Российских фанатов ждет искушение «евромайданом»

Российских фанатов ждет искушение «евромайданом»

17.12.2014 12:42
793

Фанаты

Фанаты "Спартака" Важную роль в успехе государственного переворота на Украине зимой 2014 года сыграли организованные группировки футбольных фанатов, которые широко использовались для поддержки «Евромайдана» как в Киеве, так и в регионах. Может ли та же схема сработать и в России?

Боевой отряд "Евромайдана"

«ВСЕ группировки «ультрас» на Украине поддержали Майдан. Причем в самой агрессивной форме. Они были костяком местных выступлений, – пишет, например, известный украинский блогер yurasumy. – Приезжие гастролеры (обычно до 20 человек) только занимались руководством и стратегией. Местные «ультрас» обычно уже все имели: примитивное уличное оружие, знание местности, чувство локтя. Причем численность этих группировок в масштабах страны была значительной. До нескольких сотен активных «фанов» на клуб высшей лиги. И до сотни на клуб первой лиги. А это уже 5-7 тысяч человек. Своего рода ландвер Майдана. Причем это только видимая часть айсберга (тот, что был на виду у милиции). Каждый «ультрас» мог в среде молодежи набрать целую команду «мяса» (друзья, однокласники, одногрупники)... В конечном итоге, Майданом (кукловодами Майдана) были «наняты» и остатки местных малолетних группировок (по Сумам совершенно точно), которые особо по строению не отличались от «ультрас» (у них просто интересы были изначально денежными. Всё остальное то же)». Официальная версия трагических событий в Одессе 2 мая 2014 года, результатом которых стала гибель 44 противников «евромайдана», фиксирует активное участие в столкновениях фанатских группировок клубов «Черноморец» (Одесса) и «Металлист» (Харьков), матч между которыми состоялся в тот же день. Однако, поскольку матч начался в 18.30, а столкновения сторонников и противников «евромайдана» шли непрерывно с 15.00 до позднего вечера, совершенно очевидно, что одни и те же лица не могли одновременно и присутствовать на трибунах стадиона «Черноморец», и громить палаточный городок «антимайдана» на Куликовом поле, а затем — поджигать Дом профсоюзов, где искали спасения подвергшиеся нападению люди. К тому же, распространенное 3 мая официальное заявление ФК «Металлист» утверждает, что «в период наиболее ожесточенных противостояний все фанаты «Металлиста» уже находились на оцепленном вокзале, пребывая в поезде и на перроне... Наш клуб категорически отвергает какие-либо обвинения в участии своих болельщиков в беспорядках». Разумеется, речь идёт о членах официального фан-клуба «Металлиста», которым фанатское движение отнюдь не исчерпывается, что продемонстрировало последующее развитие событий в том же Харькове, где группировки футбольных «ультрас» на протяжении последних месяцев принимали активное участие в столкновениях с противниками новых киевских властей. Действительно активную поддержку «евромайдану» оказывали фанаты киевского «Динамо», днепропетровского «Днепра», львовских «Карпат», ровенской «Волыни» и ряда других футбольных клубов Украины. Но к их числу не относились ни донецкий «Шахтер», ни луганская «Заря», ни симферопольская «Таврия», ни ужгородское «Закарпатье». Так что утверждения уважаемого украинского блогера несколько расходятся с действительностью.

Тень «Манежки»

В России футбольные фанаты также не раз становились участниками уличных беспорядков, в том числе с общественно-политических подтекстом. Наиболее известные случаи – погромы в самом центре Москвы после матча Япония—Россия на чемпионате мира по футболу 9 июня 2002 года, а также массовые беспорядки на Манежной площади 11 декабря 2010 года после убийства болельщика «Спартака» Егора Свиридова выходцем с Северного Кавказа. Уже после «Манежки» в Москве и Петербурге вновь проходили массовые митинги и марши фан-клубов, чьи участники также становились жертвами конфликтов с мигрантами. Была информация и о том, что футбольные фанаты участвовали и в беспорядках в столичном районе Бирюлево в октябре 2013 года. Могут ли «неформальные» социальные структуры – такие как группировки футбольных фанатов – быть задействованы в российских аналогах «евромайдана», «пристегнуты» к политическим акциям оппозиции какого-либо окраса? Ответ на эти вопросы может быть, скорее всего, отрицательным.

От "фанатиков" - к фанатам

Отечественное фанатское движение зарождалось в начале 1970-х годов и представляло собой весьма «модернистский» на то время проект, в оформлении и реализации которого активную роль играли советские спецслужбы. Сам термин «фанатики» применительно к футбольным болельщикам впервые озвучил писатель Аркадий Арканов в эпохальной статье «Ставлю на «Днепр»!» опубликованной журналом «Юность» (1972, №3). Но тогда он означал только самых преданных болельщиков клуба, а вовсе не принадлежность к особой молодежной субкультуре. Но «вброс» был сделан — и вброс на самую активную, «прогрессистскую» молодежную аудиторию, взахлёб читавшую именно этот журнал. «Точкой отсчёта» для движения собственно футбольных фанатов следует считать вылет из высшей лиги чемпионата СССР в 1976 году популярнейшего московского «Спартака», девятикратного чемпиона страны. В турнире первой лиги 1977 года у «Спартака» и сформировалась первая группировка фанатов, не только посещавшая все домашние и выездные матчи команды, но также исповедовавшая «новый стиль боления»: одежда в клубных красно-белых цветах, коллективное исполнение кричалок и речевок, конфликты с болельщиками других команд: сначала только словесные, а затем и физические. Ветеран фанатского движения basilevs вспоминает: «Помнится, глубокой слякотной осенью в теплом уголке уютного и почти родного пивбара на Полгоре у нас состоялся шумный разговор с болельщиками других команд. Обсуждали позже ставшую знаменитой статью Юрия Зерчанинова в журнале «Юность» (снова «Юность»! — В.В.) «Страсти вокруг «Спартака». У автора в конце были слова: «Футбольный сезон завершен, но страсти вокруг «Спартака», который с триумфом возвратился в высшую лигу, не утихают. Красно-белые на трибунах теперь ждут, что их возрожденный для великих деяний «Спартак» бросит решительный вызов киевским динамовцам, а вслед затем и…». Кому «и» — нам, спартачам, было понятно, но поклонники других команд называли Зерчанинова полным идиотом, охваченным бредовыми идеями величия народной команды... В сердцах и по пьяни наши оппоненты пытались растоптать журнал «Юность». Но мы его отбили (этот экземпляр до сих пор трепетно хранится в моей библиотеке), — мы-то верили в народную команду». Триумфальное возвращение «Спартака» в высшую лигу чемпионата СССР по футболу (1978 год — 5-е место, 1979 год — победа в первенстве) стало катализатором «фанатской революции» по всей стране. К началу «перестройки» футбольные, хоккейные и прочие спортивные «неформалы» были уже широко распространены и хорошо организованы по клубному принципу, так что фанаты, скажем, футбольного вильнюсского и баскетбольного каунасского «Жальгириса» вместе бились против московских «коней», болельщиков ЦСКА. Более того, фанаты в тот период впервые заявили о себе как о «настоящих» болельщиках, совершенно разрушив традиционную культуру «боления» на стадионах. И те, кто приходил туда просто посмотреть на матчи любимой команды, начинали чувствовать себя «людьми второго сорта», поскольку не щеголяли в клубных «розах» и прочем «прикиде», не устраивали бои с «противниками» стенка на стенку, не помогали «своим» в реальной жизни словом и делом, и так далее...

Россия - не Украина

После 1991 года околоспортивные российские фан-движения для многих молодых стали не просто увлечением, а своего рода «школой выживания», «фирмой», дававшей и средства, и смысл существования. Тем более, что контроль данной среды со стороны спецслужб, хоть и не исчез полностью, но резко ослабел, и, что называется, «агентура отвязалась». Но уже с конца 90-х маятник качнулся в другую сторону, что и привело ко множеству разномасштабных конфликтов внутри фанатского движения, которые иногда прорывались наружу в описанных выше формах. А на Украине фан-структуры по большей части прибрали к рукам хозяева футбольных клубов, олигархи, превратив их в некое подобие «частных охранных предприятий» пополам с «некоммерческими неправительственными организациями». Многие тренировочные лагеря НКО, впоследствии объединенных на «Евромайдане» под вывеской «Правого сектора», работали как молодежные спортивно-оздоровительные лагеря. А после чемпионата Европы по футболу 2012 года, основной страной-хозяйкой которого была Украина, в фанаты и будущие активисты «Евромайдана» потекли массы юных добровольцев. Ну, и позицию СБУ, которую некоторое время возглавлял небезызвестный Александр Турчинов, а большинство кадровых офицеров проходило стажировку на Западе, со счетов сбрасывать не стоит. Недаром же после победы «Евромайдана» центральный офис «бэзпэки» на улице Руставели украсился, наряду с флагом Украины, и звездно-полосатым американским стягом. …Политические позиции российских олигархов внутри страны не так сильны, как украинских, российские спецслужбы не являются филиалом АНБ, как украинские, националистические идеи – хоть русские, хоть антирусские, — не определяют мировоззрение и действия крупнейших фанатских структур России. Поэтому ожидать от них какой-то заметной политической активности, сопоставимой хотя бы с активностью украинских «ультрас» во время «Евромайдана», не приходится. Что лишний раз продемонстрировал памятный опыт «болотных» протестов зимы 2011/2012 годов. Владимир Винников

Алексей Громов
СМИ рассказали о новом вооружении Росгвардии
Закрыть