и фигурантов его расследований. Эти эмоции, положительные и особенно отрицательные, как выяснилось, хорошо продаются.

Бизнес, выстроенный на эмоциональной составляющей, - весьма специфичен и неизбежно сопровождается разными формами мошенничества. Весьма трудно удержаться в правовом поле, как самим его организаторам, так и субъектам такого бизнеса. В результате, чтобы удержаться «на плаву», основным «драйвером» существования такой системы становится искусство произвольно делать «белое черным, а черное – белым», исходя из своих собственных предпочтений на данный момент времени. Для этого технологи, обслуживающие такой бизнес, отключают критическое осмысление тезисов лидера группы.

По сути, команда Навального использовала опыт исторических тоталитарных систем, но для организации своего небольшого «филиала». Вопрос состоит в том, готовы ли его сторонники в какой-то момент оказаться сильно «обманутыми вкладчиками» со сдвинутыми набекрень мозгами, требующими серьезной психологической реабилитации?

Алексей Мухин

Алексей Громов
Новости партнеров

mediametrics