Сотрудничество в сфере безопасности

Общество

Автор Telegram-канала «Мост через Босфор» рассказывает, как Анкара пытается закрепиться на Черном континенте.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 17 февраля заявил, что Анкара продолжит укреплять отношения с Африкой и анонсировал очередной визит на континент в конце текущей недели. На этот раз турецкий лидер посетит Конго и Сенегал.

В конце прошлого года Анкара организовала третий по счету «Саммит партнерства Турция - Африка» под лозунгом «Расширенное сотрудничество во имя совместного развития и процветания». Участие в нем приняли 16 лидеров африканских стран и 102 министра, в том числе 26 глав внешнеполитических ведомств. В рамках мероприятия Эрдоган пообещал передать африканским странам 15 миллионов доз турецкой вакцины Turkovac. Событие натолкнуло международных экспертов на мысль, что таким образом Турция пытается закрепить за собой роль одного из ключевых игроков в борьбе за Африку.

Почему Анкара стала уделять столь пристальное внимание региону и чего ждет Турецкая Республика от взаимоотношений с Черным континентом, разбирался автор Telegram-канала «Мост через Босфор».

С момента основания республики Анкара развивала связи с несколькими странами Северной Африки, однако ее отношения с государствами к югу от Сахары стали складываться относительно недавно.

Все началось с того, что в конце прошлого века Анкара решила исправить ситуацию и перестать игнорировать африканский континент. Специально для этого турецкие власти разработали концепцию, реализация которой, впрочем, началась лишь спустя семь лет - в период пребывания Эрдогана на посту премьер-министра. Будущий президент объявил 2005-й «Годом Африки», фактически положив начало второму этапу работы по развитию отношений с регионом.

Третья и более активная фаза турецкой экспансии пришлась на период после попытки госпереворота в 2016 году. Если в начале 2000-х количество турецких диппредставительств в Африке ограничивалось несколькими единицами, то к 2022-му оно достигло 43. Последнее посольство было открыто в Того в октябре прошлого года. По заявлениям турецкой стороны, Анкара намерена довести этот показатель до 50.

В целом схема внедрения Турции во внутриполитическую жизнь африканских стран уже отлажена. Сразу после того, как в том или ином государстве начинает работать дипмиссия республики, за ней появляются филиалы турецких предприятий, отделения некоммерческих правительственных организаций, благотворительных фондов и бизнес-ассоциаций, которые служат своеобразными инструментами «мягкой силы».

Активнее всего в этом процессе задействованы: Turkish Airlines («Турецкие авиалинии») - летают более чем в 50 стран;

* Турецкое агентство сотрудничества и координации (TIKA) - выделяет гранты на строительство инфраструктурных проектов;

* Информационное агентство Anadolu - имеет широкую корреспондентскую сеть;

* Институт Юнуса Эмре (YEE) - предоставляет возможность изучения турецкого языка, занимается повышением узнаваемости, авторитета и престижа республики;

* Фонд «Маариф» (TMV) - управляет дошкольными учреждениями и средним образованием;

* Управление по предотвращению и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций (AFAD) - имеет несколько представительств по всему региону;

* Совет по внешнеэкономическим связям (DEIK) - деловая организация для бизнес-сообщества;

* Ассоциация независимых промышленников и бизнесменов (MUSIAD) - еще одна бизнес-ассоциация для предпринимателей;

* Управление по делам религии Турции (Diyanet) - занимается религиозной просветительской деятельностью, направляет своих сотрудников в местные мечети.

Деятельность турецких НКО легко находит отклик у африканцев - особенно у категории граждан моложе 30 лет. Именно с этой возрастной группой в первую очередь работает турецкая «мягкая сила».

Несмотря на это, эксперты отмечают, что в Африке туркам приходится конкурировать с такими странами, как Китай, Россия, Бразилия, Индия, Бельгия, Франция и Германия - их позиции в регионе куда крепче. Однако Анкара в сравнении с той же Францией не имела колониального прошлого на Черном континенте - на это и делает ставку нынешнее турецкое руководство.

Разумеется, интересы турок в регионе далеко не бескорыстны, и усиление дипломатических связей со странами Африки имеет за собой куда более масштабные цели. Следующим этапом в схеме расширения присутствия Турции является навязывание сотрудничества в сфере обороны и безопасности. Иными словами, дипломатия и мягкая сила становятся важным подспорьем на пути внедрения в торговую сферу и экспорта военной продукции.

Президент Эрдоган, рассказывая о целях Анкары в Африке, не скупится на громкие заявления и утверждает, что ключевым мотивом Турции является желание «вместе побеждать, вместе развиваться и вместе расти». Разглагольствуя о планах по передаче африканским странам технологий и опыта, турки декларируют свою внешнюю «бескорыстность», но прекрасно осознают, что в Африке нет необходимой для этого инфраструктуры.

Свою искренность можно доказать инвестициями, но они у Турции в сравнении с другими странами, присутствующими на континенте, невелики. Вложения Анкары в местную инфраструктуру составляют лишь около 6 миллиардов долларов, в то время как инвестиции Индии - 54 миллиардов, а общий объем вливаний Китая в государства Африки к концу 2020 года превысил 43 миллиарда долларов.

Главное для Анкары - это продвижение собственной продукции. Турецкий экспорт в 2021 году достиг почти 225,5 миллиарда долларов. Доля стран Африки в нем - 8,5% с 19,4 миллиарда долларов. По сравнению с 2020-м он вырос на 36%, а в целом с 2017 года объемы поставок турецкой продукции в африканские страны увеличился вдвое.

Ведущими импортерами турецкой продукции являются страны Северной Африки: на их долю приходится 12,25 миллиарда долларов. Запад региона покупает товары на 3,36 миллиарда долларов, восток - на 1,98 миллиарда, Южная Африка и острова - на 1,23 миллиарда. Центральная Африка может похвастаться показателем лишь в 0,5 миллиарда долларов.

Традиционно до недавнего времени на военно-промышленном рынке стран южнее Сахары наблюдалась высокая французская активность. Однако в последние годы Париж утратил свои позиции. На место Франции, по мнению аналитиков, пришли Россия и Китай. По этой причине турки считают Москву и Пекин своими главными конкурентами на континенте.

Если взглянуть на цифры экспорта оборонной промышленности Турции в Африку за первые 10 месяцев 2021 года, можно заметить, что он составил 288,5 миллиона долларов, увеличившись в 6 раз по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. Налицо растущий интерес африканских стран к оборонной продукции, предлагаемой Анкарой.

Согласно данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира (СИПРИ), доля Африки в мировой торговле оружием в период с 2016 по 2020 годы составила порядка 7%. Она не считается высокой, однако, как полагают турецкие аналитики, расходы на оборону в регионе демонстрируют тенденцию к развитию. Этому способствует ряд причин - в частности, растущие угрозы террористической и сепаратистской деятельности.

Учитывая потенциальный рост, турецкие эксперты советуют своему оборонпрому активнее действовать на континенте, запуская совместные научно-исследовательские и оборонно-промышленные проекты со странами региона.

Африка - не новый рынок для турецкой оборонной промышленности. На протяжении длительного времени компании республики пытались продвигать свою продукцию, но добиться видимых результатов им удалось лишь относительно недавно. Сегодня работа по увеличению экспорта на африканский рынок ведется под эгидой Управления оборонной промышленности Турции (SSB).

За последние годы эта структура заключила соглашения в оборонной сфере с более чем 25 африканскими странами, включая Нигерию, Нигер, Руанду, Сенегал, Конго и Мали. Управление также работает над открытием своих офисов в Африке для более тесного развития сотрудничества.

Список стран, в которые турки поставляют продукцию своего ОПК, постепенно растет. Главным образом речь идет о тактических колесных бронированных машинах, автоматических ружьях, снайперских винтовках. Кроме того, Марокко, Нигер и Тунис уже приобрели у Анкары боевые БПЛА Bayraktar TB2 и Anka-S.

Последняя пятилетка продемонстрировала существенный рост интереса африканских стран к турецкому оружию. Например, экспорт продукции ОПК в Сомали с 2019 по 2020 годы увеличился на 4957%, а в период с 2020 по 2021 год продажи вооружений в Буркина-Фасо и Чад показали прирост более чем в 1900%. Кроме того, а этот же период было зафиксировано увеличение объемов поставок турецкого оружия в Эфиопию на 5000%.

Также известно, что нигерийская армия уже несколько месяцев пытается заключить сделку с Анкарой по беспилотникам Bayraktar TB2, но санкции, введенные Вашингтоном и Оттавой в отношении основных комплектующих турецких БПЛА, задерживают переговоры.

Тема сотрудничества турок с африканцами не ограничивается поставками вооружения. Еще одним решением, которое продвигает Турция в диалоге со своими партнерами в регионе, являются услуги частных военных компаний - а именно ЧВК SADAT.

В свое время SADAT использовала лагеря на территории Сирии и Турции для обучения наемников, которых затем отправляла в Ливию, где они впоследствии принимали участие в боях на стороне Правительства национального согласия (ПНС). Предполагаемое количество обученных SADAT бойцов, впоследствии прибывших на ливийскую территорию, варьируется от 15 до 20 тысяч человек.

Соглашение между ПНС и турецким правительством от 2019 года стало своеобразной «витриной», призванной продемонстрировать пример сотрудничества с Анкарой остальным африканским государствам. Какие-то страны уже пригляделись, хотя подобные предложения нуждаются в дополнительной материальной стимуляции.

К примеру, два года назад Турция выделила 5 млн долларов совместным контртеррористическим силам Нигера, Мали, Буркина-Фасо, Мавритании и Чада. Главным условием предоставления кредита стало приобретение турецкого вооружения. Позже Анкара и Ниамей подписали соглашение, в рамках которого Нигер обязался обеспечить площадку для присутствия турецких военных на своей территории. Также турки планировалось привлечь к охране границ Буркина-Фасо и Мали.

Очевидно, что Анкара на этом не остановится. Наработанная схема с продажей вооружения и присутствием турецких ЧВК будет предлагается всем государствам Черного континента, куда ступила нога турецких дипломатов и НКО.