ФАН подвергся DDoS-атаке. В настоящее время сайт работает в ограниченном режиме.

Алтайский «Кучуксульфат» отразил очередные нападки Генпрокуратуры России в суде

Общество

Очередная, но не последняя встреча. Стороны по делу об истребовании обыкновенных акций «Кучуксульфата» вновь встретились в Алтайском краевом арбитражном суде.

С первых минут представитель Генпрокуратуры дал понять: аппетиты надзорного ведомства от заседания к заседанию растут. Если в иске, который был заявлен ранее, речь шла о возврате 80% акций, то на этот раз ведомство требует все 100%, а также просит сделать невозможным, чтобы собственники бумаг могли ими распоряжаться. Один из ответчиков, руководствуясь опытом прошлого заседания, подготовил встречный иск к Генпрокуратуре. Напомним, двумя неделями ранее судья Зверева удовлетворила подобный запрос, из-за чего дело начали рассматривать с самого начала.

На этот раз в суде появились новые участники - представители группы третьих лиц, которые могут заявить самостоятельные требования.

«Наши интересы - интересы первых акционеров - совпадают с интересами ответчиков. У нас одна позиция, мы считаем, что приватизация арендного предприятия «Кучукский сульфатный завод» была проведена законно, без нарушений законодательства, поэтому просим привлечь нас для участия в судебном процессе в качестве третьего лица. У нас есть правовое обоснование, мы имеем право заявить требование о пропуске срока исковой давности», - заявили представители общественности.

Ответчик со стороны «Кучуксульфата» вновь подготовил объемный пакет документов, указывающий на законность и правомочность принятых решений. Утверждается, что за всю историю предприятия проверяющие не нашли ни одного нарушения. Но подход прокуратуры к этим доводам ничуть не изменился. Многие уверены, что отрицание всех аргументов защиты - просто тактический ход. При этом ответчиков истец часто обвиняет в затягивании процесса. А когда те предоставляют документальное обоснование своей позиции, получают в ответ нападки. В этот раз представители Генпрокуратуры попросили суд не принимать ряд документов от ответчиков, якобы составленных с нарушениями.

Замечаний, доводов, дополнительных доказательств, отзывов в этот раз снова было много. Чтобы разобраться со всеми вновь представленными документами, суду понадобилось время. Был объявлен перерыв, после которого несколько просьб удовлетворили, по некоторым - отказали, а остальные оставили без изменений. Часть документов рассмотрят уже на следующем заседании. В этот раз суд поддержал ряд прокурорских предложений, в том числе касавшихся корректировки иска и наложения обеспечительных мер на акционеров. Но ничего из ряда вон выходящего на суде не произошло. Это уже четвертое такое заседание с «перетягиванием одеяла» то в одну, то в другую сторону. Вот и пример: ответчики подготовили ключевых свидетелей, способных пролить свет на важные обстоятельства. Сделали это с привлечением нотариуса, как того требует закон. А прокуратура просила приобщить суд письмо тому самому нотариусу с информацией о том, что в протоколах были допущены ошибки и нарушено федеральное законодательство.

«Считаю возможным приобщить документ, который предоставила Генпрокуратура, но хочу обратить внимание всех лиц, участвующих в деле, и суд, на то, что этим документом как раз подтверждается оказание некоего давления со стороны Генпрокуратуры на нотариуса. Прокуратура предупредила нотариуса о том, что действия по обеспечению доказательств по заявлениям Сапрыкина и Гамаюнова совершать не следует. «Не советует» Генпрокуратура совершать эти действия, поскольку они якобы противоречат нормам законодательства о нотариате. При этом эти нормы напрямую предусматривают возможность совершения такого нотариального действия по обеспечению доказательств. Непонятно, почему Генпрокуратура, являющаяся главным надзирающим органом, такие заявления делает», - сообщила представитель ответчиков.

Ключевым на этом заседании, по мнению большинства собравшихся, стало выступление топ-менеджера предприятия, председателя совета директоров «Кучуксульфата», Василия Гамаюнова. Уже не стоит удивляться, что прокуратура была против предложения стороны ответчиков. И по вполне понятным причинам: человеку есть что сказать, а все вопросы истца были разбиты доводами и доказательной базой в считанные секунды. Забежав вперед, отметим, что суд дал слово тому, кто много лет назад спас как завод от банкротства, так и поселок Степное Озеро от печальной участи многих российских деревень.

«Действующие акционеры - добросовестные приобретатели, добропорядочно владеют акциями, открыто, прозрачно, платят налоги. 14 миллиардов 620 миллионов с 2006 года, в федеральный бюджет - 5 миллиардов 633 миллионов, сдавали и сдают всю положенную отчетность во все госорганы, где видят все наши учредительные документы 20 лет уже. Видят, кто акционер, видят, что предприятие частное», - заявил Василий Гамаюнов.

Прокуратура по неизвестным причинам делает вид, что известно об этом стало лишь в конце 2021 года. Возможно, именно поэтому сотрудники ведомства были искренне против выступления Василия Гамаюнова на заседании, и сразу после длившейся почти час речи одного из совладельцев завода, обрушилась на него шквалом вопросов, порой не давая ответить и перебивая, если ответы шли вразрез с их видением дела. Суд несколько раз делал замечания сторонам и просил общаться корректно.

Сотрудники прокуратуры, узнав, что история противостояния «Кучуксульфата» и надзорного органа стала значимой темой в новостной повестке и суммарно имеет более 30 миллионов просмотров в Сети, сделали акцент и на том, что СМИ не всегда корректно освещают эту тему.

Во время заседания ответчики еще раз обозначили, что сейчас «Кучуксульфат» - одно из лучших предприятий края, социально-ответственный работодатель, вложивший миллионы рублей в бюджет поселка и региона в целом. Завод обеспечивает сотрудников достойной зарплатой и мощным социальным пакетом.

«20 тысяч выделяется на рождение ребенка, даже если мама не работает на заводе, выдают отцу ребенка родившегося. При вступлении в первый брак - тоже 20 тысяч, есть и очередь на ссуду для приобретения и строительства жилья, поддерживают ветеранов, не забывают детей - выделяют средства на приобретение путевок в загородные лагеря», - рассказала председатель профсоюза ОАО «Кучуксульфат» Ольга Андреас.

Дополнительное медицинское страхование, поддержка в трудных жизненных ситуациях - далеко не все, что предприятие делает для своего коллектива. Поэтому в Степном Озере с замиранием сердца ждут вестей из зала суда. После каждого заседания местные жители собираются и обсуждают, как жить дальше. При этом никто не сомневается, что справедливость восторжествует. За нее готов биться каждый заводчанин, ведь «Кучуксульфат» и работа там - смысл жизни для тысяч людей. Не только тех, кто там трудится, но и членов их семей.

«При такой поддержке нашего социально-ответственного работодателя, я думаю, что есть смысл бороться и поддерживать его. И рабочий коллектив, и пенсионеры, все говорят: «Что надо сделать? Скажите!» Пенсионеры даже говорят, что готовы «ползти к президенту, если разрешат», - подчеркнула Ольга Андреас.

Почему же Генпрокуратура против приобщения к материалам дела допросов ключевых свидетелей, по мнению администрации «Кучуксульфата»? Этот вопрос прозвучал на брифинге по итогам судебного заседания.

«Доказательная сила этих документов максимальная с нашей точки зрения. Почему? Потому что эти люди действовали в то время, когда проходила приватизация. Они держали все в своих руках, принимали определенные решения, когда проверяли - запрашивали документы в комитетах, в «Кучуксульфате». Смотрели, изучали, на основании этого выдавали заключения. Те, которые мы взяли законным образом, потому что к архивам нет ограничения доступа. В документах есть вывод: переход права собственности был осуществлен законным образом. И документы, и показания руководителей прокуратуры и Потапова имеют самую высокую доказательность с нашей стороны - потому что это было в то время, и эти люди это делали. Они документы в руках держали, они решения принимали, они контроль осуществляли, отвечали за это. Их функционал был - надзор за этим. Приватизация была главной темой, за которой прокуратура надзирала в 90-е. И чтобы она мимо такого субъекта прошла? Я на суде говорил, что ситуацию курировали и сотрудники ФСБ. Афанасьев, представитель ФСБ, мне сказал: «Замначальника отдела прокуратуры Плотников просто «не вылезал оттуда», проверялись все субъекты». Сотрудники ФСБ вели реестр и списки, все это проверялось, документы листались, нигде нет претензий. Почему прокуратура не хочет, чтобы эти документы к материалам дела были приобщены? Потому что это полностью разбивает их позицию с точки зрения пропуска исковой давности. Потому что была проверка, документы были, и, чтобы обесценить нашу доказательную базу они пытаются добиться того, чтобы эти документы не были приобщены», - задается вопросом Гамаюнов.

Тем временем моногород Степное Озеро сворачивает социальные программы, которые добровольно спонсировал завод. В разы сократились работы по уборке снега на улицах, минимизировано и уличное освещение. Единственную станцию очистки питьевой воды «Родник», которую построило и содержало предприятие, пришлось закрыть. Жители вынуждены кипятить жидкость из крана, а в этих солончаковых землях Кулундинской равнины она не подходит для употребления в пищу. Заводчан беспокоит их будущее. После каждого заседания суда проходят митинги.

15 февраля с учетом вновь открывшихся обстоятельств суд начнется сначала.