Лента новостей
Поиск
loop
Общество
Обитатели московской "общаги" сражаются с миллиардером

Обитатели московской "общаги" сражаются с миллиардером

17:57  3 Декабря 2014
1278

Как обитатели общежития сражаются с российским миллиардером

Московский суд принял решение о выселении граждан из общежития Трехгорки в пользу нового собственника Трехгорной мануфактуры, который сначала обанкротил предприятие, а потом решил освободить общежития от их обитателей. Первая попытка выселения была предпринята в 2012 году. Людям отключали коммуникации, не пускали в дома, избивали, разрушали им стены и полы. В августе 2014 года арбитражный суд Москвы перевел одно из общежитий в жилищный фонд города, а из другого общежития суд и приставы помогают выселять людей. Выселение должно было состояться 28 ноября, однако приехал только один пристав, который перед видеокамерамии огласил решение о переносе исполнительных действий на 3 декабря. 3 декабря в дом по адресу: Большой Трехгорный переулок, 15, строение 2, должны были явиться судебные приставы с тем, чтобы начать выселение из дома семьи Полубариновых. Однако посещение, по словам пристава, с которым связались Полубариновы, было снова отложено "на неопределенный срок». До сегодняшнего дня посещение пристава назначалось уже дважды: на 24 и 28 ноября. В обоих случаях выселение не состоялось. На этот раз пристав сообщил, что «передал дела в вышестоящие инстанции», на доследование. Однако позже Валентина Полубаринова отправилась к приставам и получила информацию о том, что выселение могут начать уже на следующей неделе, после 6 декабря. Дом переведен в нежилой фонд в 2004 году, но первые потуги на выселение жильцов появились только в 2007 году. Тогда после жалоб жильцов дело замяли. Однако в 2012-м, когда Валентина Полубаринова подала иск об улучшении жилищных условий, эпопея с выселением началась заново. В то время работники "Фемиды» были особенно усердны: в доме их силами ломались полы, проламывались стены, а под эгидой ремонта подпиливались и несущие деревянные перекрытия. В ответ на иск Полубариновой владелец общежития Олег Дерипаска подал встречный иск о выселении жильцов и… выиграл. Благодаря регулярным стараниям Валентины, которая писала в прокуратуру, администрацию президента и множество других возможных и невозможных инстанций, выселение пока не произошло. Но в сентябре этого года Полубариновы выяснили, что на их банковские карты «наложен арест»: по итогам заседания суд взыскал с трех женщин судебные издержки в размере чуть более тысячи рублей с каждой. Валентина Федоровна Полубаринова проживает в общежитии аж с 1987 года, с тех пор как вышла замуж и молодую семью переселили в семейный корпус общежития. Сейчас сложно поверить в то, что когда-то это общежитие было более «элитным»: соседний корпус по адресу: Большой Трехгорный, 15, строение 1, давно выглядит совсем иначе после капитального ремонта. А вот многострадальный второй корпус уже лет 20 как не ремонтировали, и с улицы он вообще не похож на жилой дом: часть окон забита досками, старые деревянные рамы грозят развалиться, а само здание огорожено высоким металлическим забором. Как обитатели общежития сражаются с российским миллиардером Дверей в половине проемов просто нет: судя по всему, они выкорчеваны вместе с дверной коробкой У дома с самого утра, помимо полицейской машины, дежурили несколько человек в синем камуфляже - охранники от ООО «Фемида», фирмы, по официальной версии, взявшей дом в аренду, как поясняют жители Трехгорки. С какой целью стоят они там и чего ждут, неясно. На входе в подъезд немолодые уже на вид мужчины строго поинтересовались у меня: "Куда собралась?" Как обитатели общежития сражаются с российским миллиардером Коридор общежития намекает, скорее, на заброшенный дом на окраине Единственная, судя по всему, металлическая дверь в доме - дверь в подъезд. Вхожу. Окно вахтера то ли заклеено, то ли заколочено с обратной стороны, надпись на двери подъезда изнутри: "Грязь». Коридор общежития намекает, скорее, на заброшенный дом на окраине: огромные, на треть ширины коридора, дырки в полу, кое-как прикрытые бывшими дверями. Дверей, кстати, в половине проемов просто нет: судя по всему, они выкорчеваны вместе с дверной коробкой, а «дверью» в душевую оказывается голубая занавеска. Как обитатели общежития сражаются с российским миллиардером Огромные, на треть ширины коридора, дырки в полу, кое-как прикрытые бывшими дверями – Охрана здесь постоянно сидит. А усиленная охрана вот в такие дни только приезжает, в связи с вот этими процессами, - поясняет Валентина. – То есть они живут здесь? – Да, живут. У них комната отдыха, они пользуются всем, что есть, моются, разве что мыло наше не трогают, а так все… Я хожу с работы рано, подхожу к дому в девять утра, а они эту калитку в заборе закрыли на цепь, и замок висит. За все время, пока в общежитии хозяйничает «Фемида», происходило много различных неоднозначных ситуаций, от довольно тривиального, но серьезного избиения молодого мужчины, пришедшего в общежитие в гости, до печальной смерти одного из охранников, который в течение нескольких месяцев спивался, проживая в общежитии и «охраняя» его. Несмотря на угнетающую жилищную ситуацию, кучу бумажной волокиты и неизвестное будущее, Полубариновы настроены оптимистично. – Буду теперь писать в жилотдел по полной программе, Трехгорка - жилотдел, Трехгорка - жилотдел, буду отжимать, буду стараться, - говорит Валентина. – Не выселят, отстоим свои права на жизнь, - добавляют обе дочери Полубариновой. – Судебный пристав сказал: «Я не приеду и без меня никто не имеет права вас выселять», - сообщает старшая Полубаринова. Несмотря на то, что семья Полубариновых стоит в очереди на жилье уже 17 лет, они до сих пор проживают в теперь уже официально нежилом помещении. Официальная прописка у семьи вроде как есть, но она - в соседнем общежитии, в котором, разумеется тоже живут люди, которые тоже там прописаны. На вопрос «Куда вы пойдете, если вас все-таки выселят?», Полубариновы отвечают, смеясь: «Пойдем спать в холле прокуратуры», - но всерьез на вопрос так и не отвечают. Возможно, потому что и сами не знают. Екатерина Жульева

Алексей Громов
Новости партнеров
mediametrics