ФАН подвергся DDoS-атаке. В настоящее время сайт работает в ограниченном режиме.

Баллы решают все

Общество

Минцифры с Lenovo, HP и Acer создадут ноутбуки на российских процессорах. Речь идет о партии в 50 тысяч локализованных устройств до конца года.

Минцифры призвало изготовителей электроники Lenovo, HP и Acer в рамках эксперимента начать подготовку к выпуску ноутбуков с российскими процессорами Baikal. В качестве «пробного шара» будет выпущена партия в 50 тысяч устройств, заказчиками которых должны стать российские государственные учреждения и компании: для них такое требование прописано в новом законе.

По сути, наша страна стоит перед непростым выбором, в котором легко сделать ошибку, погубившую СССР полвека тому назад. Речь идет о стратегии развития импортозамещения в микроэлектронике, вокруг которой в последнее время развернулись нешуточные баталии. Как и в начале 1970-х годов, сегодня в России столкнулись два подхода - опора на собственные силы и стандарты против желания получить все сразу и в готовом виде из-за рубежа.

Состояние, в котором оказалась Россия после компьютерной революции последней трети ХХ века, достаточно емко было названо «цифровой колонией». Принципы этого нового колониального устройства достаточно наглядно демонстрировались стандартами использования компьютеров: если процессор - то это Intel, если система команд - то х86, если это операционная система - то это Windows, если это прикладные программы, то, в зависимости от вашей специализации, это Word, Excel или же Photoshop. Исключения из этого правила были столь редки, что лишь подтверждали его.

Новая цифровая колонизация мира не встретила особого сопротивления: уже к началу 1980-х годов США, как главный «колонизатор», настолько вырвались вперед в развитии компьютерной техники, что догнать их представлялось практически невозможным.

Интересно, что у СССР чуть раньше этой точки была реальная возможность избежать попадания в сферу американского влияния, но она так и не была использована. Речь, конечно же, идет о знаменитой серии IBM 360/370, которую в СССР скопировали и, начиная с 1971 года, стали выпускать под маркой ЕС ЭВМ. Впоследствии такое решение было признано роковым: Советский Союз потерял все свои уникальные разработки в микроэлектронике, кибернетике и программировании - и стал бесцельно плестись в хвосте американского цифрового прогресса.

Причем, надо сказать, американцы на разработку серии IBM 360 денег не жалели. Совокупные затраты на ее создание составили около 5 миллиардов тех, еще полновесных долларов США, что сделало IBM 360/370 вторым по стоимости проектом НИОКР в США после программы «Аполлон». В Советском Союзе же тогда решили сэкономить: зачем долго и напряженно делать свое, если есть уже готовое и привлекательное, хотя и чужое? Однако «наливное яблочко» серии IBM 360/370 оказалось отравленным: получив достаточно сомнительное и краткосрочное ощущение того, что «у нас компьютеры ничуть не хуже, чем у американцев», СССР уже к началу 1980-х годов не смог даже копировать новые американские разработки.

Как оказалось, процесс «обратного инжиниринга», то есть попыток создать свою копию сложного устройства на основании образца, имеет свои пределы. В итоге СССР проиграл компьютерную гонку, оставив в 1991 году России негодное наследие, от которого и отказались - в пользу той самой «цифровой колонии», в которой мы живем и поныне.

Интересно, что массовый переход на IBM 360/370 не смог до конца разрушить советский задел в вычислительной технике. Одним из таких «чудом выживших» стал проект многопроцессорных вычислительных комплексов «Эльбрус», реализованный в далеком 1979 году. Эти комплексы - оригинальная и во многом опередившая свое время разработка, в отличие от большинства других советских вычислительных систем того времени, которые были, подобно ЕС ЭВМ, лишь ухудшенными копиями западных архитектур.

«Эльбрусы» пережили все эти неудачные копии западных систем, канувшие в лету с распадом СССР. Заложенные в эту архитектуру революционные принципы многоядерных вычислений позволили в 1990 году создать уникальный процессор «Эльбрус-3», для дальнейшего развития которого была в 1992 году создана компания АО «МЦСТ».

Все 1990-е годы МЦСТ находился в тени всемирной гегемонии американской компании Intel, которая сделала фактическим индустриальным стандартом свою архитектуру и систему команд х86. Все попытки скинуть Intel с позиции «царя горы» в то время были безуспешными - более 99% всего программного кода писалось под х86, а конкурентную борьбу с «голубым гигантом» проиграли даже такие монстры, как AMD и Sun Microsystems.

Однако в то время сотрудничество с Sun Microsystems позволило МЦСТ адаптировать под разработки «Эльбрусов» открытую архитектуру этой американской компании, конкурентную с х86 - SPARC. Процессоры, основанные на SPARC, имеют ряд преимуществ перед х86, как и ряд недостатков, но для целей нашего рассказа важно другое. А именно то, что в России в лице МЦСТ остался свой, отечественный производитель, который сохранил у себя три ключевые компетенции - возможность самостоятельной разработки ядра универсального микропроцессора вместе с системой команд, компилятора под такие ядра и базовой части операционной системы.

Второй вариант «выхода из-под колпака» монополии х86 был реализован компанией «Т-Платформы», которая в 2010-х годах создала линейку собственных процессоров Baikal. Здесь выход за пределы «цифровой колонии» был не столь радикальным и впечатляющим - процессоры Baikal использовали стандартные ядра архитектуры ARM, конкурентной с x86, а чисто российскими были только процессы шифрования и программное обеспечение.

Именно с опорой на такие возможности Россия сейчас пытается нарушить монополию США на цифровой мир. Конечно, речь идет не о борьбе за мировой рынок - цели стоят достаточно скромные, и они ограничены защитой собственного рынка. В этой логике в 2019 году было принято постановление правительства России №719, в котором было дано определение российской микроэлектроники. Действующая редакция этого постановления, принятая в декабре 2020 года, говорит, что с 1 января 2022 года вся вычислительная техника, то есть серверы, персональные компьютеры, ноутбуки и так далее, закупаемая для государственных нужд, должна использовать российские центральные процессоры. Постановлением регулируется рынок государственных закупок: уже в этом году обязательные квоты по российской вычислительной технике составляют 50% от годового объема государственных закупок, хотя в целом эта цифра гораздо скромнее - речь идет лишь о ~15% от всего компьютерного рынка России, в котором львиную долю занимает частный сектор.

Темп изменений, заложенный в постановлении №719, невероятен. Практически речь идет о том, что российским госзаказчикам предложено за два года перейти на совершенно новую элементную базу, что практически неизбежно подразумевает как смену операционной системы, так и адаптацию многообразного прикладного программного обеспечения.

Похожая проблема стоит и перед производителями российского «железа»: фактически современные «Эльбрусы» и «Байкалы» в России не производятся - их изготовление и сборку проводят на зарубежных фабриках, в первую очередь на флагмане индустрии - тайваньской компании TSMC. Постройка собственной российской фабрики пока что только в планах, и начинание это совсем не дешевое, требующее инвестиций в добрый десяток миллиардов долларов.

В такой ситуации в правительстве пошли на компромисс, предложив систему балльной оценки «российского происхождения» микроэлектроники. С одной стороны, баллы учитывают всю сложность современного процесса производства микроэлектроники, но, с другой стороны, позволяют набирать нужные баллы за счет постепенного процесса локализации производства микроэлектроники, а не фактическим запретом импорта критических компонентов.

Именно вокруг такого компромисса, судя по всему, и выстраивается соглашение между Минцифры и производителями ноутбуков - компаниями Lenovo, HP и Acer. По сути, производителям предложено зайти на привлекательный и достаточно емкий рынок российского госзаказа, но - только при выполнении обязательной локализации процессора, набирая баллы за счет установки в свои изделия российских центральных процессоров.

«Промышленное производство запланировано на 2023 год. Зарубежное оборудование должно быть полностью совместимо с отечественной микроэлектроникой», - прокомментировали эту новость в Минцифре.

Как говорится: в добрый путь! Не исключено, что современной России удастся наконец исправить ту ошибку, за которую крайне дорого заплатил СССР в конце своего существования.

Данная статья является мнением автора и может не совпадать с позицией редакции.