Поиск
Лента новостей
Лента новостей
Закрыть
Новости Сирии
Сирия: армия гомосексуалистов объявила войну боевикам ИГИЛ
Политика
Зачем Путин простил Узбекистану долги
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Зачем Путин простил Узбекистану долги

    10:34  11 Декабря 2014  /обновлено: 18:34  27 Октября 2015
    15120

    Владимир Путин и Ислам Каримов договорились по важным вопросам

    Владимир Путин и Ислам Каримов договорились по важным вопросам Президент России Владимир Путин посетил с официальным визитом Ташкент, в ходе которого объявил о списании Узбекистану многомиллионного долга. Эксперты задаются вопросом: зачем в условиях экономической нестабильности в самой России делать такие подарки режиму Ислама Каримова? На какие преференции рассчитывает Москва?

    Хождение за море

    По пути в Индию президент России Владимир Путин прибыл с официальным визитом в Ташкент. Провел плодотворные переговоры с Исламом Каримовым, бессменным лидером Узбекистана с 1989 года. Простил многомиллионную задолженность. Поставил подпись под несколькими соглашениями. Чего же Путин хотел от Ташкента? Чего добивался своим визитом в солнечную страну? Для чего понадобилось списывать очередной долг в условиях нарастающего кризиса? Перефразируя известный вопрос, "Зачем нам кормить Узбекистан?" Попробуем разобраться. Все двадцать с лишним лет после распада СССР главная проблема России в отношениях с Узбекистаном заключалась в том, что мы мало что могли ему предложить — и ещё меньше могли на него повлиять. Из всех государств СНГ лишь далёкий Туркменистан зависел от нас меньше. Прочный режим Ислама Каримова был самодостаточен. Каримов и сейчас держит в узде всю страну — опираться для этого на российские штыки, ресурсы или деньги ему без надобности. Мы торговали, конечно, — но, хотя общее торговое сальдо было в пользу России, Узбекистан эффективно использовал огромный российский рынок для сбыта газа и урана, своих текстильных и сельскохозяйственных товаров, а также автомобилей с завода GM Uzbekistan. Ещё активнее Узбекистан пользовался нашим рынком труда: сегодня число узбекских трудовых мигрантов в России только по официальным данным составляет 2,28 млн человек. В прошлом году они отправили переводами на родину 6,63 млрд долларов — 12% узбекского ВВП! В остальном Россия Каримова не интересовала. Даже когда в 2005 году в узбекском Андижане произошли беспорядки — до боли смахивавшие на попытку очередной "оранжевой революции" на постсоветском пространстве, власти Узбекистана прекрасно справились сами. Беспощадно подавили бунт — и от их страны на время отстали. В течение нескольких лет до этого Ташкент имел отличные отношения с Вашингтоном и даже предоставил американцам свой аэродром Ханабад под военно-воздушную базу для операции против афганских талибов. Каримовское государство неплохо себя чувствовало и в составе блока ГУАМ, имеющего ярко выраженную антироссийскую позицию, который ради Узбекистана даже прибавил к своему названию дополнительную букву "У" — став ГУУАМом. И хотя после Андижана отношения Ташкента с США испортились, это не явилось поводом взглянуть в сторону России по-новому: вместо этого Узбекистан начал сближаться с Китаем. Не случайно, побыв пару годков, с 2006-й по 2008-й, в составе Евразийского экономического сообщества, Узбекистан попросту вышел из организации "из-за сомнений в её эффективности". Даже узбекское участие в Шанхайской организации сотрудничества скорее следует расценивать как жест уважения в адрес Пекина, а не Москвы.

    Что нужно Москве?

    И вот теперь Путин приехал в Ташкент. Что же случилось? Оказалось, что произошло — и ещё может произойти — кое-что важное, касающееся и России, и Узбекистана. Несколько месяцев назад Россия отказалась от импортных товаров западных стран, примкнувших к санкциям Вашингтона и Брюсселя, — и теперь активно ищет альтернативные источники продовольственной продукции. Этим поискам были посвящены визиты российских высокопоставленных лиц в страны Латинской Америки, в Китай и Турцию — а теперь и в Узбекистан. Поиски оказались плодотворными. Подготовка к подписанию 10 декабря российско-узбекского соглашения "Об основных направлениях развития и углубления экономического сотрудничества" шла как минимум с сентября. Буквально пару недель назад стороны приняли решение — учредить совместный проект по созданию в Узбекистане производство по переработке плодоовощной продукции специально для российского рынка. После этого президентам оставалось лишь скрепить этот замысел подписями. А еще Россия в последнее время занята расширением "углеводородных" контактов с миром — то есть поиском как новых рынков сбыта, так и дополнительных источников сырья. Узбекистан, чьи запасы "голубого топлива" оцениваются в 5 трлн кубометров, представляет значительный интерес на этом поле, особенно в контексте наших газовых споров с Европой и прикидок новых газотранспортных трансевразийских маршрутов. Кроме того в Узбекистане уже присутствуют "Газпром" и "Лукойл" — и они явным образом хотели бы получить новые преференции: например, минимизировать местные аппетиты китайской CNPC. А ведь помимо углеводородов Узбекистан обладает значительными запасами ценных металлов: от золота (4-е место в мире по запасам) до урана (7-е место в мире). Таким образом, путинский визит в Ташкент вполне укладывается в новую внешнеполитическую логику Москвы — на фоне западных санкций искать политических и экономических союзников по всему миру, не брезгуя ни одной "второстепенной" державой. Второстепенных и, тем более, "второсортных" государств в таком вопросе просто не бывает.

    Что нужно Ташкенту?

    Что же, в свою очередь, нужно от России Ташкенту — помимо списания долга и шанса расширить свою долю на российском рынке? Увы, у Узбекистана наметились серьёзные проблемы военно-геополитического характера. Республика граничит с Афганистаном, из которого вот-вот должны быть выведены миротворческие силы, — и это крайне беспокоит узбекистанские власти. На пресс-конференции после переговоров с российским президентом Ислам Каримов так прямо об этом и сказал: "Cерьёзным испытанием для стран, которые граничат с Афганистаном, и других близлежащих территорий станет вывод миротворческих сил АСЕМ из Афганистана до конца текущего года и в следующем году и связанные с этим вызовы, угрозы региональной безопасности и стабильности". С очевидностью можно утверждать, что Узбекистан в одиночку не сможет сдержать военную агрессию афганских исламистов, если они вдруг решатся обрушиться на северного соседа или "всего лишь" устроят хаос на границе для комфортного перехода "героиновых караванов". Здесь нужно правильно понимать фразу "в одиночку". Все эти годы, ведя себя обособленно и не желая подолгу оставаться в общих структурах безопасности, вроде ОДКБ, Узбекистан не озаботился налаживанием добрососедских отношений с ближайшими соседями — и прежде всего, с соседями по Ферганской долине. Достаточно вспомнить недавние узбекско-таджикские столкновения, завязанные частью на "техносферные" вопросы (строящаяся в Таджикистане на реке Вахш Рогунская ГЭС и выбросы алюминиевого завода ТАЛКО способны серьёзно осложнить экологическую обстановку ниже по течению стекающих в Узбекистан рек), а частью — на застарелую межэтническую вражду. Далеко не всё ладно и в отношениях между Ташкентом и Бишкеком: яркое тому подтверждение — беспорядки в городе Ош 2010 года. Отношения двух стран до сих пор остаются напряжёнными: на встрече Путина и Каримова должна была, в частности, обсуждаться тема прекращения поставок узбекского газа в южные районы Киргизии. Трезвомыслящие политики и эксперты осознают, что единственным посредником между враждующими сторонами, гарантом мира и стабильности в среднеазиатском регионе может быть только Россия. Фактически, Ташкент предлагает Москве вернуться к её исконной роли гармонизатора конфликтов в сердце Евразии. В свою очередь Кремль прекрасно понимает, что в случае большой среднеазиатской заварухи больно будет всем, включая Россию, в которую в этом случае, как минимум, хлынут многотысячные потоки беженцев с юга. Всё говорит о том, что отношения России и Узбекистана должны отныне развиваться по нарастающей. Явным свидетельством этого могла бы стать активизация интеграционных усилий Ташкента по направлению к Евразийскому экономическому союзу. Денис Тукмаков

    Автор: Алексей Громов
    Загрузка...
    Triangle Created with Sketch.
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях