Лента новостей
Поиск
loop
Общество
Врач: Мы склеивали разбитую ампулу от наркотика, чтобы не попасть за решетку

Врач: Мы склеивали разбитую ампулу от наркотика, чтобы не попасть за решетку

9:48  11 Декабря 2014
1778

Пока власти решают, где поднажать, а где ослабить, пациенты продолжают страдать и умирать

Пока власти решают, где поднажать, а где ослабить, пациенты продолжают страдать и умирать Использование медицинских наркотиков для многих врачей стало табу из-за бюрократических препон и несоразмерного наказания. Строгие правила вынуждают врачей совершать абсурдные действия: например рыться в помойке в поисках случайно выброшенной ампулы. В результате, боясь реальных тюремных сроков, эскулапы предпочитают и вовсе отказаться от применения медицинских наркотиков. А их пациенты кончают жизнь самоубийством из-за невозможности избавиться от невыносимой физической боли.

Боль и бюрократия

«Закручивание гаек» и несколько показательных судебных процессов привели к тому, что врачи стали просто отказываться от использования наркотиков (здесь и далее имеются в виду медицинские препараты). Причем речь идет не об отдельных специалистах – практически все стационары Петербурга отказались не только от наркотиков, но и от сильнодействующих обезболивающих. Одна из причин этому – фатальная забюрократизированность: в процесс получения препарата для одного только пациента вовлекаются минимум три человека, тратится целая кипа бумаги на заявления, справки, разрешения. «С учетом всей сложности и проблемности этих лекарств, мы просто отказались от их использования», - говорит завотделением урологии, нефрологии и трансплантации почек петербургской больницы №31 Сергей Будылев.

Доходит до абсурда

Но трата времени на «бумажную кутерьму» - ничто по сравнению со страхом перед возможным наказанием. Ведь за любой промах, будь то не поставленная кем-нибудь подпись или разбитая ампула, – врачу грозит уголовное наказание. Этот страх и является основной причиной отказа эскулапов от наркотиков, а иногда и вовсе толкает на, казалось бы, абсурдные действия. «Был у меня случай, когда я взялся за ампулу пальцем, который был обработан спиртом. В итоге у меня на пальце отпечаталось название, ампула пустая, я в шоке. И так мне пришлось просидеть полночи, чтобы утром руководству предъявить: вот ампула, вот палец, вот надпись – я ничего не подделал и не украл. Или в ходе операции умирает пациент, там кутерьма такая… и бывает, берешь и выбрасываешь эти ампулы в помойку, а потом надеваешь сапоги, перчатки и лезешь в помойку, перерываешь пакеты с мусором , ищешь. Иначе твой дом - тюрьма », - рассказывает Будылев. Врач-педиатр одной из больниц в Ленобласти рассказал корреспонденту Федерального агентства новостей и вовсе невероятную историю: когда несколько врачей собирали с пола осколки случайно разбитой ампулы из-под промедола и наклеивали их на скотч. Сами врачи все эти меры называют «драконовскими» и бессмысленными. «Если говорить о наркозависимости и наркоманах, то промедол , морфин – это так… «святая вода» для них, не та концентрация наркотического вещества в этих препаратах, чтобы вызвать «кайф». Та, концентрация, которая нормальным людям снимает боль, для наркомана - капля в море», - считает врач уролог-андролог петербургской больницы №31 Андрей Селиванов.

Сомнения медиков

На днях глава ФСКН Сергей Иванов заявил о необходимости обеспечить большую доступность медицинских наркотиков для больных. И вроде бы посыл правильный, только врачи не верят в скорое изменение ситуации и даже наоборот говорят о еще большем ужесточении. «Ни о каком послаблении речи нет. Недавно реланиум убрали из соматических отделений, его уже внесли в список, он только в реанимации и в операционной и списывают его как наркотик. Даже трамадол, который является сильным обезболивающим, в нем и наркотического нет ничего, тоже только под списание. Говорят, что и кетанов тоже скоро будет в списке сильнодействующих препаратах. Все к тому идет», - говорит Сергей Будылев. Сомнения медиков имеют под собой основания. Так, около полутора лет назад правительство уже предпринимало попытку изменить сложившееся положение. Тогда был издан приказ 1175-н, дающий право выписывать сильнодействующие препараты не только онкологам, но и любым врачам, ведущим пациента по данному заболеванию, без комиссии. При этом специалист может сам выбирать препарат и его дозировку. Но не сработало, оказывается, окончательное решение о необходимости привлечения комиссии принимает главврач. И далеко не каждый руководитель согласиться взять на себя такую ответственность. Поэтому приказ вроде бы и есть, а по факту не реализуется.

Беда аптечная

Но проблема не только во врачах и процедуре получения рецепта. Человеку, получившему заветную «бумажку», предстоит пройти еще один круг ада - найти лекарство в аптеках. «В Петербурге только около 10 аптек имеют лицензию на продажу наркотических средств. А пациентов, я вас уверяю, очень много», - говорит эксперт фармацевтического рынка Руслан Древаль. Объясняет он это тем, что продажа наркотических средств совершенно нерентабельна с коммерческой точки зрения. Наркотические средства не дорогие и одна только транспортировка и хранение обходятся в аптеке в весьма приличные суммы, тогда как продажа никакой прибыли не приносит. Порой из-за невозможности достать лекарства через аптеку, люди вынуждены вызывать "скорую помощь", чтобы снять болевой приступ. «Такие случаи периодически бывают. У нас с этим проще, чем, например, в стационарах, хотя конечно, так же списываем все по журналу. Однако впечатление о доступности такой помощи обманчиво. При тяжелых травмах и переломах мы используем промедол без вопросов. С онкологическими больными сложнее, применить наркотик врач "скорой помощи" может лишь по звонку заведующего, который подтвердит наличие заболевания у пациента и то, что у него не было возможности получить лекарство в аптеке», - рассказывает врач "скорой помощи" в Ивангороде Андрей Кузьмин.

Неясные перспективы

Сами врачи считают, что контроль нужен, но он должен быть адекватным, и следить за этим должны люди, имеющие медицинское образование. «К великому сожалению, как и везде в нашей стране, медициной руководят не медики, строят не строители. Нам эти все препоны устроили не медики. Нас же проверяет кто? Служба наркоконтроля, милиция и им все равно, что ты врач, что ты сутки отработал и закорючку не поставил», - говорит Будырев. А пока власти решают, где поднажать, а где ослабить, пациенты продолжают страдать и умирать. На всю страну прогремели случаи самоубийств тяжелобольных людей, которые не выдержали борьбы с государственной системой. Самым известным стало самоубийство контр-адмирала Вячеслава Апанасенко, офицер предпочел застрелиться лишь бы избавить себя и родных от унижения. Любовь Лепшина

Алексей Громов
Новости партнеров
mediametrics