ФАН подвергся DDoS-атаке. В настоящее время сайт работает в ограниченном режиме.

Уроки блэкаута: энергетическая система среднеазиатских республик должна быть интегрирована с российской

Общество

Вот уж нарочно не придумаешь: две параллельные картинки в один и тот же день 25 января 2022 года.

Средняя Азия, 10:57 утра по местному времени - перегрузка 500 МВт мощности на сети KEGOC в Казахстане, аварийный сброс нагрузки, многочасовой блэкаут сразу в трех странах, объединенных восстановленной в 2018 году общей энергосистемой: помимо юга Казахстана без электричества оказались Кыргызстан и Узбекистан. Прекратили работу аэропорты, школы, больницы, улицы без работающих светофоров, жилые дома без воды и частично без отопления - отключились системы электронасосов. Не работают общественный электротранспорт, включая ташкентский метрополитен, мобильная связь, мобильный интернет, банкоматы… Представители энергетиков Казахстана, Киргизстана и Узбекистана возлагают вину друг на друга и на единую энергосистему Средней Азии, созданную еще в советское время. Она плохая, она виновата…Украина, 12:00 по местному времени. Из энергетического баланса Незалежной выпадает почти 2 ГВт мощностей: аварийно останавливаются два блока АЭС: №1 на Хмельницкой и №4 на Запорожской. Дефицит оперативно покрывается аварийными поставками из Белоруссии, России, а также подключением резервных тепловых (угольных) мощностей. Ни о каком «блэкауте» и речи не идет, хотя актуальные политические отношения между Украиной и Россией, а также Украиной и Белоруссией трудно назвать нормальными. Но все срабатывает «на автомате», как в советские времена.

Если задаться вопросом, какова мораль, которую можно вынести из этих двух картинок, показанных нам в один и тот же день, - никаких разночтений в данном отношении нет и быть не может. Энергетическими системами надо заниматься. Если в советскую эпоху единая энергосистема Средней Азии была рассчитана на один уровень потребления электричества и имела рабочие переходы с общесоюзной энергетической системой, то сегодня, когда население региона существенно выросло (Казахстан - с 16,5 до 20 млн человек, Кыргызстан - с 4,5 до 6,7 млн человек, Узбекистан - с 19,8 до 35,6 млн человек), энергоизбыточные Туркменистан и Таджикистан (сезонно) ушли в самостоятельное плавание - во многом с подачи Пекина, а сколько-нибудь существенные мощности для подпитки этого «среднеазиатского острова» электроэнергией извне не предусмотрены, никаких гарантий энергобезопасности само по себе восстановление «советской» схемы не дает. Кстати, и восстановили-то ее в 2018 году по инициативе Узбекистана, который из всех трех республик испытывал наибольший дефицит энергии и располагал «главным рубильником» всей системы у себя в Ташкенте. В результате четыре года получалось сглаживать пики и перераспределять нагрузки «на старой базе», но ничего вечного в мире не бывает.

И нынешний среднеазиатский «блэкаут» можно считать своего рода «моментом истины», свидетельствующим о том, что без реинтеграции с общероссийской энергетической системой дальнейшее развитие и функционирование энергосистемы Средней (а с учетом Афганистана - Центральной) Азии становится затруднительным, если вообще возможным. Чем быстрее и мощнее окажется такая реинтеграция (планы которой уже разработаны в рамках ЕАЭС), тем лучше будет для региона в целом, откуда существенные потоки энергоносителей уходят на обеспечение потребностей быстрорастущей и высокоплатежеспособной экономики КНР.

Потому что, как говорил некогда Бисмарк: «Меня не интересуют ваши намерения - меня интересуют ваши возможности». И как бы прихотливо ни менялись порой политические векторы, базовые экономические, особенно инфраструктурные, взаимозависимости от этого никуда не исчезают. И чем стабильнее будут экономики соседних с Россией стран, тем большим количеством взаимовыгодных связей будут подкреплены отношения с ними.

Стоит напомнить, что по итогам 2021 года в России был произведен рекордный объем электроэнергии (1,131 трлн кВтч, рост на 6,1%), а ее экспорт увеличился в 2,2 раза, до 25 млрд кВтч, составив более 2% от общего производства.

Статья является мнением автора и может не совпадать в позицией редакции.