Лента новостей
Поиск
loop
Общество
ЦБ спасает монополистов за счет народа — эксперт

ЦБ спасает монополистов за счет народа — эксперт

20:04  17 Декабря 2014
872

Обвал рубля «схлопнул» российскую экономику

Обвал рубля «схлопнул» российскую экономику Черные понедельник и вторник, сопровождавшиеся сначала беспрецедентным падением курса рубля, а потом его «метаниями» наподобие температуры у лихорадящего больного, напугали не только рядовых граждан, но весь российский бизнес - даже те отрасли, которые формально не зависят от курса доллара. Граждане кинулись в банки и обменники, чтобы по любому курсу обменять дешевеющие на глазах рубли, или в магазины, чтобы «на всю оставшуюся жизнь» запастись по старым ценам иномарками, холодильниками, телевизорами, телефонами и другой техникой. К россиянам, обчищающим магазинные полки, присоединились «шоп-туристы» из соседней Финляндии, которые свои удачные покупки потом с удовольствием обмывали в наших ресторанах, удивительно «подешевевших» для обладателей евро. При этом ритейлеры уже активно повышают цены. В частности, временно, до пересмотра прайсов, заморожена продажа продукции компании Apple. Тем временем некоторые банки перестали выдавать россиянам кредиты, в том числе на автомобили, даже отечественного производства, а на рынке иномарок возник острый дефицит: их просто смели, расхватав даже машины, на которые уже успели поднять цены. Опустошены все склады в магазине ИКЕА, который уже объявил о предстоящем повышении цен на свою мебель. Продавцы хотят вымолить разрешение на возврат «кризисных» ценников в у.е., а гастарбайтеры собираются вернуть метлы и мастерки россиянам: из-за падения курса рубля иностранным рабочим стало просто невыгодно работать - их денежные переводы домой сократились вдвое. Мировые банки сворачивают операции с рублем, замораживаются поставки товаров в торговые сети. При этом поставщики предупреждают, что при отказе платить по новым ценам товары просто не будут поставляться. Резко пошел на убыль зарубежный туризм. «Ко мне едет съемочная группа "девятки" (9-го русскоязычного канала израильского ТВ) - спрашивать, как у нас с туризмом из России и какие перспективы. А я даже не знаю, как сформулировать без мата», - пишет в Facebook блогер и владелец израильской турфирмы Игорь Торик. «В наших общих интересах как можно быстрее навести порядок на валютном рынке», - заявил премьер-министр России Дмитрий Медведев, пояснив, что нестабильность рубля опасна и для граждан, и для банковской сферы, и для реального сектора. Слабый рубль бьет по всей экономике, и не останется ни одного человека, который бы это не почувствовал, считает председатель совета Петербургской ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка Алексей Третьяков. — Есть хоть кто-то в России, кто хотя бы теоретически может выиграть от того, что за одно евро теперь можно получить гораздо больше рублей, чем раньше? — спросил у Алексея Третьякова корреспондент Федерального агентства новостей. — Ну, кого-нибудь найти можно всегда. Знаете известную поговорку: если вас съели, у вас все равно остается два выхода? – пошутил Алексей Третьяков. – А в реальности, конечно, ничего положительного в этой ситуации нет. Это касается всех российских предприятий и вообще всего российского производства. Во-первых, мы забываем, что российское производство во многом зиждется на импортных комплектующих, импортном оборудовании, импортных технологиях. То есть многие вещи только условно можно назвать российскими. И понятно, что теперь любая импортная составляющая автоматом летит вверх в цене. Это первое. Второе: когда мы говорим об импортозамещении, то понятно, что значительную часть нашей экономики надо переоснащать. Это опять же технологии, оборудование и т.д. А это можно купить только в кредит. Но кредитные ставки с учетом последних действий ЦБ сделали кредитование уже бессмысленным. Но это только первый пласт. А второй пласт сводится к следующему. Все равно мы вступили в очевидный кризис, а в кризис потребление «схлопывается». А вслед за «схлопыванием» потребления «схлопывается» и производство. Значит, мы имеем сокращение производства, безработицу и следующий виток падения потребительского спроса. И далее это раскручивается по спирали. В нормальной капиталистической экономике классический экономической выход из этой ситуации начинается со стимулирования потребления. Оно стимулируется дешевыми потребительскими кредитами и дешевыми кредитами для производства. И третий момент – то, что зависит от государства: оно минимизирует издержки. То есть в данный момент речь идет о том, что госкорпорации, госмонополии (в разных странах они называются по-разному) должны вести себя скромнее. — Вы намекаете на «Роснефть» и на слухи, что именно она причастна к обвалу рубля? — Нет, я намекаю не только на «Роснефть». Здесь шире. Когда у топ-менеджера крупной корпорации зарплата 5 миллионов в день, то о чем мы говорим? Когда у соседней госкорпорации, сидящей на другой ветке углеводородов, зарплата руководителя 25 млн долларов в год, то это тоже как-то странновато. Но это не главное. Самое главное другое. Вот, скажем, совершенно официально разрешили РЖД поднять тарифы на грузоперевозки. Дело в том, что у нас и так страна большая, и железнодорожные перевозки - одни из самых дорогих в мире. А в результате сейчас мы мало того что делаем перевозку неподъемной по стоимости, плюс ко всему мы, по сути, еще и рвем страну на куски. Ту же импортную рыбу мы, скажем, могли бы заменить дальневосточной, но при такой стоимости перевозки треска превратится в форель. Следующий момент. Тоже из официально оглашенных. Наша петербургская комиссия по тарифам тоже разрешила естественным монополистам поднять тарифы по максимуму. А это опять же стоимость электричества, а она неизбежно входит в цену любой единицы продукции. А пресловутый налоговый маневр, когда все налоги по максимуму постарались переложить на внутреннего потребителя? Это тот же рост стоимости бензина. И цена литра бензина опять же заложена в каждой единице продукции. Поэтому если говорить аккуратно, то я плохо понимаю логику действий нашей власти. А если говорить неаккуратно, то я ее отлично понимаю. В данном случае все исключительно нацелено на интересы правящей верхушки и крупной буржуазии. За счет народа, как обычно. — Ну да, сегодня россияне сметают с полок, например, холодильники, отложенный спрос будет надолго удовлетворен, и завтра эти магазины, возможно, прогорят. Но ведь есть-пить человеку нужно каждый день. Ну, например, поддержит правительство деньгами беднейших, чтобы они от голода на улицу не вышли, но производителям продовольствия в условиях уменьшения конкуренции, возможно, станет только лучше? Или нет? — В австрийской школе экономики есть понятие «нефтяного пятна». Суть очень простая. Проблему в конкретной области уподобьте нефтяной капле. А теперь представьте, что вся экономика – это гладь озера. Попробуйте на эту гладь уронить эту каплю. Представьте, каким огромным, хотя и тончайшим пятном эта капля растечется по всей поверхности. Точно так же действуют механизмы и в реальной экономике, и в жизни. Попробую объяснить, как говорится, на пальцах. Условно говорим про холодильники. Сегодня все закупились, завтра этот магазин холодильников стоит без работы – он банкротился. Значит, владельцы магазина холодильников уже не имеют денег, чтобы поехать в турпоездку, а работники уже не пойдут в ресторан или в хорошую парикмахерскую. Значит, следом разоряется турфирма, парикмахерская и т.д. Вы наверняка видели, как срабатывает так называемой «принцип домино», когда одна упавшая костяшка запускает весь механизм падения. На самом деле в экономике происходит то же самое. Если мы вышибаем одну отрасль, то это неизбежно начинает отражаться на всех остальных. Вот, например, торговля. Завод произвел холодильники, но эти холодильники еще нужно довезти до магазина, который к этому времени уже разорился. Значит, разоряется и транспортная компания. Все их офисы пользуются канцелярскими товарами, то есть разоряется и компания канцелярских принадлежностей. Эти люди еду на работу заказывают – значит, разоряется кейтеринг. И т.д. Подобные механизмы действуют и во всех остальных отраслях. Невозможно говорить, что, например, проблема только в дорогих грузоперевозках, а остальных это не касается. Это касается всех. И купировать эти проблемы обязано государство, для чего, собственно, и существует Центробанк и все остальное. Но на сегодняшний день я вижу, что речь идет о другом. — А что, по-вашему, сегодня должен был бы делать ЦБ? — Если говорить о локальных вещах, то многие экономисты уже дали свои рекомендации. Речь в первую очередь идет о том, что ЦБ должен очень жестко взять за горло банковскую систему с точки зрения борьбы со спекулянтами. В мире уже давным-давно разработаны разные варианты борьбы со спекулятивными сделками на бирже. Это и колоссальные налоги на такого рода операции, и фиксация валютных остатков, не буду всего перечислять – это профессиональные вещи. На самом деле такие механизмы есть. Но дело в том, что в базисе все равно лежит гениальная ленинская фраза «Государство есть аппарат насилия в интересах правящего класса». Вспомните предыдущий кризис. Куда мы жахнули все деньги из национальных фондов? На спасение крупного бизнеса. Собственно, и сейчас все выстраивается вокруг спасения крупного бизнеса. Ведь паника во многом возникла из-за того, что все наши крупные корпорации перекредитованы, и им надо возвращать долги на Запад. Но, в конце концов, вся страна не должна платить за дела этих ребят. Не могут заплатить – пусть банкротятся. А оказывается, нет, этого нельзя, это «священная корова». И я в данном случае говорю не только про «Роснефть», это далеко не единственная такая корпорация. — Но разве банкротство той же «Роснефти» или, например, «Газпрома» не ударит бумерангом по всей российской экономике? — Я в данном случае говорю не про «Роснефть» и не про «Газпром». У нас корпоративный долг, если мне память не изменяет, 600 миллиардов долларов, и это не только «Газпром» с «Роснефтью». Бог с ними, раз это госкорпорации, про них пусть будет отдельный разговор. Но есть масса других крупных корпораций… Короче говоря, все эти проблемы очень удобно анализировать с точки зрения марксистско-ленинской диалектики: вот хоть расстреляйте, но работает, - со смехом резюмировал председатель совета Петербургской ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка Алексей Третьяков. Елена Янкелевич

Алексей Громов
Новости партнеров
mediametrics