Интернет и бумага все стерпят, а архивы они почистят

Общество

Федеральное агентство новостей негативно относится к идеологии и деятельности террористических организаций. Сведения об истории, деятельности, воззрениях, целях и преступлениях экстремистских и террористических организаций и их членов приводятся исключительно в информационных целях и не являются пропагандой. Текст отражает взгляд автора на описываемые события.

В этом году на официальном уровне на Украине будут широко отмечать 80-летие создания Украинской повстанческой армии✱ (УПА* - организация запрещена на территории РФ). Считается, что эта террористическая организация была создана 14 октября 1942 года, с 2015 года в этот день в честь нее празднуется государственный праздник День защитников и защитниц Украины. Это не рабочий день. Однако эта дата является вымышленной, как и практически все факты, героизирующие эту «армию» на современной Украине.

В статье «Была ли создана УПА 14 октября 1942 года?» интернет-издание «Украинская правда», созданное в 2000 году вскоре убитым журналистом Георгием Гонгадзе и которое трудно заподозрить в любви к России, очень убедительно доказывает надуманность этой даты.

Оно пишет: «Впервые документ ОУН* (организация запрещена на территории РФ), в котором шла речь о создании УПА в 1942 г., был выдан в «Бюро информации Украинского Главного Освободительного Совета» (выпуск 1, апрель 1948 года). Как говорилось в этом «святочном (праздничном) приказе Главного Командира УПА» Романа Шухевича, маленькие вооруженные группы, которые формировались на Полесье для борьбы с немцами и большевистскими партизанами, "дали начало новым формам освободительно-революционного движения - Украинской повстанческой армии». Якобы все убедительно, если бы не причина и дата издания документа. «Святочный» приказ вышел 14 октября 1947 года, то есть обратным числом! Ни одного документа, который бы регламентировал формирование УПА в октябре 1942 года, как и источника, который бы репрезентовал делопроизводство этой воинской структуры до апреля-мая 1943 года, не выявлено. Документы УПА, если такая структура действовала с осени 1942-го, должны были бы сохраниться, но их нет. В 10 томах «Новой серии Летописи УПА», которую благодаря поддержке украинской диаспоры с середины 1990-х годов выдает Институт археографии, документы УПА, датированные октябрем 1942 - апрелем 1943, отсутствуют. Самый ранний источник, который имеет подпись «Главная Команда Украинской Повстанческой Армии», написан 20 мая 1943 года. Он опубликован во 2 томе упомянутого сборника архивных источников».

Действительно, в указанном выпуске «Бюро информации УГОС» было опубликовано следующее постановление: «В октябре 1942 года на Полесье были созданы первые вооруженные отряды, которые дали начало Украинской повстанческой армии.

1. Для фиксирования этого исторического момента день 14 октября объявляется днем создания УПА.
2. Для чествования этого момента день 14 октября, который совпадает с историческим казацким праздником Покрова, вводится как праздничный день УПА.
30 апреля 1947 года.
Украинский главный освободительный совет».

Если бы такую статью «Украинская правда» опубликовала сейчас, то в лучшем случае осталась бы без лицензии. Однако она была написана 22 октября 2007 года, когда украинские журналисты еще имели возможность писать правду - даже когда она расходится с государственной идеологией, не боясь того, что их признают «агентами Кремля». Удивительно, что эта статья сохранилась в интернете.

В дополнение к указанным в статье фактам сообщу еще, что УПА не могла быть создана 14 октября 1942 года, так как один из ее основателей и национальный герой современной Украины Роман Шухевич до января 1943 года служил заместителем командира в 201-м охранном батальоне (Schutzmannschaft Battalion 201), который подчинялся обергруппенфюреру СС Эриху фон дем Баху и находился в Белоруссии, где воевал с партизанами и убивал мирное население. О том, какой чудовищный геноцид творился в Белоруссии, свидетельствуют даже немецкие документы. В рапортах постоянно указывались тысячи убитых партизан, однако на каждую тысячу убитых приходилось всего несколько единиц захваченного оружия, да и то преимущественно охотничьего, так что сразу становилось ясно, что это были за «партизаны». Так и в своем труде «ОУН и УПА» Институт истории Национальной академии наук Украины утверждает, что 201-й батальон уничтожил более 2000 советских партизан, потеряв 49 человек убитыми и 40 - ранеными. То, что в 1947 году Шухевич выбрал датой основания УПА именно 14 октября 1942 года, объясняется тем, что в этот день и так каждый год отмечается главный казачий праздник - День Покрова Пресвятой Богородицы. К тому же Шухевичу было важно показать, что УПА была создана до разгрома немцев под Сталинградом и коренного перелома хода войны.

В официальной биографии первого командира УПА Василия Ивахива (клички Рос, Сом, Сонар), изданной на Украине, читаем: «На конференции ОУН(б) во Львове в первых числах декабря 1942 года активно поддержал идею создания повстанческих отрядов для борьбы с немцами».

То есть даже в декабре идея создания УПА еще только обсуждалась. Ни один украинский историк не дает конкретного ответа на вопрос: что же именно произошло 14 октября 1942 года, что стало рождением новой «армии»?

Свой красно-черный флаг бойцы УПА украли у болгар из Внутренней македонской революционной организации, которые сделали его своим символом еще в 1920 году.

Приветствие «Слава Украины! Героям слава!» бандеровцы также позаимствовали, но у горячо любимой ими униатской Греко-католической церкви. Она в свое время требовала, чтобы ее прихожане приветствовали друг друга словами «Слава Иисусу Христу! Господу Богу слава!». ОУН утвердила приветствие «Слава Украине! Вождю слава!» с обязательным зигованием на конгрессе в Риме в августе 1939 года. Когда ОУН раскололась на мельниковцев и бандеровцев, то последние на своем II Великом конгрессе в Кракове 4 апреля 1941 года приняли следующие решение: «Приветствие в организации производится в форме поднятия выпрямленной правой руки под углом вправо чуть выше головы. Действующие слова полного приветствия: «Слава Украине», ответ - «Героям слава». Допускается сокращение приветствия: «Слава» - «Слава».

Это вызвало неудовольствие главы униатской церкви митрополита Андрея Шептицкого. В своем обращении к пастве от 6 сентября 1941 года «Трезубец без креста» он написал: «Проявлением безбожия является замена словом «Слава Украине» вечной похвалы отдающейся Иисусу Христу: «Слава Иисусу Христу!» Очевидно, что никто из украинцев не может ничего иметь против возгласа «Слава Украине!», но замена этим словом религиозного прославления Христа является выразительной тенденцией устранить Христа и поставить родину на его место, следовательно, является признаком выразительной безбожной тенденции, которая обманывает наивных украинских патриотов. Украина вообще не может существовать, как самостоятельное государство, а тем более, быть славной державой без воли Царя царствующих и Господа господствующих Предвечного Бога Иисуса Христа, нашего Спасителя, Отца и Господина».

Интересно, что против зигования митрополит ничего не имел, но зато ему не понравился герб бандеровцев и современной Украины, ему он посвятил следующие строки в этом же обращении: «Не знаю по чьей инициативе и по какой причине украинские патриоты носят временами малое отличие - трезубец без креста. Тогда как святой Владимир и после него все украинские князья употребляли в качестве государственного знака трезубец с крестом. Нужно признать, что трезубец без креста является символом возвращения к язычеству и печальным признаком преимущества безбожных течений среди нашей несчастной общественности».

Разумеется, сейчас на Украине это послание их нового национального героя Шептицкого стараются не замечать и не публиковать. С 4 октября 2018 года приветствие «Слава Украине! Героям слава!» стало официальным и обязательным в украинских армии и полиции. При этом зигование почему-то пока еще не возвращено. Гимном УПА стала песня «Червона калина». Ее автором был директор первого украинского профессионального театра поэт Степан Чарнецкий. Об этом театре, созданном в 1864 году во Львове, на Украине вспоминают часто, но при этом умудряются не сообщать его название, а оно было - «Русская беседа». Тогда в Австро-Венгрии еще не придумали национальность «украинец». Текст песни был абсолютно аполитичным, но она вскоре после написания в 1914 году понравилась офицеру легиона Украинских сечевых стрельцов (украинское подразделение во время Первой мировой войны в армии Австро-Венгрии) Григорию Труху. Он добавил туда строчки о битве с москалями и об освобождении украинцев от «москальских цепей», и песня поэта-русофила стала гимном русофобии и легиона. Бандеровцев не смутило то, что они берут себе гимн проигравшего две войны разгромленного легиона - уж больно им слова понравились.

Само название УПА бандеровцы украли у Тараса Боровца, известного по кличке Бульба. Он создал свою УПА еще в 1941 году, но он боролся не за создание нового украинского государства под властью ОУН, а за возрождение петлюровской Украинской Народной Республики. Позже его бойцы были частично уничтожены бандеровцами, а частично влились в их ряды.

А вот как описывает создание УПА высокопоставленный сотрудник Имперского министерства оккупированных восточных территорий Отто Бройтигам в своей книге «Вот как это произошло. Жизнь солдата и дипломата»:

«Поскольку за спокойствие и порядок за спинами воюющих солдат был ответственен Гиммлер, ему досталась задача борьбы с партизанским движением. Снова пустили козла в огород. Его жестокие методы усилили партизанскую угрозу, вместо того, чтобы уменьшить. Соединения, с помощью которых он вел борьбу, состояли в большинстве случаев из украинской вспомогательной полиции. Они храбро исполняли свой долг. Но когда им приказывали сжигать собственные деревни, а все население, подозреваемое в помощи партизанам, уничтожать, полицейские отказывали в послушании и сами переходили к партизанам. Позднее из них был составлен фундамент УПА».

Действительно, в 1943 году произошло бегство полицаев в УПА, но причиной этого скорее были Сталинград и распространившийся слух об их отправке на фронт. Вторым важным источником пополнения УПА стала дивизия СС «Галичина», которая в июле 1944 года была окружена и разгромлена под Бродами во Львовской области. Спасаясь от советского плена, тысячи украинских эсэсовцев вступили в УПА.

Согласно новейшей редакции истории на Украине, первые два года своего существования УПА так успешно воевала с немцами, что получается, что Второй фронт был открыт не в июне 1944 года в Нормандии, а в октябре 1942 года на Украине. Тут только одна нестыковка: оккупанты о своих военных поражениях не знали и в своих документах «огромные потери» не отражали. Даже командующий с февраля 1943 по апрель 1944 года группой армий «Юг» генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн в своей книги «Утерянные победы» только один раз упоминает, что в тылу его войск находились отряды украинских националистов, «боровшиеся с советскими партизанами, но, как правило, отпускавшие на свободу попавших им в руки немцев».

Виктор Новак, имевший в УПА кличку Крылатый, рассказывает, что в 1943 году существовало на Волыне независимое государство бандеровцев площадью 2,5 тысячи квадратных километров. Называлось оно Колковская республика в честь своей столицы - села Колки. Уничтожить ее немцы якобы смогли только через семь месяцев со второй попытки, бросив на штурм 10 000 эсэсовцев при поддержки 50 танков, 27 самолетов и бронепоезда под командованием обергруппенфюрера СС Ганса Прютцмана. При этом потери немцев составили 4500 человек, но вот беда - нет в немецких документах нигде ни строчки об этих сражениях. Это обстоятельство не помешало не только поместить эти «откровения» Бандеры в исторические труды Национальной академии наук Украины и в школьные учебники, но и построить в селе Колки большой памятник. Вдохновленный Новак «вспомнил», что под селом Радовичи 900 бойцов УПА уничтожили 2000 оккупантов и их польских пособников. Там наверняка тоже скоро будет мемориал, несмотря на отсутствие каких-либо доказательств происшедшего.

Тем не менее Новаку по масштабам вранья еще далеко до Юрия Крохмалюка, который - в отличие от него - не бегал все время по лесам с автоматом, а получил образование в офицерской школе СС и дослужился до гауптштурмфюрера в дивизии СС «Галичина». Как известно, бандеровцы в сентябре 1943 года в своем подпольном листке «Вiльна Україна» сообщили, что они ликвидировали главного командира штурмовиков Виктора Лютце. На самом деле он погиб в автомобильной катастрофе еще 2 мая 1943 года в берлинском пригороде Потсдаме вместе с матерью и тремя своими детьми, о чем 4 мая сообщили немецкие СМИ.

Юрий Крохмалюк решил расширить и углубить эту бандеровскую брехню, для чего издал в Нью-Йорке книгу «Вооруженная борьба УПА на Украине». Там он сообщает, что Лютце якобы был назначен начальником СД рейхскомиссариата «Украина» и двигался в колонне из 30 бронированных машин, но за местечком Клевань у высоты 224 попал в засаду, которую организовал «полководец» УПА Олекса Шум по прозвищу Вовчак. Все немцы, разумеется, были убиты, а у УПА потерь не было. Но и этого бурной фантазии Крохмалюку показалось мало, и гауптштурмфюрер написал, что его шеф - рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер, возмущенный убийством Лютце, - послал для ликвидации УПА две дивизии СС общей численностью 30 тысяч человек под командованием генералов Платле и Гинцлера, а герои УПА их разгромили. Ни номеров, ни названий дивизий, ни даже места, где разыгралась эпическая битва, отставной эсэсовец не сообщил, да и о генералах Платле и Гинцлере нигде нет никакой информации. Тем не менее этот бред сегодня на Украине считается историческим фактом. Забавно при этом, что Микола Лебедь, замешавший арестованного Бандеру с июля 1941 года по февраль 1943 года во главе ОУН(б) и также скрывавшийся от возмездия в США, утверждал, что Лютцова убили бойцы Тихона Зинчука по прозвищу Кубик и произошло это на шоссе Ковель - Брест.

Читая на украинских сайтах о «героической борьбе УПА против нацистских захватчиков», не перестаю удивляться буйному разгулу фантазии «очевидцев». Повсюду под ударами УПА гибнут сотни, а то и тысячи немецких оккупантов, а украинские воины несут единичные потери. Но есть и «особо выдающиеся» свидетельства. Так, известная бандеровка-разведчица Галина Коханская в своей книге «Вооруженные честью» описывает, как бойцы УПА захватили немецкой эшелон с танками «Тигр» в районе села Доминополь на Волыне. После этого они эшелон уничтожили, а один танк уволокли к себе в лес, привязав к нему пять лошадей. Тут восхищает не столько доблесть воинов Бандеры, сколько грузоподъемность их коней - ведь танк «Тигр» весит 57 тонн! Да и, согласно немецким документам, не был захвачен на Волыни ни один из 1347 выпущенных танков «Тигр».

Возникает вопрос: а есть ли немецкие документы, подтверждающие боевые столкновения вермахта и УПА? Отвечу на него положительно. Однако эти документы свидетельствуют об абсолютно другом масштабе боев, чем тот, о котором пишут сегодня на Украине. Согласно отчетам немецкой полевой жандармерии, было несколько нападений на немецких солдат, когда, возможно, нападавшими были не советские партизаны, а бандеровцы, но они прошли без потерь для немцев. Только 3 марта 1944 года воины УПА ограбили застрявший в грязи немецкий грузовик, убив при этом оказавшего сопротивление унтер-офицера, но остальных немцев отпустили. Начальник полиции Люблинского дистрикта Пюц в своем рапорте от 15 июля 1944 года сообщает об атаке украинских националистов на германскую администрацию Грубешовского района, но про потери не сообщает. Наконец, можно вспомнить про перестрелку при аресте бандеровцев во Львове 27 ноября 1942 года, когда был убит штурмшарфюрер СС Герхард Шарфф, а немецкий криминалист ранен, но, как я писал выше, УПА тогда еще не существовало.

А о самой «великой» победе УПА над нацистами мы узнаем из отчета рейхскомиссара Украины Эриха Коха от 4 апреля 1943 года. В нем он сообщает, что украинские националистические банды в ночь с 20 на 21 марта 1943 года ограбили все сельскохозяйственные постройки и спалили административное здание в Кременецком районе Ровенской области. В результате погибло 12 немцев: 10 служащих и 2 солдата.

Ему же принадлежат и такие слова про украинцев в апреле 1942 года: «Этот народ стоит значительно ниже нас и может благодарить Бога за то, что мы его оставили в живых. Мы его освободили, и поэтому у него теперь нет иной цели, кроме работы на нас. С человеческой стороны у нас нет с ним ничего общего. Политика в расчет не принимается. Областным комиссарам, хорошо относящимся к населению, я заранее не доверяю».

Интересную информацию можно узнать и из рапорта командира чехословацкого партизанского отряда Яна Налепки (будущего Героя Советского Союза) командиру партизанского соединения генерал-майору А. Н. Сабурову от 31 октября 1943 года: «После прихода в район Рокитно наблюдал усиленное действие украинских националистов против партизан и польского населения, в особенности их активные действия распространялись против мелких партизанских групп и, наоборот, не наблюдал с их стороны никаких действий против немцев. Немцы также не принимали никаких мер к ним, села, в которых находились украинские националисты, немцы не жгли, жители этих сел в Рокитно привозили продовольствие для немцев, а также не оказывали никакого сопротивления, когда немцы в этих местах собирали хлеб и скот. Во время нахождения в этих местах я пытался наладить агентурную разведку, но в Рокитно это проделать было невозможно, так как нужно было проходить через места, где находились националисты, и связные, которые мной посылались, ловились националистами».

Ян Налепка попытался вступить с ними в переговоры, а они потребовали в качестве предварительного условия убрать из отряда всех евреев. При этом о «решающей роли» УПА в освобождении Украины все неонацистские СМИ Украины начинают сообщать накануне 9 мая каждого года.

Вот, например, Олеся Исаюк написала статью «УПА: маленькая армия, которая изменила большие процессы» в которой можем прочитать: «УПА окончательно исключила из списка относительно спокойных для оккупантов мест дистрикт Галичина. Она заставила нацистов оттягивать дополнительные силы с фронта на борьбу с ней. УПА добавила хлопот нацистам и облегчила жизнь союзникам. Стала одной из тех соломинок, которые сломали хребет нацистскому верблюду». Насчет переброски войск с фронта это конечно брехня, но насчет соломинки я полностью согласен - почувствует ли верблюд, если его ударят по хребту соломинкой? Кстати, советские партизаны за годы войны уничтожили почти полмиллиона солдат и офицеров вермахта и его союзников, но сегодня на Украине их проклинают в СМИ и в научных трудах как «агентов Кремля».

Не было у УПА времени, чтобы бороться с немецкими войсками. Она ожесточенно уничтожала евреев и поляков. Были у них и стычки с советскими партизанами, но не часто - те были вооружены и могли ответить. Так закончилось провалом нападение 22 июля 1943 года шести сотен УПА из куреней «Осипа» и «Крапивы» на советских партизан отряда имени Федора Михайлова, численностью в 200 человек. По данным краевого провода ОУН за 1943 год УПА провела против советских партизан 4 засады, 7 налетов на лагеря и базы, 17 атакующих боев и 12 оборонных боев, в результате которых уничтожено 544 партизана и ранено 44. При этом из отчета штаба партизанского движения на Украине можно узнать, что только в Ровенской области в 1943-1944 годах советские партизаны уничтожили 2275 членов ОУН-УПА (соединение Василия Бегмы - 572, Алексея Федорова - 569, Роберта Сатановского - 390, бригада Антона Бринского - 427, отряд Дмитрия Медведева - 317). Но тут еще надо учитывать, что бандеровцы постоянно сообщали немецкому командованию о местонахождении советских партизан, лишая их главного оружия - скрытности.

В материалах II Великого конгресса ОУН(б) в Кракове в апреле 1941 года говорится: «Евреи в СССР являются преданнейшей опорой господствующего большевистского режима и авангардом московского империализма на Украине. Организация украинских националистов борется с евреями как с опорой московско-большевистского режима».

По данным израильского исследователя Арона Вайса, на Западной Украине за годы войны оуновцами уничтожено около 28 тысяч евреев. Так как опровергнуть факт массового убийства евреев бойцами УПА невозможно, то сегодня для их обеления придумываются трогательные истории о том, как они якобы спасали евреев.

Так, в Канаде, а потом и на Украине вышла книга «Живу благодаря УПА», которая якобы представляет собой мемуары Стеллы Кренцбах, дочери раввина из Болехова. Там описывается как «герои УПА» спасли девочку от немцев, как она работала санитаркой в их тайном госпитале, а потом сумела добраться до британской оккупационной зоны в Германии, а оттуда - в Израиль, где работала в МИД. Было также объявлено, что вскоре после выхода воспоминаний Стелла Кренцбах скончалась при загадочных обстоятельствах. Однако вскоре выяснилось, что среди работников МИД Израиля ее никогда не было. Сохранились и довоенные списки жителей Болехова, но раввина Кренцбаха там не оказалось. А уж после того как выяснилось, что нет ни одной фотографии Стеллы Кренцбах, отпали все сомнения в «достоверности» мемуаров. Тем не менее жена президента Украины Екатерина Ющенко продолжала на них ссылаться во время официальных мероприятий.

Более того, появилась слезная история еще об одной спасенной еврейской девочке Ирине Райхенберг, при этом ее спасителем выступил не кто иной, как сам третий командир УПА Роман Шухевич. Оказывается, он достал ей документы на имя украинской девочки Ирины Рыжко. Получается, что в июне-июле 1941 года, когда батальон «Нахтигаль», где Шухевич был заместителем командира, устроил еврейский погром во Львове, в результате которого погибли 4000 евреев, ему их было не жалко. Продолжил он убивать евреев и в ходе карательных операций в Белоруссии, а потом вернулся на Украину и спас еврейскую девочку. Идиллическую картину, созданную украинскими мифотворцами, разрушили немецкие историки. Они доказали, что законы Третьего рейха не предусматривали выдачу индивидуальных документов детям на оккупированной территории.

Полякам повезло еще меньше, чем евреям: около 36 тысяч из них были убиты «борцами за свободу Украины». В ходе Волынской резни поляки потеряли в два раза больше людей, чем в ходе Варшавского восстания через год. В польском издании Na Rubiezy (№35, 1999 г.), издаваемом фондом «Волынь», приводится описание 135 способов пыток и зверств, которые бойцы УПА применяли для убийства поляков. Например, такие: сдирание с головы волос с кожей (скальпирование), вбивание штыка в висок головы, прокалывание детей колами насквозь, отрезание женщинам груди и посыпание ран солью, перепиливание туловища пополам плотницкой пилой. Применялись также разрезание живота и вытаскивание наружу кишок у взрослых, прибивание ножом к столу языка маленького ребенка и усаживание малыша на кол, выкалывание глаз, а также отрезание ножами кусков тела.

На современной Украине всячески стараются доказать, что бойцы УПА не были националистами, так как в ЕС национализм не в почете.

Например, историк Виталий Манзуренко в интервью «Радио Свобода»✱✱ 18 апреля 2008 года совершенно серьезно заявил: «В УПА было только 46 процентов украинцев, все остальные - представители других наций. Например, в военном округе Турив был курень азербайджанцев, в военном округе Заграва организован курень из грузин и армян. Появилась также сотня кубанских казаков. Была даже создана российская сотня, которая очень хорошо воевала с немцами».

Из его слов следует, что УПА была совсем не украинской «армией». Действительно, до освобождения Западной Украины Советской армией в рядах УПА оказывались ее бывшие военнослужащие, бежавшие из плена или из национальных формирований СС. Однако они очень быстро понимали, куда они попали, и при первой возможности пытались сбежать к советским войскам или партизанам. Поэтому уже в конце 1943 года было прекращено создание в УПА национальных формирований под предлогом того, что они способствуют проникновению советской агентуры.

15 января 1944 года вышла инструкция коменданта Службы безопасности (СБ) УПА-Север Василия Макара: «Прекратить ведение агитации в чужих подразделениях (шуцманы, казаки, добровольные отряды нацменов, военнопленные красноармейцы, красные партизаны, немцы, венгры) с целью их перехода на сторону УПА. Тех, кто перейдет самостоятельно, не включать к отряды УПА. Держать их отдельно от подразделений, не раскрывать связей. Особое внимание обратить на перебежчиков-одиночек и малые группы. Всех передавать в органы СБ для проверки (обязательно)».

После освобождения в рядах УПА остались практически только украинцы и попавшие в окружение немцы. Немцев, которых было около 300, бандеровцы ликвидировали до января 1947 года, чтобы те их не компрометировали перед американцами и англичанами.

Если бы УПА хоть в минимальной степени побеспокоили немецкие войска, то сидящего в комфортных условиях в концлагере Заксенхаузен Степана Бандеру сразу же заставили бы издать приказ о запрете подобных действий. Однако этого не произошло. Произошло противоположное - немцы начали вооружать бандеровцев. Только за период с августа 1943 г. по сентябрь 1944 г. ОУН-УПА было передано на вооружение от немецких властей около 10 тыс. станковых и ручных пулеметов, более 700 орудий и минометов, 26 тысяч автоматов, 72 тысячи винтовок, 22 тысячи пистолетов, 100 тысяч гранат, более 12 млн патронов, 300 полевых радиостанций. Из концлагеря Заксенхаузен были выпущены три главных лидера украинских националистов - Степан Бандера, Андрей Мельник и Тарас Боровец.

Первоначально бандеровцы даже попытались повоевать плечом к плечу с немецкими войсками. 25 февраля 1944 года подразделения УПА участвовали в обороне сел Домбровицы, Колки, Бережки, Берестье, Желтки в Ровенской области, но удержать их не смогли - и были разбиты.

Есть и донесение начальника политотдела 867 стрелкового полка Фещука: «7 апреля группа бандитов вступила в бой с разведкой 867 СП. В результате боя разведчики убили 5 бандитов, одного взяли в плен и захватили радиостанцию с документами. 6 апреля бандеровцы совершили нападение на участок обороны 4-й стрелковой роты этого же полка. Бой длился 6 часов. По показаниям пленных, вооруженный отряд украинских националистов в этом районе насчитывает около 1600 человек и имеет задачей уничтожать наши гарнизоны и вырезать польское население».

Начальник организационно-инструкторского отдела Главного политического управления РККА генерал-майор Золотухин написал 26 сентября 1944 года: «Начальник политуправления 4-го Украинского фронта тов. Пронин донес, что на территории дислокации войск фронта активизировали свою деятельность украинские националисты-бандеровцы. Только в соединении, где начальником политотдела полковник Брежнев (18-я армия), в августе от рук бендеровцев погибло 9 военнослужащих.

17 августа бандиты трижды нападали на подразделения 253-го полка. В одной из перестрелок они пленили рядового Антипина.
26 августа в селе Кадобна Долинского района бандеровцами схвачены старшина Голубь, рядовые Винокуров и Яковенко.
27 августа в этом селе бандиты напали на группу остановившихся ночевать военнослужащих 339-го госпиталя, состоящую из 4 человек, во главе с лейтенантом Чахава. Бандиты схватили часового Цесайского и набросились на сменившегося с поста рядового Король, который криком предупредил товарищей. Лейтенант Чахава и водитель Винницкий, убив трех бандитов, освободили рядового Король, а Цесайский был уведен бандитами.
В ночь на 29 августа в селе Берлоги Перелинского района зверски убиты лейтенант Маликов, старшина Тихомиров, рядовые Денисов, Евгеньев и Гришаев, посланные на заготовку скота и фуража. Заготовленный ими скот в количестве 16 голов был разобран жителями этого села. Посланную 1 сентября группу автоматчиков, местные жители встретили огнем из немецких автоматов. При перестрелке два бандита убиты и два ранены, остальные скрылись в лесу.
31 августа в районе села Гурный Старо-Самборского района бандитами зверски убит рядовой Копылов и тяжело ранен рядовой Синявский из 115-го инженерного батальона. У Копылова были выкручены руки и ноги, выбит левый глаз и отрезан нос. После зверских пыток Копылов был прострелен очередью из автомата».

Нельзя забывать, что именно бандеровцы 9 марта 1944 года в селе Борятин Львовской области убили легендарного советского разведчика Николая Кузнецова. При этом они сообщили немцам, что захватили его живым, а когда гестаповцы затребовали его к себе, то бандеровцы придумали, что он убит при попытке к бегству. Чтобы немцы не сердились, им передали поддельные документы на имя капитана Пауля Зиберта и отчет Кузнецова о его боевой деятельности, которые были найдены на его теле. Уже в 1992 году были снесены памятники Николаю Кузнецову в Ровно и Львове, закрыты посвященные ему музеи. С 2008 года родственники Николая Кузнецова через суд добивались передачи им его останков, захороненных на Холме Славы во Львове.

Несмотря на решение высшей судебной инстанции Украины, принятого через 13 лет - 15 сентября 2021 года, мэр Львова Андрей Садовой отказался отдавать останки. С могильной плиты Героя Советского Союза украден бронзовый барельеф, потомки бандеровцев регулярно на ней жгут костер.

Линию фронта бандеровцы старались не преодолевать, а просто распускали свои структуры с оружием по домам накануне отхода немцев, а после прихода Советской армии они собирались вновь. Первоначально бандеровцы даже захватывали райцентры в тылу советских войск на несколько часов, успевая за это время зверски убивать всех сторонников советской власти.

Так, 12 января 1945 года около 200 бандеровцев захватили районный центр Городницы Житомирской области. И там произошла трагическая история: «Лейтенант Филимонов находился на квартире. Услышав выстрелы, он быстро оделся и с автоматом выбежал на улицу, где оказал сопротивление. Отстреливаясь, он убил 6 бандитов и успел скрыться. В квартире находились его жена и 4-летний ребенок, которых бендеровцы зверски убили и трупы их изрезали».

Выполняя приказ немецкого командования, бандеровцы устраивали засады на представителей советского командования. Здесь, к сожалению, им удалось добиться некоторых успехов. 29 января 1944 года у поселка Лисянка Черкасской области был убит командующий бронетанковыми и механизированными войсками 1-го Украинского фронта генерал-лейтенант Дмитрий Штевнев, а 29 февраля на въезде в село Милятин Ровенской области был смертельно ранен командующий 1-го Украинского фронта генерал армии Николай Ватутин.

Впрочем, убивали бойцы УПА и рядовой состав Советской армии - иногда в собственных домах: «14 января 1944 года в лесу близ села Тынно Сарновского района был пойман командир сотни УПА Лопанчук Александр Никодимович, который сознался, что он и члены его сотни Матюк и Жигадло убили старшего сержанта 181-й стрелковой дивизии Кожина Николая Николаевича, остановившегося на отдых в квартире Лопанчука. После совершения убийства Лопанчук и другие труп Кожина закопали в лесу, а его одежду и оружие забрали.

5.11.44 года в селе Мизочь Костопольского района Ровенской области бандиты убили двух красноармейцев и отрезали им носы и уши».

Как видите, бандеровцы в своих зверствах превосходили эсэсовцев. Те просто стремились уничтожить как можно больше тех, кого считали своими врагами, а воины УПА осуществляли убийства как можно более мучительными для жертвы способами. Они явно стремились выполнить приказ Бандеры: «Наша власть должна быть страшной».

С 21 по 25 апреля 1944 года в районе села Гурбы Здолбуновского района Ровенской области произошло уникальное событие: два куреня УПА решили дать открытый бой советским войскам и войскам НКВД. После их окружения «борцы за свободу Украины» не разбились на мелкие группы, как делали всегда, чтобы незаметно выйти из кольца, а вступили в открытый бой. В результате, как следует из доклада Лаврентия Берии руководству СССР, наши потери составили 11 убитых и 46 раненых, а УПА потеряла 2180 убитыми и 1570 - попали в плен. Однако сегодня на Украине заявляют, что это была великая «перемога», что «москали» потеряли около 1700 убитыми и 1700 ранеными, да и еще пять танков у них подбили. При этом «непобедимая» УПА потеряла всего 100 человек. Об этом постоянно рассказывал Василий Кук, командующий силами УПА в том бою. Ему удалось тогда улизнуть из кольца, он еще десять лет бегал па лесам, схронам и бункерам. В «великую победу УПА» можно было бы поверить, если бы Кук хотя бы ответил, почему же после такой блестящей победы УПА не продолжила в открытую воевать с советскими подразделениями, а бой под Гурбами стал первым и последним прямым боестолкновением?

Благодаря деятельности ОУН-УПА была сорвана мобилизация в Советскую армию на Западной Украине, чем они тоже помогли войскам Гитлера. Вот о чем сообщают документы политуправления 1-го Украинского фронта: «Население отдельных сел, запуганное угрозами бандеровцев, обещавших сжечь дома и вырезать семьи тех, кто уйдет в Красную армию, при появлении работников райвоенкоматов уходит в лес, забирая с собой имущество и скот. Райвоенком Клеванского района Ровенской области старший лейтенант Долгих сообщает, что бандеровцы так запугали население, что, приезжая в село, нельзя толком узнать, где живет староста, замкнутость исключительная.

9 марта 1944 г. Гощанский райвоенкомат по наряду Ровенского облвоенкомата должен был представить в город Ровно 800 человек, фактически представил только 290 человек, остальные 510 человек не явились на сборный пункт. По Тучинскому РВК из 150 мобилизованных с явкой на сборный пункт 1 марта ни один не явился и к 10 марта. Такое же положение по Мизоческому РВК, из которого не являются 400 человек мобилизованных, по Степанскому - 500 человек, по Острожецкому - 400, по Клеванскому - 400 человек».

Еще 20 ноября 1943 года вышла «Пропагандистская инструкция ОУН в связи с приближением советско-немецкого фронта». В ней говорилось: «Вся украинская молодежь, которая будет призвана в Красную армию, обязана после получения оружия немедленно дезертировать из рядов Красной Армии и влиться в УПА. Тем, кто не сумел избежать призыва в Красную армию, следует всеми способами вести работу по разложению среди личного состава с целью массового перехода красноармейцев с оружием в руках на сторону бандеровцев. Против Красной Армии с оружием в руках выступать мы не можем. Первейшим и основным оружием против Красной Армии должна быть наша пропаганда. Она должна разложить бойцов Красной Армии. В целом среди бойцов КА следует вести пропаганду, вызывающую ненависть к войне и ее поджигателям. Тем самым подготовить их к борьбе против последних. Против войны - за мир, который после разгрома Гитлера можно достичь путем свержения сталинского режима. Не выступать против народов, а только против врагов народов - империалистов и их приспешников».

Читать все это очень забавно, когда знаешь, что не пройдет и полутора лет, как абсолютно все руководители ОУН и УПА будут клясться в верности американским и британским империалистам и просить у них помощи. Никакого массового перехода красноармейцев на сторону УПА, разумеется, не произошло. Трудно себе представить человека, который поверил бы, что «армия» бывших пособников гитлеровцев сможет победить Советскую армию. Кроме диверсионной деятельности в тылу Советской армии, бандеровцы также собирали разведывательную информацию и передавали ее немецкому командованию. О сотрудничестве УПА и немецкой военной разведки Абвера рассказал на допросе 19 сентября 1946 года Зигфрид Мюллер, бывший сотрудник «Абверкоманды-202» :

«В декабре 1944 года Главное управление имперской безопасности освободило из заключения Степана Бандеру, который получил под Берлином дачу от отдела 4-D гестапо. Бандера с тех пор находился под персональным наблюдением и работал по указанию вновь назначенного начальника отдела 4-D оберштурмбанфюрера Вольфа. В том же месяце Степан Бандера прибыл в распоряжение «Абверкоманды-202» в город Краков и лично инструктировал Данилова, а также подготовленную нами агентуру, направляемую для связи в штаб УПА. Таким образом, проводимая украинскими националистами диверсионная работа в тылу Красной Армии была санкционирована Степаном Бандерой и проводилась под руководством германской разведки.
Из пяти диверсионных школ, имевшихся в распоряжении «Абверкоманды-202», одна, руководимая мною школа «Мольтке», вплоть до апреля 1945 года готовила кадры диверсантов исключительно из числа украинских националистов. Мне известно, что Степан Бандера имел указание Главного управления имперской безопасности собрать всех украинских националистов в районе Берлина и оборонять город от наступавших частей Красной Армии. Бандера создал отряды украинских националистов, которые действовали в Берлине в составе фольксштурма, а сам бежал».

Как видим, Бандера служил Гитлеру до последних дней Третьего рейха, несмотря на то, что два его брата погибли в концлагере Аушвиц, а третьего расстреляло гестапо.

9 декабря 1945 года в селе Нова-Скважава Жолкевского района Львовской области органами НКВД была ликвидирована подпольная типография, принадлежавшая конкурентам бандеровцев - мельниковцам. Они были не менее верными слугами Гитлера, чем бандеровцы, одно их соучастие в массовом расстреле евреев в Бабьем Яре говорит о многом. Однако даже их ужаснуло отношение бандеровцев к собственному народу.

Об этом говорится в найденной в типографии листовке: «Волынь - край расстрелов и наказаний, край окровавленных лесов и болот, край борьбы всех против всех. Такую ужасную драму переживает Волынь за три последние года. Не можем обойти молчанием сотни сожженных сел, тысячи расстрелянных, замученных, повешенных и задушенных украинских мужчин, женщин и детей, осмеянных надежд и упущенных возможностей без всякого смысла, ответственности и цели. Тем более когда вся эта сатанинская работа творилась под лозунгом украинской революции.

И, наконец, не можем не указать на организаторов и виновников этой Волынской руины. Это те, кто под лозунгом спасения возродили противогосударственный, бунтарский, ради одной только жажды власти, дух старогалицкого воинства, это те, кто проповедует борьбу с оккупантами, а на деле последовательно дают выигрывать то одному, то другому оккупанту, это те, кто под лозунгом построения украинской державы уничтожают национально и политически сознательных украинцев, это, наконец, те, кто дело новой украинской освободительной войны сознательно или несознательно хотят свести к большевистской интриге.
Это - бандеровщина.
Агитацией, подходом и силой они стягивают в леса украинские полицейские батальоны для борьбы с большевистскими партизанами, трудовые батальоны, полицейские отряды по городам и районам и большую часть собственных организованных кадров. Так насобиралось в лесах Волыни до 10 тысяч людей, из которых бандеровцы формируют особые партизанские отряды, заимствуя у Бульбы-Боровца название УПА. В своей пропаганде бандеровцы вполне серьезно утверждают, что УПА насчитывает 14 миллионов человек, а именно: 7 миллионов в лесах и 7 миллионов в резерве. Так начался вооруженный бандеровский «взрыв». В числе партизанских отрядов УПА нашлись также отдельные отряды, сформированные из разных военнопленных: узбеков, чувашей и так далее, которые использовали первый подходящий случай, чтобы перейти на сторону большевистских партизан.
Бандеровцы под лозунгом «бей всех, кто не с нами» на устах начинают наиболее разнузданную и бесплановую партизанскую войну. Нападают на государственные имения, грабят их и жгут. В отместку за это отряды немецкой полиции расстреливают, грабят и сжигают близлежащие села, взрывают мосты, а украинские крестьяне вынуждены своим трудом и средствами их восстанавливать, бандеровцы организуют взрывы на железных дорогах и взрывают поезда даже с украинскими рабочими (близ станции Рожимы поезд вез 2000 миргородских рабочих, из которых 120 было при крушении тяжело ранено и 70 убито), за что сжигаются села в зоне железных дорог. Убивают в районах отдельных немцев-служащих, за что гибнут расстрелянными сотни украинских крестьян. Особенно провокационно вели себя отряды УПА при передвижении по селам. Общеизвестно, что село, о котором немецкой полиции становилось известным, что в нем были повстанцы, было тем самым обречено на сожжение, а жители его на расстрел. Бандеровские партизанские отряды умышленно ходили по селам с оружием среди белого дня, говоря, что «чем больше немцы пожгут сел, тем лучше, тогда все пойдут с нами, иначе не осуществим мобилизацию».

Результаты таких бандеровских методов мобилизации обозначились для Волыни страшными потерями среди населения и народного достояния, это бандеровцев не интересовало. Так легкомысленно были уничтожены на Волыни огнем сотни сел исключительно из-за бандеровской провокации - мобилизации в УПА. Характерно, что УПА никогда не вставала на оборону сел, которым угрожала опасность. Так пали расстрелянными тысячи украинских мужчин, женщин и детей.

Бандеровцы забрали «дядькив» в УПА, «мобилизовали» не только их сыновей, но и сапоги, коров, коней, свиней, хлеб и так далее, а за укоры в бандитизме расстреливали или сжигали хозяйства. Для характеристики: в одном районе Верба УПА задушила свыше 1000 душ националистического актива и сознательных украинцев. Террор как способ господства исключительно и всесильно царил в рядах УПА. За просьбу отпуска из УПА часто карали удушением.

Геноцид по отношению к своему народу со стороны бандеровцев фиксируют и документы противоположной стороны. В оперативной сводке внутренних войск о действиях УПА на территории Западной Украины отмечалось: «В декабре 1944 года Служба безопасности Городенковского окружного провода ОУН провела 4 массовых террористических акта. В селе Поточыске Чернелицкого района были зверски убиты 40 украинских семей за то, что они были лояльно настроены к Советской власти. Также были убиты в селе Тышковцы - 12 семей, в селе Дубки - 8 человек и в селе Корнюве - 10 человек.

В Тернопольской области 17 декабря 1944 г. бандгруппа численностью до 200 человек совершила вооруженное нападение на МТС в селе Звыняче Залещинского района. Бандитами было сожжено здание конторы МТС, мастерская, конюшня колхоза и убиты 19 рабочих из обслуживающего персонала МТС».

Страшно и подумать сколько человеческой крови пролилось, если бы ОУН и УПА смогли распространить свое влияние на всю Украину. Однако восточные украинцы оказались умнее своих западных сонародников.

Об этом свидетельствует отчет, найденный в ноябре 1946 года у убитого краевого проводника «Запад-Карпаты» Ярослава Мельника (кличка Роберт): «Мы ходим на Восток и говорим с украинцами, а они не понимают, чего мы от них хотим. Восточные украинцы - русофилы, они влюблены в Великую державу. Идея самостоятельной Украины для них, этой денационализированной части украинского народа, сужена. Национальный вопрос для них является второстепенным понятием, ограниченным. Для них самостоятельная Украина - это то же, что для нас самостоятельная Гуцульщина. Лечить такие взгляды очень трудно. Во всех случаях, когда мы бываем на Востоке и осуждаем большевистские порядки - никакого успеха не добивались».

Со временем был издан приказ, запрещающий привлекать «восточников» (так бандеровцы называли восточных украинцев) к деятельности УПА. Таким образом, бандеровцы ненавидели своих сонародников, русских, поляков и евреев, но зато с подобострастием относились к немцам, а также к их союзникам - венграм (мадьярам) и румынам. В приказе №1 группы УПА «Запад-Карпаты» от 28 августа 1944 года говорилось: «Мадьярские части, которые своим культурным поведением на украинских землях заслужили себе симпатию украинского населения, рассматривать как союзников. Строжайше запрещено разоружать, а тем более грабить отдельных солдат из частей венгерской армии».

В УПА предпочли «забыть» донесение Долинского повитового провода ОУН от 8 апреля 1944 года: «Друже Проводник! Как вам известно, село Музын Старый целиком почти уничтожено мадьярами при помощи полиции села Выгода. Погибло 90 человек и сожжено 43 хозяйства».

Позже бандеровцы возлюбили англичан и американцев.

Во времена СССР было официальное мнение, что в рядах бандеровцев были одни бывшие полицаи и эсэсовцы. Спорить не буду, этого «добра» там хватало. Но все-таки основную массу бойцов УПА составляли не коллаборационисты, а обычное население Западной Украины. Иначе никак не объяснить тот факт, что в момент ее расцвета весной-летом 1944 года численность УПА достигала более 160 тысяч человек - у немцев не было такого количества украинских пособников.

Вот показания, данные в феврале 1945 года бывшим проводником Городенковского повета В. П. Кузьминым, который сдался с повинной: «ОУН преимущественно состоит из крестьянских масс бедняков, середняков и кулаков. Как это ни парадоксально, но в ОУН много имеется бедняцкой и середняцкой части населения. Они считают, что единственный путь к улучшению своего положения есть борьба за создание «самостийного украинского государства», а руководящей силой в проводах ОУН, как правило, является интеллигенция, вышедшая из крестьян».

Это очень напоминает Украину наших дней, где большинство населения в 1991 году тоже было убеждено, что для богатой жизни необходимо лишь добиться независимости Украины, а в 2014 году, после разочарования от «незалежности», поверило, что для осуществления этой мечты надо вступить в ЕС, а для этого необходимо проводить антироссийскую политику. Сейчас, когда повсеместно на Украине восхваляют УПА, стараются не упоминать один факт: большинство ее бойцов были не добровольцами, а насильственно привлеченными лицами. За призывом в УПА строго следила СБ, не явившихся в указанное место наказывали 50 ударами шомполами, а при вторичном уклонении - расстрелом, часто с предварительными мучениями. В отрядах УПА ненадежных новоприбывших сразу же заставляли совершать убийства, иногда бессмысленные, чтобы «повязать кровью» и лишить его возможности ухода. УПА нельзя назвать армией, так как армия в основном ведет бои с противником, а УПА провела всего один бой под Гурбами, а все остальное время использовала типично бандитские методы - засады и налеты. Зато УПА может считаться самой крупной организованной преступной группировкой в мировой истории.

Добиться этого помогли несколько обстоятельств. УПА была подчинена ОУН, которая уже имела опыт подпольной деятельности против польских властей с 1929 года. Практически все руководители ОУН и УПА окончили специальные курсы немецкой военной разведки Абвера. 56% командиров УПА служили в немецкой армии и почти все - в польской армии до войны. ОУН занималась политическими вопросами, снабжением, разведкой и контрразведкой, а УПА - военной деятельностью. Структуры ОУН и УПА были созданы еще задолго до освобождения советскими войсками Западной Украины. Формально вся территория Украины делилась на лучи - Запад, Восток, Север и Юг, но так как в Восточной Украине население не поддерживало ОУН и УПА, то и их структуры там существовали только во время нацистской оккупации. Действовали ОУН и УПА только на территории пяти областей Западной Украины.

УПА возглавлял командующий. Всего их было четыре. Первого - Василия Ивахива - вместе с восьмью членами штаба расстреляли 13 мая 1943 года немцы. Они регулярно расстреливали и бандеровцев, и мельниковцев в целях профилактики украинского национализма. Его приемник Дмитрий Клячкивский по кличке Клим Савур продолжил активно истреблять поляков, а также требовал расстрела всех бежавших от немцев советских военнопленных. За чрезмерные зверства по требованию немцев был освобожден от должности командующего УПА 27 января 1944 года. Был выдан командиром округа УПА Юрием Стельмащуком (кличка Рыжий) и погиб в перестрелке с сотрудниками НКВД 12 февраля 1945 года. Самый известный командир УПА - Роман Шухевич, верно служивший Гитлеру в его армии с февраля 1941 года по январь 1943 года. Его местонахождение стало известно чекистам благодаря его связной Дарье Гусяк (клички Нуся и Черная). Она жива до сих пор, в 2008 году указом президента Украины награждена орденом «Княгини Ольги». Шухевич 5 марта 1950 года оказал яростное сопротивление в магазине села Билогорща (сейчас там музей) и даже сумел убить майора Ревенко, но был застрелен сержантом Полищуком.

23 мая 1954 года в бункере в Иваницком лесу во Львовской области был захвачен Василий Кук (кличка Лемиш), ставший последним главой УПА. Генерал-хорунжий постоянно гордо называл УПА армией бессмертных, однако сам смерти боялся. Чтобы ее избежать, сразу же пошел на всестороннее сотрудничество с МГБ УССР. Он сообщил всю известную ему информацию, а вскоре с УПА было покончено окончательно. В результате Василий Кук, чьи подчиненные к тому же убили в 1944 году советского разведчика Николая Кузнецова, провел в тюрьме всего шесть лет. В 1960 году он написал открытое письмо членам ОУН, живущим за границей: «Антисоветская деятельность украинских националистов за границей обречена на провал, ибо нет сегодня таких сил за границей, а тем более и внутри Советского Союза, что могли бы в какой-нибудь мере насильственно сменить существующий общественно-политический строй в СССР или только в одной из советских республик. Украинский народ, как и другие народы СССР и стран народной демократии, всякую попытку возвращения к старым порядкам встретит враждебно и будет всеми способами защищать то, что ему дала Советская власть.

Попытки активизировать подрывную деятельность внутри СССР при помощи засланных для этой цели людей заканчиваются и в дальнейшем будут заканчиваться только провалом. Об этом ясно свидетельствует случай с американскими самолетами, о чем вам известно из советской и иностранной прессы. Неосознание этих фактов ведет эмиграцию к трагическим ошибкам, которые, в свою очередь, приводят к еще более трагическим последствиям.
Товарищи! Не связывайтесь ни с какой деятельностью против нашего народа, не позволяйте себя дальше обманывать и использовать в чужих для вас самих и вашего народа интересах. Всю свою деятельность в эмиграции направляйте на то, чтобы не закрывать себе путь на родину».

После освобождения работал в Институте истории Академии наук УССР, где писал научные труды, доказывающие, что «украинские националисты - кровавые убийцы и холуи американского империализма», а в разговорах называл их «подземными засранцами». Приветствовал он и расстрелы своих бывших ближайших подручных. После провозглашения независимости Украины снова поменял позицию на противоположную. Его похороны в 2007 году прошли на самом высоком государственном уровне, на них присутствовали около 100 тысяч человек.

Интересно, что Кука сдал чекистам его личный связной Петр Чумак (кличка Юрко), которому он безгранично доверял. Действительно, когда его взяли в плен, он наотрез отказался сообщить какую-либо информацию о своем шефе. Однако выяснилось, что он за всю свою жизнь ничего, кроме села и леса, не видел. Ему несколько раз показали кино об успехах УССР, угостили мороженным, этого оказалось достаточно. Когда Юрко связал в бункере Кука, тот предлагал ему за освобождение 20 тысяч рублей золотом, но Чумак отказался.

При командующем УПА вначале был штаб с шестью отделами: мобилизационный, политический, связи, хозяйственный, санитарный и полевой. Судя по тому, что при аресте командующих УПА Шухевича и Кука никакого штаба при них уже не было, явно штаб был ликвидирован вместе с крупными бандами УПА еще в конце 1944 - начале 1945 года. Территория Украины была разделена на три Генеральных округа: «УПА-Север», «УПА-Запад» и «УПА-Юг». Они делились на военные округа (ВО), причем 6-й ВО «Сан» из «УПА-Запад» располагался на территории Польши.

Во главе ВО «Сан» был поставлен Мирослав Онышкевич по кличке Орест, который вместе со своим братом Тарасом отличился в Волынской резне поляков в 1943 году. Особой жестокостью против поляков отличился курень «Месники» (мстители - по-украински), под командованием Ивана Шпонтака.

Первоначально бандеровцы в Восточной Польше пытались сорвать обмен украинским и польским населением между СССР и III Польской республикой, убивая польских должностных лиц и запугивая украинцев. Не брезговали они убийствами и грабежами простых польских крестьян.

Что из себя представляли бандеровцы Восточной Польши, хорошо описал в своей книге «Мафия СС» человек, которого трудно обвинить в коммунистической пропаганде - американский военный корреспондент и сын белоэмигрантов Виктор Александров. Став невольным свидетелем нападения бандеровцев на пассажирский поезд, в котором он ехал, он отмечает их чудовищную жестокость при убийстве мирных жителей и склочность между собой при дележе награбленного. Он замечает, что в рядах бандеровцев было немало немецких эсесовцев, скрывающихся от возмездия за свои преступления во время Второй мировой войны. Интересно, что Виктор Александров, ссылаясь на свои разговоры с высокопоставленными американскими военными, пишет, что США оказывали помощь бандеровцам, сбрасывая им трофейное немецкое оружие и боеприпасы. Это же подтверждают и польские чекисты в своих воспоминаниях, основываясь на допросах пленных бандеровцев. Данный факт в современной Польше, мягко говоря, не афишируется - не могли же лучшие нынешние друзья Польши снабжать оружием убийц поляков.

К марту 1946 года обмен населением был завершен. На Украину выехало 482 800 украинцев, а из СССР прибыло в Польшу около 1 миллиона поляков. Однако в Восточной Польше осталось около 150 тысяч украинцев, отказавшихся переселяться. С их помощью еще более года бандеровцы продолжали вооруженную борьбу против коммунистической власти в III Польской республике и ее населения. Самой известной их акцией стало убийство из-за засады заместителя министра обороны Польши Кароля Сверчевского 28 марта 1947 года. После того как СССР отказался принять к себе еще украинцев из Восточной Польши, было решено принудительно переселить их в районы Западной Польши, полученные от Германии по итогам войны и малонаселенные после депортации оттуда немецкого населения.

28 апреля 1947 года началась войсковая операция «Висла», в которой приняло участие более 20 тысяч служащих польской армии и госбезопасности. Было вывезено и расселено в западных областях 137 833 украинца, причем таким образом, чтобы нигде их численность не превышала 10% населения. Одновременно за принадлежность к ОУН и УПА было арестовано 1582 человека, в боях было уничтожено 623 бандеровских боевика, а 852 - взято в плен. За время операции «Висла» польские силовые структуры потеряли 111 человек убитыми и 73 ранеными, также бандеровцы успели убить еще 152 мирных жителя.

Мирослав Онышкевич призвал уцелевших соратников перейти польско-советскую границу и продолжить борьбу в Западной Украине, однако сам подался в противоположном направлении и скрывался среди украинцев в Западной Польше до 1950 года, когда был арестован и расстрелян в Варшаве по приговору польского суда. Для содержания и расследования дел захваченных бандеровцев был создан фильтрационный лагерь в Явожно. Там по приговору суда 112 бандеровцев было расстреляно, а 168 умерло - преимущественно от ранений, полученных в боях против польской армии.

В 1990 году в Польше начались демократические преобразования. И одно из первых решений нового польского сейма 3 августа 1990 года стало осуждения насильственного переселения украинцев. Но это было только начало - 23 мая 1998 года президенты Польши и Украины на территории бывшего лагеря в Явожно открыли памятник его заключенным. Таким образом, с точки зрения польских властей, те бандеровцы, которые убивали поляков на Украине в 1943-1945 годах, заслуживают осуждения со стороны парламента, а те, кто делал то же самое в Восточной Польше в 1945-1947 годах, заслуживают восхищения. Интересно, что немало бандеровцев успели принять участие в обоих массовых убийствах поляков, как тот же Мирослав Онышкевич, на чьем доме в его родном городе Угнив на Украине сейчас установлена мемориальная доска.

В ВО находилось несколько куреней - самых крупных подразделений УПА - численностью до 2000 человек. Правда, существовали они только до начала 1945 года, когда большинство из них были разгромлены, а уцелевшие - расформированы. Потом пришел черед ликвидации сотен, где воевали 120-150 бандеровцев. Сотня состояла из 3-4 чет, которые делились на рои.

Структуру ОУН хорошо описал Юрий Васильевич Тараскин - бывший сотрудник военной контрразведки СМЕРШ, внедренный в командный состав УПА, в своем интервью журналу «Спецназ России».

Там он сообщает: «Уровень села это - основа основ всей структуры. На базе села существовали различные мастерские по всем видам ремонта, цеха переработки сырья и пошива одежды и так далее. Вся хозяйственная часть была очень похожа на наши колхозы и совхозы. Бандеровцы после начала войны не стали разгонять эти организации, а использовали их как очень удобные для себя структуры. У них была жесткая плановая система. Заранее давалось задание, кто и что должен вырастить, посадить, заготовить, а осенью сдать. Всей этой службой заготовки в селе руководил господарчий, он был главный заготовитель - хозяйственник. После заготовки все сдавалось под расписку станичному села. Станичный в селе был в роли председателя колхоза, который ведал всеми ресурсами.

Обычно все заготовленное хранилось в лесу, в схронах, на высоком, сухом месте, хорошо замаскированное. Все тщательно учитывалось, велись записи по приходу и расходу материальных ценностей и станичный всегда знал, какими запасами, на какое количество людей он располагает. В случае надобности он ехал в лес, привозя необходимое количество припасов, и распределял среди тех домов, у которых были на постое боевики, поэтому размещение боевиков в селе не ложилось нагрузкой на семьи. Снабжением одеждой и продовольствием занимался станичный.
Самое интересное, что все подразделения делились на две части - женскую и мужскую, у каждой части были свой господарчий и станичный. Женщины занимались ремонтом и пошивом одежды, стиркой белья, перевязочного материала, уходом за ранеными. Среди населения села велась в обязательном порядке политработа по разъяснению идей ОУН-УПА, а занимались ей политработники ОУН, причем для каждой категории населения разные, отдельный для мужского населения, отдельный для женщин (обычно женщина), а также раздельно среди юношей и девушек. Помогали им в этом все священники греко-католической церкви, говоря в своих проповедях, что надо слушаться своих защитников, так как они несут свободу и право владения землей.
В каждом селе был пункт связи, представлявший собой хороший крестьянский дом, владельцы которого были так называемыми пунктовыми связи.
В этом пункте было организовано круглосуточное дежурство, так как любое время дня и ночи мог прийти связной с шифрованным донесением. Связными практически всегда были молодые девушки в возрасте от десяти до семнадцати лет. Легенда перемещения по маршруту была тщательно отработана. Обычно они шли к родственникам в соседнее село, таким же содержателям пункта связи. Мы, когда это узнали, поступали так: переворачивали эту девушку вдвоем вверх ногами и начинали трясти до тех пор, пока из ее бюстгальтера не выпадет шифрованное донесение».

Должен заметить, что бандеровские связные очень скоро изменили методы доставки грипсов (так они называли донесения). Их писали максимально мелко, сворачивали в трубочку, заворачивали ее в клеенку или целофан и помещали в рот. При задержании связная должна была его проглотить.

Дальше Юрий Тараскин описывает структуру ОУН так: «Следующий уровень - это станица, объединение трех сел. Ее руководство находилось в одном из этих сел. Состояло из станичного станицы, ведавшего размещением, постоем и снабжением всем необходимым сотни УПА (это 100-150 человек боевиков), господарчего станицы, руководившего службой заготовки припасов в этих селах.

В каждой станице была боевка СБ (служба безопасности) из 10-15 человек, тщательно законспирированных, с виду местных жителей. Отличались они неимоверной жестокостью, хуже всяких дудаевцев, убивали при малейшем подозрении на сотрудничество с советскими властями. Как пример - случай с семьей Ивана Семеновича Рухи. Он был вызван в райотдел НКВД для допроса по поводу участия в бандеровских бандах. Был признан невиновным, уехал домой, и в тот же день была расстреляна вся его семья вместе с детьми и сброшена в колодец. Иван оказался тяжело раненым. Вылез из колодца, добрался до гарнизона и рассказал об участниках расстрела, среди которых оказался и председатель сельсовета - член боевики СБ.
В станице был свой следователь, получавший сведения от своих информаторов в селах, обрабатывавший их и при надобности передававший в службу безопасности станицы или выше.Содержатели пункта связи станицы имели выход на вышестоящие уровни руководства и имели в своем распоряжении единовременно до двадцати связных. И никогда не забывалась политико-воспитательная работа с населением. Для каждого возраста и пола имелся свой отдельный воспитатель, снабжающий своих подчиненных необходимой литературой и агитационными материалами.
На уровне подрайона и района в УПА сдержались кош и курень, по нашему войсковому уставу - это пехотный полк, численностью до 2000-3000 человек. Районное и подрайонное руководство находилось в крупных селах, входящих в этот подрайон или район, там же находился штаб и командование куреня. Они не любили жить в лесу, хотя там у них были построены с помощью немецких инженеров бетонированные бункеры, хорошо замаскированные, с водяным и электрическим снабжением. Бывало, после войны, загонишь отряд УПА в лес, все в окружении. Входишь в лес. А там никого нет, все в землю попрятались. Берешь длинный железный штырь и начинаешь протыкать землю, пока не обнаружится бункер.
На этих уровнях в ОУН-УПА существовала и своя прокуратура, и следственный аппарат, состоящий из выпускников юридических факультетов Львовского, Варшавского и Краковского университетов, украинцев по национальности, работавших в тесной связке с районными боевиками Службы безопасности. Для проведения следствия имелись тайные тюрьмы для содержания и пыток заключенных. Районная боевка состояла из 10-15 хорошо обученных и вооруженных людей, по своей сути палачей, выполнявших карательные операции по распоряжению своего коменданта. Тот в свою очередь добывал сведения для проведения акций от следователей и прокуроров.
Узнавали сведения от своих людей на мелких административных должностях в сельсовете, райсовете, на постах бригадиров, председателей колхозов. В городских военкоматах и НКВД это были обычно технические работники, уборщицы, истопники, секретари-машинистки, повара в спецстоловых для оперсостава. Только однажды ОУНовцам удалось внедрить своего агента в нашу боевую группу, которая была уничтожена при захвате куренного в одном из сел. Призывом в УПА руководили коменданты мобилизационных отделов, в случае больших потерь в УПА по системе связных станичным передавались требования на мобилизацию нужного количества людей, за уклонение от призыва - расстрел.
Особое внимание надо уделить «сотне отважных юношей» и такой же «сотне отважных девушек» при отделе особого назначения. Это была настоящая кузница кадров ОУН-УПА. Вся молодежь делилась на три возрастных группы, 10-12 лет, 13-15 лет и 16-18 лет. У всех этих половозрастных групп были свои задачи, действия и спрос. Самые младшие использовались как наблюдатели, разведчики и связные, более старшие - как диверсанты. Не любили мы этих юношей, бывало, окружим банду, убившую наших товарищей, а они бросают оружие, поднимают руки и кричат, что они дети.
А «сотня отважных девушек» при этом же отделе - так это самые настоящие садистки, мы их и в плен не брали, расстреливали на месте. Они на наших пленных солдатах отрабатывали практические занятия по наложению шин на сломанные конечности, ломая им руки и ноги, или разрезали их для изучения полевой хирургии и способов сшивания ран. Свои хорошо оборудованные районные госпитали на сто тяжелораненых они держали в труднодоступной лесной местности.
Надрайонные руководители предпочитали не светиться, находились обычно в лесу, в своих бункерах. У них там было все оборудовано для автономной жизнедеятельности: и электрическое освещение, и свой водопровод с канализацией, была радиосвязь с заграницей. На надрайонном уровне существовали школы младших командиров и политвоспитателей, аналоги тренировочных лагерей в Ичкерии, находившиеся в глухих карпатских лесах. Большинство из них было уничтожено в 1943 году партизанским соединением под руководством Вершигоры. В лесах на Оржевских хуторах Глевальского района Ровенской области находился и Центральный провод ОУН-УПА, в хорошо оборудованном бетонном бункере со всеми удобствами, построенным под наблюдением немецких инженеров».

Здесь Юрий Тараскин, очевидно, путает главный (центральный) провод ОУН с областным. Дело в том, что высшее руководство ОУН во главе со Степаном Бандерой предпочитало своей жизнью не рисковать и давало указание из Мюнхена, из американской оккупационной зоны Германии. Глава ОУН не был на Украине с июля 1941 года. Учитывая, что большинство руководителей ОУН были платными агентами ЦРУ с конца 1940-х годов, то эта организация, которой так восхищаются на нынешней Украине, фактически была вспомогательным подразделением ЦРУ. Особо отметили американцы выпускника школы гестапо в Закопане Миколу Лебедя - руководителя Службы безопасности ОУН. Он получил американское гражданство, с 1949 года проживал в США. При этом американцам было известно, что он - инициатор и один из главных руководителей львовского еврейского погрома и Волынской резни. В сегодняшней Польше регулярно скорбят о своих погибших сонародниках и даже отмечают 11 июля «национальный день памяти». Однако выдачи Миколы Лебедя, который умер в США в 1998 году, от своего союзника по НАТО поляки не потребовали. В момент своего создания ЦРУ получило право переправлять в США до 100 человек в год, даже если приезд этих людей был запрещен миграционными законами США. Так и получили США нового гражданина Миколу Лебедя, а ЦРУ - сознание того, что для него закон не писан. Даже американский.

Степан Бандера, Роман Шухевич, Микола Лебедь и другие руководители ОУН с целью придания себе большего политического веса максимально преувеличивали численность и результаты деятельности отрядов националистов на Западной Украине, которые помпезно назывались УПА.

В ЦРУ охотно этому верили. В его докладе утверждалось, что на Украине «организованное и хорошо законспирированное подпольное движение, которое даже крупнее и лучше развито, чем предполагалось в более ранних докладах. Активное сопротивление советскому режиму неуклонно распространяется на восток, за пределы бывшей польской греко-католической провинции». В ЦРУ считали, что УПА в случае войны с СССР сможет послать на борьбу с ним 100 тысяч бойцов.

Руководитель отдела координации политики ЦРУ Фрэнк Винзер позже признался: «Ввиду распространения и активности движения сопротивления на Украине мы считали этот проект высокоприоритетным. По нашей информации, до 1951 года УПА/ОУН удалось устранить около 35 тысяч советских военнослужащих и членов компартии».

На самом деле даже до 1953 года от рук боевиков УПА погибли 6476 бойцов и 251 партработник.

К тому времени основные силы националистов уже были уничтожены, многие сдались, а те из них, на кого не распространилась объявленная амнистия, прятались в вырытых в земле схронах. Было решено совместно с британской разведкой принять помощь УПА и перебросить им вместе с оружием и агентуру из числа националистов, и бывших украинских эсэсовцев, обученных методам сбора разведданных на спецкурсах в Западной Германии. Началась операция «Аэродинамик», хотя правильнее было бы ее назвать «Аэродинамо». Ее куратором и был Микола Лебедь.

Всего были заброшены 33 агента ЦРУ. Среди них были и военные преступники, которых США отказались выдать СССР под предлогом того, что не могут их найти. Все они были обнаружены сотрудниками госбезопасности. 17 убиты при задержании, 1 покончил жизнь самоубийством, зато все остальные согласились сотрудничать с МГБ УССР и начали радиоигру с ЦРУ. Из их радиосообщений управление узнавало дезинформацию о новых победах УПА и, думая, что втянуло СССР в маленькую войну, посылало самолетами оружие, средства связи и новых военных преступников. Не попали в руки советской госбезопасности только два бывших эсэсовца из украинской дивизии «Галичина», которых выбросили на парашютах 18 октября 1951 года - американский летчик по ошибке высадил их в Румынии. Впрочем, это им не помогло - по приговору румынского суда они были расстреляны.

В 1954 году тайные полеты англо-американских самолетов на Западную Украину и заброска агентуры прекратились, но операция «Аэродинамик» при активном участии Миколы Лебедя продолжалась до 1990 года. На деньги ЦРУ выпускник нацистской спецшколы создал некоммерческую исследовательскую и издательскую ассоциацию Prolog, которая издавала газеты и литературу, а позже вела и радиопередачи на Украину соответствующего содержания.

Уже 10 августа 1944 года подразделения погранвойск НКВД СССР приступили к охране советско-польской границы. Таким образом, бандеровцам стало значительно труднее получать помощь от своих покровителей из Третьего рейха. Однако они, получив очередное пополнение из числа уклонистов от призыва в Советскую армию, начали вооруженную борьбу. 16 августа они убили начальника 89-го пограничного отряда полковника Петра Никитюка.

В сводке управления пограничных войск НКВД Украинского округа говорится: «В неравном бою погибли вместе с полковником Никитюк - ефрейтор Тяушев, красноармейцы Клишаков, Левшаков, Карачев. Уничтожив охрану, бандиты стали издеваться над трупом полковника Никитюка, изрезали ножом лицо и грудь, били прикладом, раздели, забрали с собой обмундирование, оружие и документыВ ночь на 30 августа 1944 г. бандеровцы совершили налет на районный центр Жовтень Станиславской области. Бандиты забросали здание районногоотдела НКВД гранатами, убили 6 работников отдела, освободили из КПЗ арестованных и скрылись».

Однако уже с 22 по 27 августа 1944 года прошла войсковая операция по очистке от бандеровцев Рава-Русского, Угневского, Магеровского, Немировского и Яворовского районов Львовской области, в которой участвовали шесть пограничных полков войск по охране тыла 1-го Украинского фронта, пять вновь сформированных пограничных отрядов Украинского пограничного округа и три армейских полка под общим командованием начальника войск Украинского пограничного округа генерал-майора Петра Бурмака. Бандеровцы потеряли 1549 человек убитыми, 541 - пленными. После разгрома одной из сотен УПА у села Рогизко на следующий день в местный военкомат пришло 1265 человек, ранее скрывавшихся от призыва в лесах. В Немировский райвоенкомат пришли с повинной 740 бандитов из числа жителей села Старый Ярув.

В ночь на 2 сентября 1944 года был предотвращен прорыв девяти сотен УПА из Польши у железнодорожного моста через Западный Буг. Потери бандеровцев составили около 100 человек. Позже был установлен контакт с польскими пограничниками, и они во время боестолкновений на границе атаковывали бандеровцев с тыла. По служебной необходимости советским офицерам-пограничникам, внесенным в специальные списки, был разрешен переход на территории Польши и Румынии. Всего, согласно отчету войск НКВД СССР, до конца 1944 года они провели 281 операцию, в ходе которых были убиты, ранены и захвачены 19 764 бандеровца, кроме того, были выявлены 6858 их пособников, а около 2800 бойцов УПА явились с повинной.

Бандера получил отчет о подпольной работе на Западной Украине с 13 по 18 ноября 1944 года: «Население целиком падает духом. Разговоры ходят среди людей, что раньше были «сотни», а теперь все пропало, всех разбили. Где мужчины остались, те соглашаются идти в Красную Армию, что вредит нашей работе. Отношение населения сильно изменилось по сравнению с тем, что было месяц тому назад. Теперь вообще не хотят принимать на квартиры».

Уже 25 ноября 1944 года вышел приказ командующего УПА Романа Шухевича №9/44: «А. От регулярных войсковых форм борьбы с советской властью перейти к боевой партизанско-диверсионной форме и к индивидуальному террору.

Б. Широко применять выступления боевиков, переодетых в советскую военную форму, внезапные налеты, засады и маневр под прикрытием ночи.
В. Всячески сохранять кадры, для этого в серьезный бой с внутренними войсками не ввязываться, а сразу же рассыпаться на мелкие группы и скрываться в схронах».

Однако расформирование куреней и сотен не спасло УПА от дальнейшего разгрома. В течение 1945 года войска НКВД ликвидировали 250 банд, уничтожили в боях 21 321, захватили 58 394 бандитов, задержали бандпособников - 34 896, задержали дезертиров - 4632, задержали уклонившихся от призыва - 43 611. Добровольно явились 34 398 участников бандформирований и 3222 человека, ранее уклонившихся от призыва в Красную армию. Было выселено бандсемей - 6155. Боевые потери войск НКВД за 1945 год составили убитыми - 497 человек, ранеными - 790 человек и пропавшими без вести - 9 человек. Часть бандеровцев понесли наказание публично.

Об этом также говорится в докладе НКВД СССР И. В. Сталину от 28 декабря 1944 года: «В городе Львове 22 декабря 1944 года были приведены в исполнение приговоры выездной сессии Военной коллегии Верховного суда СССР о смертной казни через повешение районного руководителя ОУН И. А. Петришина, руководителей оуновских банд Ф. Н. Харченко и М. И. Манздюка - участников убийства 13 работников Куликовского райвоенкомата в сентябре 1944 года, а также руководителя банды террористов З. М. Бруха и районного руководителя ОУН А. П. Париса. Приговор был приведен в исполнение публично. При исполнении приговоров присутствовали 200-400 человек. Из среды собравшихся были слышны возгласы: «Собакам - собачья смерть. Этих бандитов надо не вешать, а разорвать на куски».

Всего в ходе выездной сессии Военной коллегии Верховного суда СССР в декабре 1944 года к повешению было приговорено 128 руководящих бандеровцев. Публичные казни прошли также в городах Станиславе (сейчас - Ивано-Франковск), где на них присутствовали 5000 человек, и Дрогобыче, где посмотреть собралось 15 000 жителей города и окрестных сел. Сильно огорчила бандеровцев капитуляция их покровителя - Третьего рейха. Это привело к новому потоку явившихся с повинной. Житель села Кривоброды Коломыйского района Станиславской области В. Гришко в своем сообщении в НКВД пишет: «10 мая 1945 года через село проходила бандгруппа численностью 30-40 человек. Остановившись в селе, бандиты разошлись по квартирам. 3 бандита зашли в мой дом и в разговоре заявили: «Воевать уже хватит. Из этого ничего не получится. Германия была куда сильнее нас, но Советы ее разбили, а с нами они могут покончить за 10 минут».

Теперь бандеровцы боялись даже по лесам ночью ходить, предпочитая круглосуточно скрываться в вырытых схронах. Вот что пишет в отчете за март 1945 года надрайонный ОУН Ровенской области, о котором упоминает в своем сообщении генерал-лейтенант внутренних войск Михаил Марченков: «На территории невозможно двигаться (передвигаться), а это потому, что большевики с истребками шляются на территории ночью, а днем квартируют в селах. Поэтому такое положение парализует наши движения. Женская сеть целиком пала. Связи прерваны, так как большинство связных арестованы, а те, что остались, сидят по краевкам, потому что расконспирированы и передвигаются по территории с большими трудностями. А к этой работе с территории трудно кого-либо привлечь, потому что боятся, чтобы - не пасть».

Схроны располагались в самых неожиданных местах: в колодцах, под собачьими будками, даже под могилами на кладбищах и под алтарями церквей. Но чаще всего их выкапывали в лесах. Зимой чекисты обнаруживали схроны по следам на снегу, а в остальные времена года по запаху экскрементов. Также опытные чекисты обнаруживали схроны через замаскированные вентиляционные отверстия. Обнаружив их, туда бросали дымовые гранаты и внимательно наблюдали, откуда еще пойдет дым, таким образом обнаруживали люки для входа в схрон и другие вентиляционные отверстия. Их накрывали брезентом и, продолжая кидать дымовые гранаты, заставляли бандеровцев выходить наружу. Если вентиляционное отверстия было узким для гранаты, то тогда схроны искали с помощью двухметровых щупов.

Бандеровцев, скрывающихся в селах, выявляли при помощи «блокирования районов, пораженных бандитизмом». Они проводились обычно силами пехотного полка. Район делился на 9-15 ротных участков, охватывающих села. В каждом селе, помимо стрелковой роты, действовала и оперативная группа госбезопасности. После блокировки сразу нескольких сел в каждом из них собирали сход жителей. На нем командир роты давал час или два на добровольную явку бандитов, дезертиров, уклонистов и других преступников, скрывающихся в селе, предупреждая, что в противном случае семьи, в чьих домах они будут найдены, подлежат депортации с Украины. После истечения указанного времени начинался тщательнейший осмотр всех помещений, садов, огородов и так далее. Он продолжался 5-7 дней. Все это время мобильные и стационарные наряды солдат блокировали перемещения не только между селами, но и внутри них.

Эффективность действий подразделений министерств обороны, внутренних дел и государственной безопасности росла с каждым годом. На бандеровцев устраивали тайные засады в лесу, особенно у источников воды. Все шире использовались авиация и служебные собаки. Для усиления конспирации «воины леса» стали передавать грипсы через систему тайников, но привлеченные опытные армейские саперы минировали подходы к ним. Кроме того, они минировали обнаруженные пустые схроны и бункера бойцов УПА, а также их тайники, сохраняя при этом их маскировку.

Для получения информации от какого-нибудь отказавшегося сотрудничать бандеровца проводили сложную операцию. Его перевозили на телеге с мешком на голове и связанными руками. Он слышал выстрелы, а когда с его головы снимали мешок, то видел лежащие тела охранявших его «сотрудников НКВД». «Спасители» в форме УПА уводили его с собой в лес, где высказывали подозрения, что чекисты специально его внедрили к ним. Чтобы доказать свою невиновность, бандеровец подробно рассказывал, кого он знает в УПА и как с ними связаться. Об этом он сильно раскаивался, когда видел снова своих «оживших» конвоиров.

Приказом наркома внутренних дел СССР №001447 от 1 декабря 1944 года в селах из сочувствующих советской власти жителей стали создаваться вооруженные истребительные батальоны. Вначале они были малочисленными, так как население было запугано бандеровцами. Однако постепенно в состав истребительных батальонов стали включать амнистированных бывших бандеровцев. Они знали, что их ждет мучительная смерть в случае попадания в руки бывших товарищей по оружию, и дрались до конца. К концу февраля 1945 года в западном регионе Украины было создано 2336 истребительных батальонов, а их численность постепенно выросла до 300 тысяч человек.

Для помощи населению Западной Украины было принято решение ЦК КП(б) Украины и Совета народных комиссаров УССР «Об организации Совета помощи западным областям УССР». Тот постановил в начале 1945 года направить туда 52 100 врачей, учителей, инженеров и специалистов сельского хозяйства из восточных регионов Украины. Многие из этих ни в чем не повинных людей стали жертвами бандеровцев, но о смерти этих украинцев сегодня на Украине не вспоминают. Более того, в уборке и транспортировке урожая западным украинцам помогали и военнослужащие расквартированных там воинских частей, которых теперь иначе как «палачами Сталина» там не называют.

Сегодня любят писать о сталинских репрессиях. Однако ветераны борьбы с УПА, наоборот, в частных беседах жалуются на нехватку этих репрессий. Дело в том, что в 1947-1950 годах в СССР была отменена смертная казнь. В результате - самые кровавые палачи УПА отстреливались до последнего патрона, а потом спокойно сдавались в плен, зная, что больше 25 лет тюремного заключения они не получат. Счастье, что смертную казнь снова ввели в январе 1950 года - за два месяца до обнаружения Романа Шухевича. В течение этих трех лет чекисты при задержании бандитов УПА, на чьих руках - кровь их товарищей, часто «не замечали» поднятых рук, если взятие их живыми не обуславливалось оперативными задачами. Посмотрите, например, что говорит в приведенном выше интервью Юрий Тараскин о «сотне отважных девушек». Зато сейчас на Украине почти о каждом убитом при задержании командире УПА пишут, что он покончил жизнь самоубийством, хотя такие случаи были большой редкостью. Тут можно еще вспомнить о нескольких объявленных амнистиях, которые освобождали от уголовной ответственности тех, кто добровольно выйдет из леса.

О доброте советского руководства к тем, кто его ненавидел, свидетельствует письмо секретаря ЦК КПУ Николая Подгорного до ЦК КПСС от 25 сентября 1956 года: «Последнее время в западные области Украинской ССР вернулось из мест заключения и ссылки около 40 тысяч бывших бандитов, участников ОУН и униатских священников. Возвращение в западные области Украины ранее осужденных участников националистических организаций нежелательно, так как в этих областях вооруженные банды и организованное подполье ОУН были окончательно ликвидированы лишь в конце 1955 года».

Получается, что еще не были выловлены последние бандеровцы, а первые арестованные уже возвращались домой, отбыв наказание и став полноценными советскими гражданами. Как видите, гуманизм советской власти не знал границ, но все равно везде пишут о «кровавых репрессиях советской оккупации». Кстати, коллаборационистов - украинских эсэсовцев, сжигавших жителей польских деревень, бойцов полицейских батальонов шуцманшафта, сжигавших жителей белорусских деревень, - реабилитировали еще раньше - в 1955 году. Вышел на свободу палач Григорий Васюра, который командовал украинскими полицаями при сожжении жителей Хатыни. Тогда же освободили и всех военнопленных - независимо от срока приговора за совершенные военные преступления. О том, насколько массовым было бандеровское движение на Западной Украине, свидетельствует огромное количество проживающих там бывших боевиков УПА даже десятилетия спустя. По данным КГБ УССР, в 1972 году в республике проживало 132 тысячи бывших участников ОУН-УПА, а в 1981 году - 75 тысяч.

Однако эта массовость все равно не спасла УПА от разгрома. Хотя продержалась она довольно долго. Этому способствовала и ее пропаганда, особенно среди малограмотного западноукраинского населения. Она очень напоминала пропаганду доктора Йозефа Геббельса: тот вначале обещал победу над врагами силой немецкого оружия, а когда стало ясно, что это невозможно, стал говорить, что война будет выиграна с помощью чудо-оружия. Так и у бандеровцев: вначале - обещание о защите УПА Украины от «орд москалей», а после его провала - появление сказки о скорой войне США и Англии с СССР и создании в результате самостийной Украины. При этом информация о всесторонней помощи США и Великобритании ОУН и УПА скрывалась от рядовых бандеровцев и их пособников. Не дремала и СБ, которая за время своего существования казнила 889 бандеровцев на основании подозрений в связях с НКВД или в желании дезертировать.

Когда в 1954 году был захвачен Василий Кук, то из обнаруженных у него документов стало ясно, что ему подчинены всего 54 бандита. Бандера даже не стал назначать нового командующего УПА - зачем он нужен «армии», которую можно поместить в одном автобусе? И хотя отдельные группы, потерявшие связь друг с другом и за границей, прятались в схронах еще два года, а бандеровец Илья Оберишин просидел на чердаке до независимой Украины в декабре 1991 года, фактически с УПА было покончено в 1954 году.

Результаты ее деятельности известны. По данным МВД УССР, в 1944-1956 годах на территории западных областей Украины бандеровцы совершили 14 424 вооруженные акции, в том числе 4904 теракта, 195 диверсий, 645 нападений на представителей советской власти и председателей колхозов. Жертвами повстанцев стали 30 676 человек, среди них: 687 сотрудников НКГБ-МГБ; 1864 сотрудника НКВД-МВД; 3199 военнослужащих внутренних, приграничных и вооруженных сил; 2590 бойцов истребительных батальонов; 2732 представителя органов советской власти разных уровней, 251 партийный работник, 207 комсомольских работников, 314 председателей колхозов, 15 355 колхозников и крестьян, 676 рабочих, 1931 представитель интеллигенции, 860 детей, стариков и домохозяек. По информации 4-го отдела МГБ УССР, в 1944-1956 годах погибло 155 108 боевиков УПА и подпольщиков ОУН. Интересно, на сколько бы больше было сегодня население Западной Украины, если бы не ее новые «защитники и герои»?

Поражает то, какую необузданную ложь используют сегодня на Украине для героизации бойцов УПА - нацистских и американских пособников, садистов и бандитов. Например, в монографии Ю. Киричука «Украинское национальное движение в 40-50-х годах ХХ столетия: идеология и практика», изданной во Львове еще в 2003 году, читаем: «Взятых в плен повстанцев дико пытали. Воина УПА «Грома» зажарили насмерть. Часто тела убитых партизан каратели специально минировали».

Даже в десятках украинских источниках указано, что Гром - это командир ВО «Говерла» Мыкола Твердохлиб. Погиб он 17 мая 1954 года в бункере, покончив жизнь самоубийством, перед этим застрелил свою жену. Трупы наши саперы не минировали, так как было ясно, что хоронить их будут родственники, а не сообщники по банде. А вот бандеровцы этим занимались. Об этом они пишут сами в «Информационном сообщении членов ОУН о деятельности ОУН-УПА и ситуации в районах Волыни и Берестейщины за август 1944 года - сентябрь 1945 года».

В разделе «Описание боев УПА» можем прочитать: «В сентябре 1945 г. боевка Ратнивского района разгромила базу «ястребков» (бойцов истребительных батальонов) в селе Поступень. 7 «ястребков» пойманы живыми, а 3 удалось бежать. Захвачены: 1 пулемет Дегтярева и 6 винтовок. Один «ястребок» казнен через повешение. Повешенного заминировали, вследствие чего при его снятии миной убило еще 11 лиц, а 16 ранило».

Дальше написано еще интереснее: «В 1946 г. заместитель начальника отдела НКВД по Дрогобычской области вывел юную повстанку на центральную городскую площадь и прилюдно топором отрубил ей голову».

Ни одна из двух фамилий не написана, но и так ясно, что это брехня. Если бы это была правда, то чекист попал бы под трибунал, а на центральной площади Дрогобыча сегодня бы возвышался памятник «юной повстанке». Немало неприятностей доставляет Украине Волынская резня, так как она осложняет отношения Украины с Польшей - членом ЕС и НАТО. Для того чтобы избавиться от обвинений в адрес УПА, украинские «историки» объявили, что на самом деле 36 тысяч поляков вырезали... офицеры НКВД, переодетые в форму УПА! Есть и «доказательства» - рассказы уцелевших бандеровцев. Одно только непонятно: чем так провинились жившие на Украине поляки перед Сталиным, что он ради их уничтожения приказал массово перебрасывать офицеров НКВД через линию фронта в 1943 году?

В последнее время по историческим книгам и журналам Украины начала ходить грандиозная фальшивка о готовящейся депортации «в отдаленные края СССР» всего украинского народа! Этот шедевр фальсификации носит название: приказ №0078/42 «О ликвидации саботажа на Украине и о контроле над командирами и красноармейцами, мобилизованными из освобожденных областей Украины» от 22 июня 1944 года и якобы подписан Жуковым и Берией, хотя всем понятно, что такие глобальные приказы мог издавать только Сталин.

В постановляющей части приказа говорится: «ПРИКАЗЫВАЮ:1. Выслать в отдаленные края Союза ССР всех украинцев, проживавших под властью немецких оккупантов.

2. Выселение производить: а) В первую очередь украинцев, которые работали и служили у немцев.
б) Во вторую очередь выслать всех остальных украинцев, которые знакомы с жизнью во время немецкой оккупации.
в) Выселение начать после того, как будет собран урожай и сдан государству для нужд Красной Армии.
г) Выселение производить только ночью и внезапно, чтобы не дать скрыться одним и не дать знать членам его семьи, которые находятся в Красной Армии.
3. Над красноармейцами и командирами из оккупированных областей установить следующий контроль: а) завести в особых отделах специальные дела на каждого;
б) Все письма проверять не через цензуру, а через особый отдел.
в) Прикрепить одного секретного сотрудника на 5 человек командиров и красноармейцев.
4. Для борьбы с антисоветскими бандами перебросить 12 и 25 карательные дивизии НКВД».

Забавно читать, что в СССР, оказывается, были подразделения, носящие наименования «карательные дивизии». Что касается контроля за военнослужащими из Украины, то у НКВД такого количества не только секретных, но и явных сотрудников не было, да и быть не могло. Но даже не в этом дело, а в том, что эту фальсификацию изготовили в ведомстве доктора Геббельса и распространяли на Украине летом 1944 года в виде листовки, издательский знак - «566». Нынешние украинские мифотворцы только убрали из листовки одно предложение: «Украинцы! Этот приказ находится в руках Германского Верховного Командования». Это яркий пример преемственности пропаганды Третьего рейха и современной Украины.

К сожалению, фальсифицировать историю на Украине будет все легче, так как там вовсю идет процесс чистки архивов и уничтожения документов, показывающих в негативном свете ОУН и УПА. В мае 2015 года был принят закон «О доступе к архивам репрессивных органов коммунистического тоталитарного режима 1917-1991 годов», по которому архивы СБУ, СВР и МВД Украины передавались в специально созданный Украинский институт национальной памяти - главный источник исторических фальсификаций. Об этом сообщают прежде всего западные ученые.

Профессор истории Северо-Западного университета США Джеффри Бердс пишет: «Ученые из его коллектива публикуют подборки сфальсифицированных документов. Я знаю это, потому что видел оригиналы, делал копии, а затем сравнивал их записи с оригиналами. Что удалено? Любые материалы с критикой украинского национализма, с выражением недовольства и проявлениями разногласий в рядах руководства ОУН-УПА, разделы, где респонденты сотрудничали с властями и давали показания против других националистов, записи о кровавых злодеяниях».

Такого же мнения и профессор Парижского университета Дельфин Бештель: «Власти поставили перед институтом задачу опровергнуть участие украинских националистов из ОУН и УПА в Холокосте на Украине».

После разгрома Третьего рейха великий немецкий писатель, драматург и режиссер Бертольт Брехт предупреждал: «Еще плодоносить способно чрево, которое вынашивало гада».

Мне кажется, на Украине это предупреждение сбылось.

Данная статья является исключительно мнением автора и может не совпадать с позицией редакции.

* Организация запрещена на территории РФ.
  • ✱ - запрещенная в РФ экстремистская организация
  • ✱✱ - физлицо или организация, признанные в РФ иноагентами