Блогер Голос Мордора: Президент Молдавии Майя Санду переписывает историю конфликта в Приднестровье

Общество

Стоит рассказать, а что же происходило в Молдавской Советской Социалистической Республике в конце 80-х и начале 90-х годов.

Некоторые политические деятели умудряются переписывать историю прямо на глазах. И, что самое удивительное, историю совсем недавнюю, которая у очень многих еще свежа в памяти. Например - президент Молдавии Майя Санду.

Она заявила, что что Россия причастна к вооруженному конфликту в Приднестровье, который был «попыткой воспрепятствовать независимости Молдавии».

Так что, наверное, стоит рассказать, а что же происходило в Молдавской Советской Социалистической Республике в конце 80-х и начале 90-х годов и имела ли к этим событиям какое-либо отношение Россия.

На определенном этапе самоубийства СССР, которое именовалось перестройкой, в Молдавии, как и во многих других республиках СССР, проснулось национальное самосознание. Да как проснулось! Молдаване объявили себя прямыми потомками великого Рима. Мол, язык у нас почти что латинский. А многие молдаване и вовсе объявили себя румынами и заявили, что никакой Молдавии, молдавского языка и молдавской нации вообще не существует. И соответственно - национализм воцарился в государственной политике. Молдавский язык - единственный государственный, да еще переведен с кириллицы на латиницу (несмотря на то, что древние молдавские тексты были написаны именно кириллицей), русские получили клеймо оккупантов, которые веками гнобили молдаван и спаивали их водкой, в общем, весь стандартный набор националистов.

Далеко не все в Молдавии были рады такой политике. Во-первых - в Молдавии жила огромная доля русскоязычного населения. Это русские, украинцы, евреи, болгары, а во-вторых - на юге Молдавии живут гагаузы, удивительный и интересный народ, тюркский, но при этом православный.

Референдум по СССР, тот самый, знаменитый, был в Молдавии заблокирован. Его проводили лишь в воинских частях, да и возле них резвились пьяные «потомки древних римлян» с палками, больше похожие на бабуинов.

Всю эту политику и новый курс Молдавии не принимали в Приднестровье и в Гагаузии. Вплоть до того, что отказывались исполнять новые законы и даже начали формировать какую-то государственность. Советскому Союзу, а уж тем более России, на это было уже наплевать. И так все рвалось по швам.

Первой силовой попыткой «усмирить» непокорных стал поход на Гагаузию. Шли добровольцы, которых одели в нечто, подобное тюремной робе. Оружие - арматура. Добровольцев собрали на главной площади Кишинева, премьер Мирча Друк толкнул прочувствованную речь, рассказав, что эти люди - ядро будущей великой армии. А само ядро в это время обильно дышало перегаром, было небрито, мято и ждало, пока его закинут в «Икарусы» и повезут на гагаузов.

К счастью, тогда все закончилось хорошо, без жертв. Кто-то вовремя остановил автобусы с мертвецки пьяными телами воинов свободной Молдавии.

Но затем, когда СССР уже развалился, пришла пора «наводить порядок» в Приднестровье. Был это 1992 год. В марте началась военно-полицейская операция по возвращению Приднестровья в Молдавию.

Сразу скажу, что России тогда было не то чтобы до Приднестровья, но даже и до остатков Советской армии, которые стояли в Приднестровье. Да и приднестровцы вообще не чувствовали себя под какой-то защитой России. Ситуация осложнялась тем, что в конфликт могла вмешаться Румыния.

Надо заметить, что против молдавских националистов поднялось все Приднестровье. В ополчение записывались даже женщины и подростки. А оружие - взяли на складах Советской армии. Кстати, охрана этих складов не сопротивлялась. А как же иначе? Русские ребята, многие из которых сами из Приднестровья.

В общем, началась настоящая война. С достаточно большими человеческими жертвами. Молдавской стороне удалось на короткое время захватить даже город Бендеры, который являлся ключом к столице Приднестровья Тирасполю. Но их оттуда достаточно быстро выгнали.

Россия вмешалась только тогда, когда конфликт разросся до применения тяжелых вооружений. Существовала угроза нанесения артиллерийских ударов по Тирасполю, при которых число гражданских жертв было бы огромным. Определенную роль в окончании боевых действий сыграл и генерал Лебедь. Но это все было уже на заключительном этапе, когда президент Ельцин и российское правительство соизволили вспомнить о том, что в Приднестровье живут их соотечественники.

До этого Россия вообще никак не вмешивалась в конфликт и лишь делала какие-то «заявления». Так что президент Молдовы Майя Санду нагло врет, заявляя о причастности России. У России тогда были свои проблемы, и правительству было не того, что творится на окраинах бывшего СССР. Скажу больше - при вмешательстве в конфликт Румынии и вовсе была стопроцентная возможность задавить Приднестровье, и вряд ли Россия этому как-то помешала.

Вина за Приднестровский конфликт целиком и полностью лежит на националистах из тогдашнего молдавского правительства - и ни на ком больше. И на них же - ответственность за многочисленные жертвы конфликта с обеих сторон.