Политика
Кремль сделал ход трубой
Общество
«Королеву соула» Арету Франклин похоронят в Детройте
Следующая новость
Загрузка...

    Кремль сделал ход трубой

    Сварка газопровода

    Сварка газопровода Перенацелив "Южный поток", Владимир Путин перевернул шахматную доску, на которой ему пытались поставить мат.

    Объявление "газовой войны"

    Заявления президента России Владимира Путина и главы "Газпрома" Алексея Миллера о судьбе газопровода "Южный поток" вызвали переполох в правительственных кабинетах и экспертных кругах Европы. Реакция спикеров Старого Света оказалась на удивление различной: от победных реляций в духе "Ура, мы заставили Россию отступить!" до алармистских криков "Москва идет на нас войной!" и скорбных причитаний "Что же мы теперь будем делать без русского газа?". К первому варианту склоняются в основном "глобалистские" издания, ориентированные на Вашингтон. Так, британская Daily Mail полагает, что "Южный поток" стал жертвой падения цен на энергоносители и жесткой позиции ЕС по украинскому вопросу. С ней соглашается французская Le Figaro, подтверждающая курс Евросоюза на диверсификацию источников газовых поставок. А немецкий Der Spiegel, заявив о том, что Брюссель намеренно заморозил строительство трубы из-за украинского кризиса, добавляет: прекращению проекта способствовало экономическое ослабление России из-за западных санкций. Другие европейские СМИ, перечисляя те же аргументы, привычно винят во всем Россию и даже видят в путинских словах прямую или завуалированную угрозу Европе. Об этом пишет английская The Guardian, а The Times и вовсе ставит заголовком фразу: "Заключив трубопроводную сделку с Турцией, Путин объявил Европе газовую войну". Как это сочетается с риторикой "Мы покарали Россию", совершенно непостижимо. Иная реакция — у представителей балканских государств. Но если, к примеру, сербы с венграми дружно возводят очи горе, горестно размышляя, где же им теперь брать газ, то болгары разделились во мнении: пока официальные представители Софии наперебой заявляют о "блефе Москвы" и требуют еще сильнее сплотиться вокруг своего "европейского выбора", простые жители винят собственную власть в ничтожности и подсчитывают многомиллиардные убытки. Что касается властей Евросоюза, то пока они хранят сосредоточенное молчание, "ожидая объяснений" от "Газпрома" и обещая "проанализировать ситуацию". Причем, как следует из слов верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерики Могерини, анализировать вполне ясное дело они собираются почему-то с помощью НАТО.

    Что это было, чья победа, кто побежден?

    Спектр внутрироссийских оценок "закрытия" газотранспортного проекта более узок: в нем преобладают шапкозакидательские настроения, сводящиеся к формуле "Пусть Европа замерзнет!" Провластные СМИ и пропутинский сегмент блогосферы в массе своей горячо приветствуют "смерть "Южного потока" – хотя те же авторы и блогеры все последние годы не ленились писать о том, каким достижением оказалось бы для нашей страны успешное строительство очередной трубы в Европу. Более осторожная часть российского экспертного сообщества, еще помнящая о том, сколь усердно рекламировалась особая миссия "Южного потока" в российской геополитической экспансии, видят в риторике Путина "второе дно", полагая, что это не более чем нарочное запугивание "европейских партнеров". С их точки зрения, ни о каком "закрытии" "Южного потока" не может быть и речи, а весь "турецкий гамбит" Кремля — тонкая тактическая игра по "принуждению Европы" к долгожданному одобрению не единожды заблокированного проекта. Кто же прав? Болгарские власти и осторожные российские аналитики, считающие громкие заявления Путина и Миллера блефом? Западноевропейская пресса, уверенная в "очередной победе над Россией"? Или отечественная провластная медиасфера, убежденная в том, что решение похерить раскрученный проект – это гениальная находка Кремля? А главное, что же теперь будет с "Южным потоком"? Давайте разбираться.

    Европа против "Газпрома"

    Сперва следует выяснить, какие именно цели преследовали Россия и Евросоюз, начиная это удивительное танго под названием "Южный поток" и долгое время участвуя в совместных телодвижениях на геополитическом паркете. О чем всегда мечтал "Газпром"? Выгодно продавать собственный газ. Продавать его долго, с высокой маржой, без транзитных рисков, без изменения правил игры и прочей нервотрепки, способной поколебать финансовые показатели компании и ее статус "надежного поставщика энергоресурсов". Для этого "Газпрому" желательно иметь безопасный маршрут для трубы и богатого платежеспособного покупателя на ее конце: жирный бюргер из Ганновера или Инсбрука вполне подойдет. Совсем хорошо, когда рядом нет конкурентов, и этот самый бюргер, подсев на твои поставки, не желает иметь дела с другими "дилерами". Лучший вариант — когда твои трубы дотягиваются до каждого европейского дома, то есть, тебе принадлежит не только большой трубопровод, но и розничная сеть. Там и цены значительно выше, да и вообще – надежнее. В этом плане "Южный поток", как он замышлялся "Газпромом", представлял собой идеальное предприятие. Но эта "газпромовская правда" не имела ничего общего с "правдой покупателя" в лице ЕС. Интересы Брюсселя в газовой сфере до последнего времени совпадали с интересами Москвы лишь в одном аспекте — в стремлении обойти стороной Украину, дабы незалэжные хлопцы не тырили чужой газ долгими морозными ночами. В остальном желания Евросоюза и "Газпрома" различались самым драматическим образом. Европа мечтала о диверсификации углеводородных поставок и как огня боялась российского монополизма. Из страха ЕС даже придумала, специально против "Газпрома", т.н. "третий энергетический пакет" — систему законодательных ограничений против монопольных поставщиков энергоресурсов. По "третьему энергопакету" Европа изначально собиралась ограничить аппетиты "Газпрома" в двух вещах. Брюссель не хотел впускать российскую компанию в свои розничные сети. И требовал, чтобы не менее половины мощностей "Южного потока" было зарезервировано под других поставщиков газа, то есть прямых конкурентов "Газпрома". Формально всё это должно было регулироваться на уровне прав собственности — речь шла о том, чтобы "Южный поток", по сути, вообще не принадлежал "Газпрому". Долгие препирательства на этот счет начались задолго до Украины. Разразившийся вслед за тем кризис на Юго-Востоке, помноженный на Крым, сбитый "Боинг" и санкции, примешал к экономике большую политику и спутал все карты. Минувшим летом Брюссель фактически "лёг" под Вашингтон, и с тех пор главным его ориентиром стало соблюдение не собственной "энергетической безопасности", а... интересов Украины как транзитера российского газа. С этого момента "Южный поток", замышлявшийся как "убийца" украинской транзитной системы, потерял всякие шансы на реализацию в прежнем варианте — то есть, как проложенная по дну моря труба, выходившая прямиком на европейскую сушу где-то под Варной. Что же оставалось делать Москве? Подписаться под "третий энергопакет" и фактически отдать "Южный поток", стоимостью в десятки миллиардов долларов, в распоряжение покупателей и конкурентов? Или полностью закрыть проект, чтобы вновь зависеть от украинского транзита, расписавшись во всесилии Вашингтона и правоте капризного и враждебного Киева? Первое решение сулило большие финансовые убытки, второе — огромные политические издержки. То и другое попахивало капитуляцией. Россия оказалась в неприятнейшей "вилке", после которой маячил мат. И тогда Путин, как это уже бывало не раз, перевернул шахматную доску вверх дном. 1 декабря 2014 года началась новая игра.

    «Турецкий гамбит»

    Найденное решение — не закрывать "Южный поток", а пустить его в ту же Европу через Турцию — действительно можно назвать гениальным, если кому-то требуются подобные эпитеты. Ведь что в итоге придумано? Труба, как планировалось и раньше, проляжет по дну Черного моря, но выйдет на поверхность не в Болгарии, а чуть южнее, в европейской части Турции. Через береговые мощности стоимостью под 5 млрд долларов, уже построенные под "Южный поток" на территории России, будут прокачиваться все те же 63 млрд кубометров газа в год, как и планировалось ранее. Из них 14 млрд (запомним эту цифру) пойдут на внутренние нужды Турции, а без малого 50 млрд кубов... Вот здесь и начинается самое интересное. У Путина этот момент подан так: "…Если будет признано целесообразным, то создать на турецкой территории на границе с Грецией дополнительный так называемый газовый хаб для потребителей в Южной Европе. И все, кто заинтересован в получении оттуда энергоресурсов, могут туда приходить и там приобретать". Казалось бы, ну, и в чем разница: заходить ли в Европу коротким путем через члена ЕС Болгарию или вести ту же трубу через транзитную Турцию и другого члена ЕС Грецию – то есть, чуть более длинной дорогой, да еще через неевропейского посредника? И вообще, что же получается: бившийся за доступ в австрийские и итальянские сети "Газпром" теперь готов отдать все рычаги управления даже не европейцам, а, прости господи, туркам? В этом, что ли, победа? Нет, победа — в другом. В газовом хабе на самой границе с ЕС. Под Анапой его строить нелепо. В Болгарии его построить не удалось бы. Более того, загнав свой газ безо всяких хабов в "болгаро-сербо-словенско-австрийско-итальянскую" трубу, выстроенную в основном на его же деньги, "Газпром" рисковал получить "сюрприз" от Брюсселя в виде новых правил и расценок, как это во многом случилось с газопроводом OPAL, являющимся частью "Северного потока", — и отвертеться было бы уже нельзя. А тут — "Газпром" доводит свой газ до хаба на греческой границе и дальше либо продает его всем желающим из Южной Европы, либо… ну скажем, сжижает его на будущих заводах по производству СПГ, чтобы гнать танкерами в порты более сговорчивых покупателей в любой точке планеты. Не зря же Путин произнес на той же пресс-конференции в Анкаре: "Мы перенацелим потоки наших энергоресурсов на другие регионы мира, в том числе с помощью продвижения и ускоренной реализации проектов по сжиженному природному газу. Будем продвигать на другие рынки, и Европа не получит этих объемов, во всяком случае, из России". В этой фразе сказано и про контракты с Китаем, и про возможные заводы СПГ на турецком побережье, и про развязанные руки России. Что же касается проблемного "третьего энергопакета", то сейчас даже Брюссель не знает толком, как трактовать эти законы в случае с российским газом, приходящим в Европу через давным-давно ассоциированную с ЕС Турцию. Да, "Газпром", видимо, теряет шансы войти в розничные сети Южной Европы. Но это произошло бы в любом случае.

    Подсчет «убитых зайцев»

    Впрочем, это еще не всё. Долгое время Анкара считалась важным антироссийским козырем в европейской газовой игре. По территории Турции должны были пролегать все потенциальные газопроводы из Ближнего Востока, Закавказья и Средней Азии, призванные конкурировать с "Южным потоком": от похороненного "Набукко" до пока еще актуального проекта "Южного газового коридора" в составе существующей трубы Баку—Тбилиси—Эрзурум и еще не построенных ниток TAP и TANAP. Теперь же, похоже, этим проектам приходит конец: имея на своем конце "Южного потока" 50 млрд лишних кубометров газа, турки вряд ли согласятся "вписываться" в какие-то альтернативные потоки, способные рассердить Москву. Либо возможен такой вариант: эти потоки все же появятся, но будут расширены в три раза, чтобы впустить в себя "газпромовский" газ. Что же касается Украины, то с ней, как с транзитером, вопрос кажется окончательно решенным. Украинская ГТС, которую Киев пытается продать американским компаниям, в скором времени перестанет быть кому-то интересной. Европе, если она не хочет замерзнуть, придется покупать газ на турецкой границе. Сама же Турция также перестанет зависеть от украинско-балканского транзита российского газа (упомянутые 14 млрд кубометров — вдобавок к 16 миллиардам кубов, идущим по "Голубому потоку"), поскольку его полностью заменит "Южный поток". Даже "сирийский вопрос" может быть вполне урегулирован в рамках нового российско-турецкого партнерства. Анкаре больше нет смысла впрягаться в свержение режима Башара Асада — ведь она теперь не нуждается в катарском газе, который мог бы прийти в Турцию через "усмиренную" Сирию. Наконец, еще более наглядным становится разворот России на Восток: выступая в Анкаре, Путин очень ясно дал понять, что у "Газпрома" больше нет никакой необходимости лезть на газовый рынок в Европу, в погоне за "статусом" набивая себе политические шишки и терпя финансовые убытки. Другие, более сговорчивые и вменяемые страны, купят весь наш газ. Если же рассуждать в еще более общих категориях геополитического характера, то с помощью переориентации "Южного потока" Кремль убивает трех зайцев: лишает Запад важного козыря в "украинском вопросе"; демонстративно смеется над режимом "общепланетарных" торговых санкций; и обретает в лице Турции долгосрочного стратегического союзника в важнейшем регионе мира. Всё, что потребовалось для этого, — сдвинуть прочерченную по карте полоску "трубы" на несколько километров южнее. Ну, и решиться на это, конечно. Денис Тукмаков

    Автор: Алексей Громов