ФАН подвергся DDoS-атаке. В настоящее время сайт работает в ограниченном режиме.

Год завершен

Общество

Международная редакция ФАН подготовила обзор ключевых событий уходящего года.

Федеральное агентство новостей негативно относится к идеологии и деятельности экстремистских и террористических организаций. Сведения об истории, действиях, воззрениях и целях каких бы то ни было экстремистских и террористических организаций приводятся исключительно в информационных целях и не являются пропагандой.

Уходящий 2021 год для Ближнего Востока оказался богат на важные события: после 20-ти лет американского присутствия в Афганистане движение «Талибан»* (запрещено в РФ) сумело вернуть себе власть, Израиль и Палестина пережили масштабный военный конфликт, иорданский король смог предотвратить свое свержение, а лидер Турции нанес сокрушительный удар по благосостоянию соотечественников.

Международная редакция Федерального агентства новостей рассказывает о наиболее значимых для региона событиях за этот год.

Афганистан.

В начале 2021 года афганцы еще не подозревали, чем для них обернется смена администрации в США. Новый глава Белого дома Джо Байден продолжил инициативу своего предшественника Дональда Трампа - заявил о прекращении 20-летней военной операции в южноазиатской стране и скорой отправке американских солдат домой.

Уже к апрелю Байден определился с точной датой вывода войск, что было поддержано другими членами НАТО: они договорились покинуть Афганистан к 11 сентября - 20-й годовщине терактов в США, ставших поводом для операции Альянса.

Сначала шла речь о будущей поддержке правительства Ашрафа Гани, оказании финансовой и военно-технической помощи, сохранении контингента советников по оборонным вопросам. Однако талибы выступили за полный уход иностранцев, как того требовали заключенные ранее в Дохе соглашения.

По мере вывода войск НАТО, который становился все более поспешным, талибы начали наступление и стремительный захват военных объектов, населенных пунктов, а затем - целых регионов. Это спровоцировало большие волнения среди простых граждан страны, так что тысячи афганцев стали массово покидать свои дома по мере продвижения боевиков.

При этом на военных объектах НАТО и в распоряжении правительственных сил осталось большое количество вооружения, которое постепенно переходило в руки членов «Талибана» и в дальнейшем использовалось ими.

В начале августа талибы смогли взять под контроль приграничные территории, а затем двинулись на крупные населенные пункты, захватывая сразу по нескольку городов в день. О совместном управлении страной с представителями предыдущей власти Афганистана уже не шло и речи. Ближе к концу лета талибы двинулись на Кабул, где и было принято решение о мирной передаче власти движению, что фактически и произошло 15 августа. Сложивший с себя полномочия главы государства Ашраф Гани сбежал из страны.

Но сдались не все. Вице-президент Афганистана Амрулла Салех, опираясь на конституцию, объявил себя и. о. главы государства. Вместе с Ахмадом Масудом (сыном знаменитого полевого командира Ахмада Шаха Масуда) они начали собирать сторонников в регионе Панджшер и организовали восстание против «Талибана». Повстанцы назвали себя «Фронтом национального сопротивления» (ФНС), но при этом не исключали диалога с оппонентами.

Все это происходило на фоне экстренной эвакуации иностранных войск, еще не успевших окончательно покинуть Афганистан. Вместе с ними бежать пытались и многие простые граждане, ранее помогавшие западным военным и опасавшиеся преследования. В аэропорту Кабула собрались тысячи человек, любой ценой пытавшихся проникнуть на отбывающие самолеты.

В этот период случился первый при новой власти «Талибана» теракт: боевик-смертник из группировки «Вилаят Хорасан» (запрещено в РФ) - регионального отделения «Исламского государства»* (ИГ*, запрещено в РФ) - подорвался на входе в воздушную гавань. После этого сдетонировало еще одно взрывное устройство неподалеку. Результатом теракта стала гибель более чем 200 человек, в том числе 13 американских военнослужащих, и ранения нескольких тысяч афганцев.

Спустя несколько дней США решили провести ответную спецоперацию и ликвидировать подозреваемых в подготовке атак членов ИГ неподалеку от аэропорта. Удар в Кабуле стал причиной гибели десяти невинных людей: семерых детей и троих взрослых, одним из которых оказался сотрудник американской благотворительной организации.

Позже в Вашингтоне признали ошибку и принесли извинения за нападение, однако этим и ограничилось - семьям погибших до сих пор так и не выплачены обещанные компенсации.

В ночь на 31 августа США официально объявили о завершении вывода своих войск, после чего талибы провозгласили независимость страны и создание «Исламского эмирата Афганистан».

Тем не менее афганское сопротивление еще продолжало борьбу, однако в сентябре «Талибан» двинул войска к Панджшерскому ущелью, где, хоть и с людскими потерями, но одержал верх над ополченцами. Впрочем, захват мятежного региона еще не значит, что с сопротивлением покончено: лидер оппозиции Ахмад Масуд сумел бежать и обратился к согражданам с призывом не сдаваться. С тех пор стычки талибов с отрядами ФНС неоднократно фиксировались в разных частях страны.

Осенью Афганистан обзавелся новым правительством. Несмотря на то, что талибы обещали создать инклюзивный кабинет министров, представляющий интересы всех слоев общества, ключевые посты заняли члены радикального движения. При это лидеры «Талибана» оставили себе пространство для маневра: они заявили, что эти назначения необходимы только на время переходного периода, ради преодоления возникшего кризиса.

Стоит обратить внимание на изменение риторики талибов, отметившихся в предыдущий период правления жестокостью, авторитаризмом, самоуправством и притеснением простых граждан. По мере захвата государства руководители радикального движения заверяли мировое сообщество в своих мирных намерениях и отказе от агрессии по отношению к другим странам.

Тем не менее нельзя сказать, что теперь Афганистан стал намного безопаснее. В период своего наступления талибы активно освобождали заключенных из тюрем на захваченных территориях, а иногда то же делали уходящие силы США. В результате на свободе оказалось большое число радикальных исламистов.

Затем по стране прокатилась волна терактов в разных городах и регионах. При этом целью атак нередко становятся и сами члены «Талибана».

Новое правительство объявило охоту на «Вилаят Хорасан» и заявило о своих планах положить конец террористам. Однако даже несмотря на появляющиеся заявления об успешно проведенных антитеррористических операциях, число сообщений о нападениях все еще гораздо больше.

С тех пор как талибы пришли к власти, они методично переделывают жизнь страны под себя: упраздняют ненужные им учреждения и министерства, вводят новые законы, нормативы поведения в публичных местах и запреты. В стране вновь ввели смертную казнь и телесные наказания, практикуют гендерную сегрегацию, ограничили возможность женщин заниматься активными видами спорта, закрыли множество СМИ и т.д.

Они все еще далеки от международного признания, что сказывается на жизни государства: Афганистан переживает масштабный гуманитарный кризис, а иностранные активы Кабула заморожены из-за того, что радикальное правительство не признают легитимным.

Отдельные страны демонстрируют заинтересованность в усилении сотрудничества с Кабулом: Пакистан, Иран, Катар, Турция, Китай и другие государства - не признавая власть талибов на официальном уровне, они говорят о необходимости поддерживать страну и демонстрируют настрой на реализацию там взаимовыгодных проектов.

Однако по состоянию на конец 2021 года все это лишь намерения, до реализации которых еще так и не дошло.

Израиль и Палестина.

Израиль начал год с развития дипломатических контактов с другими государствами. В январе к «Авраамскому договору», регулирующему нормализацию отношений мусульманских стран с еврейским государством, присоединился Судан.

На волне этой мирной инициативы первое израильское посольство появилось в Объединенных Арабских Эмиратах, а позже, спустя примерно полгода, миссия еврейского государства открылась и в ОАЭ.

Однако уже весной регион пережил серьезное обострение палестино-израильского конфликта.

С начала года двусторонние отношения осложнялись традиционными стычками, протестами арабов, обращениями в международные суды. Однако в мае еврейские власти пришли к решению выселить несколько палестинских семей из их домов в районе Шейх Джаррах Восточного Иерусалима, что стало причиной бурных митингов.

Для их подавления израильские правоохранители применили силу и дошло до того, что столкновения затронули Храмовую гору и территорию мечети Аль-Акса.

Эти события послужили поводом для вооруженной конфронтации. Под предлогом защиты интересов соотечественников силы правящего в секторе Газа исламистского движения ХАМАС и другие местные группировки стали наносить ракетные удары по территории еврейского государства. Это спровоцировало ответные действия Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ).

11 мая Тель-Авив инициировал начало полноценной военной операции «Страж Стены», призванной обезвредить бойцов палестинской группировки.

Израильтяне по большей части применяли артиллерию и авиацию. Основными их целями стали здания, где располагались важные для ХАМАС объекты. Тем не менее осложнялась эта тактика тем, что палестинское движение нередко организовывало свои офисы в больших зданиях и жилых домах, так что сопутствующим ущербом при ух уничтожении неминуемо могли стать мирные граждане или их жилища.

Несмотря на то что еврейская армия располагает средствами ПВО «Железный купол», из-за большого количества выпущенных в направлении Израиля ракет не все они были перехвачены.

Впоследствии этот региональный конфликт стали называть 11-дневной войной - именно столько продолжались боевые действия. Тель-Авив пришел к выводу о том, что поставленные цели операции достигнуты и прекратил огонь в одностороннем порядке. Располагающиеся в секторе Газа силы согласились на перемирие. Поскольку этому решению не сопутствовала никакая дипломатическая работа, в ХАМАС сочли прекращение огня своей заслугой и объявили о победе над израильтянами.

Итогом конфликта стали разрушения и жертвы по обе стороны сопротивления: за 11 дней войны в секторе Газа были убиты 248 человек, включая 66 детей, 39 женщин и 17 пожилых людей. Более 1900 палестинцев были ранены.

За этот срок ХАМАС запустил в сторону Израиля 4360 ракет. Из-за того, что средства противовоздушной обороны все же пропустили некоторые снаряды противника 12 израильтян погибли, а 350 были вынуждены обратиться за медицинской помощью.

Сразу же после этого беспокойного периода израильтяне пережили новую войну - политическую.

После очередной провальной попытки сформировать работоспособное правительство и согласовать бюджет, премьер-министр Биньямин Нетаньяху был лишен данной привилегии президентом страны Реувеном Ривлином. Он пришел к этому решению незадолго до отставки - 2 июня его сменил Ицхак Герцог.

Задача по созданию следующего кабмина была возложена на главу центристской оппозиции Яира Лапида, объединившегося в коалицию с ультранационалистом Нафтали Беннетом. В начале июня они смогли собрать новый блок из восьми разнородных политических партий: от левых до крайне правых. Примечательно также то, что туда вошло арабское политическое объединение «РААМ».

В силу такого фракционного разнообразия, отличий в идеологии и разногласий по ключевым вопросам, этот союз вызывал много сомнений у экспертов. Однако новое правительство получило вотум доверия от Кнессета. В соответствии с коалиционным договором Баннет занял пост премьера, а Лапид - главы МИД. Через два года они должны поменяться.

Вопреки активному сопротивлению перешедшего в оппозицию Нетаньяху, новое правительство, договорившееся между собой о нейтралитете в наиболее острых вопросах, продемонстрировало определенную эффективность: в начале августа, впервые за три года, кабмин Израиля смог наконец утвердить проект государственного бюджета. Если бы они не сделали этого, новое правительство было бы распущено.

В то же время лишение бывшего премьер-министра иммунитета, который ему обеспечивал высокий пост, позволило дать ход серии судебных разбирательств о коррупции. Биньямина Нетаньяху подозревают в получении взяток и злоупотреблении своим положением сразу по трем делам. На этом фоне коллеги по партии «Ликуд» даже заговорили о необходимости выгнать его их своих рядов.

Среди арабского сообщества региона тем временем велась своя внутренняя политическая борьба. Президент Палестинской национальной администрации (ПНА) Махмуд Аббас начал терять поддержку населения из-за своей мягкой позиции по отношению к действиям Израиля, очередного переноса внутренних выборов и подавления инакомыслия на Западном берегу реки Иордан.

Согласно опросам общественного мнения, он все более уступает свои позиции движению ХАМАС.

На фоне этих событий в преддверии очередного саммита ООН Аббас выступил с новыми требованиями о прекращении поселенческой политики и выводе евреев из сектора Газа, Восточного Иерусалима и с Западного берега.

Он дал Тель-Авиву год на выполнение его ультиматума и пригрозил обратиться в Международный суд Гааги в случае отказа от этого. Крайний срок его требования истекает в середине сентября 2022 года.

Сейчас ситуация в регионе возвращается к своему перманентному состоянию: палестинцы устраивают регулярные антиизраильские митинги, а полиция и силы ЦАХАЛ противостоят им, нередко применяя боевое оружие. Это становится причиной многочисленных нарушений, вызывающих беспокойство правозащитников.

Однако сейчас израильские власти снова подняли вопрос выселения арабов из иерусалимского района Шейх Джаррах, что не может не беспокоить, оглядываясь на майские события.

Для Иорданского Хашимитского Королевства 2021-й стал прежде всего годом 100-летия государства.

Минувшие 12 месяцев были относительно спокойными и проходили под лозунгами борьбы с экономическими последствиями пандемии коронавируса. Ущерб бюджету и без того небогатого государства был нанесен весьма значительный, что вылилось в определенное общественное раздражение.

Возможно именно поэтому одним из наиболее значимых событий года стал арест мятежников, готовящих в стране государственный переворот. Власть короля Абдаллы II была под угрозой из-за заговорщиков, среди которых оказался сводный брат монарха Хамза бин Хусейн, ранее лишенный статуса наследного принца. Он входил в одну группу с высокопоставленными чиновниками, офицерами и вождями местных племен, планировавших устроить насильственную смену власти, сообщила разведка.

В рамках спецоперации в начале апреля несколько десятков человек оказались задержаны, и только принц Хамза в этом случае был помещен под домашний арест. После публичных извинений, присяги на верность брату и заявлений о непричастности к заговору официальные источники заявили, что он не будет привлечен к судебной ответственности, конфликт разрешится внутри семьи. Однако недавно стало известно, что провинившийся молодой человек все еще не имеет возможности покинуть пределы королевской резиденции.

В то же время у дела о подготовке госпереворота оказался и другой высокопоставленный фигурант - бывший глава Королевского двора Иордании и Министр финансов страны Бассем Авадалла.

Этот деятель имеет двойное саудовско-иорданское гражданство и на момент задержания находился в Аммане на правах представителя интересов Эр-Рияда - был модератором проходившего в городе инвестиционного форума.

Его арест стал причиной дипломатического скандала, в результате которого Саудовскую Аравию обвинили в подстрекательстве к свержению Абдаллы II и участии в организации путча.

К концу года Амман подошел в подготовках к еще одному значимому для государства событию - внесению поправок в конституцию. Впрочем, эта инициатива властей вызвала массу вопросов у простых граждан, насторожившихся содержанием нововведений в главный документ страны. В проекте оказались 30 пунктов, среди которых есть такие, которые существенно расширяют полномочия короля Абдаллы II.

В то же время иорданцы имеют запрос на развитие демократических институтов взамен монархических, что уже становится причиной протестных акций. Сейчас план поправок находится на утверждении законодателей.

В Ираке год также начался с обсуждения темы о выводе американских войск с территории страны, серии протестов граждан, недовольных политикой властей, а также с проведения на севере государства вооруженной операции «Орлиный коготь-2», реализуемой турецкими военными против местных курдских группировок.

На этом фоне государство посетил сам папа римский Франциск, ставший первым понтификом, приехавшим в ближневосточную страну.

Тема присутствия иностранных сил в стране на протяжении всего года широко обсуждалась. На этом фоне в Ираке определились как сторонники, так и ярые противники этого. Одним из них является шиитский священнослужитель Муктада ас-Садр.

В своих выступлениях он высказывал идеи, важные для граждан, уставших от многолетнего вмешательства иностранцев в жизнь их государства: требовал от западных игроков держать дистанцию, назвать точные даты своего ухода и как можно скорее передать военные объекты в распоряжение иракцев. Нельзя не отметить, что, говоря о необходимости снизить иностранное влияние в Ираке, он имеет в виду в том числе и Иран.

При этом по мере сворачивания американской военной миссии в Ираке все сильнее активизировались «спящие ячейки» «Исламского государства», по большей части атакующие курдские районы. Этот факт еще более обесценил многолетнее присутствие в стране войск НАТО, а вместе с тем укрепил позиции Муктады ас-Садра. Все это сказалось на результатах октябрьских выборов в парламент, на которых его партия «Ас-Сайрун» получила наибольшее число мест.

Результаты данного плебисцита пришлись не по вкусу проиранским шиитским партиям, представительство которых в законодательном органе существенно сократилось. Они инициировали массовые протесты и пытались аннулировать итоги голосования в суде, грозя властям беспорядками.

Тем не менее в конце декабря Верховный суд Ирака отклонил апелляцию и объявил свое решение окончательным. Теперь результаты выборов официально утвердят и парламент наконец сможет приступить к работе. Это открывает путь для избрания нового президента, премьер-министра и формирования следующего кабмина. Иракская власть перестраивается, и к чему это приведет покажет только 2022 год.

Иран.

В январе 2021 года представители Исламской Республики уведомили Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) о начале производства высокообогащенного урана.

Это стало ответом Тегерана на недавнее убийство физика-ядерщика Мохсена Фахризаде, которое предположительно было организовано Израилем. Поскольку «ядерная сделка» - Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) - фактически перестала действовать из-за выхода из нее США, иранцы проявили решимость повысить уровень обогащения урана с 4% до 20%. К концу весны показатель увеличился уже до 60%.

В мае в Вене официально стартовали непрямые переговоров с США, посвященные вопросам возвращения к СВПД - Байден выразил намерения возродить «ядерную сделку». Однако все оказалось не так просто - дипломатический процесс существенно затянулся и осуществляется с перерывами.

Обе стороны ждут друг от друга первого шага: Иран настаивает на том, чтобы США и европейские страны сняли санкции, в ответ на что он снизит уровень обогащения урана. Западные игроки требуют обратной последовательности.

К лету в переговорах пришлось сделать перерыв из-за президентских выборов в Иране. По итогам голосования умеренное правительство Хасана Роухани ушло в отставку, а новым национальным лидером стал Эбрахим Раиси - консерватор и сторонник жесткой линии в общении с Западом.

Венский процесс продолжается до сих пор. Стороны не демонстрируют намерений идти на уступки и нередко обвиняют друг друга в попытках саботировать мирную инициативу. При этом иранцы хотят, чтобы в случае возвращения СВПД западные страны предоставили им гарантии в том, что сделка не будет вновь отменена в будущем. Однако законодательство США не позволяет заключать такого рода договоры.

28 декабря 2021 года в Вене стартовал уже восьмой раунд обсуждений. Он может стать последним, поскольку даже европейцы понимают, что дальнейшее затягивание переговоров нежелательно, поскольку развитие иранской ядерной программы продвигается слишком стремительно.

Война в регионе продолжается уже семь лет, и стороны пока не демонстрируют намерений ее прекратить. Особенно остро ситуация в течение всего года развивалась в регионе Мариб, где находится большое количество месторождений полезных ископаемых и важные инфраструктурные объекты.

Силы правительства Мансура Хади при поддержке возглавляемой Эр-Риядом арабской коалиции противостоят хуситам из шиитского движения «Ансар Аллах», пытающихся отбить стратегически важную провинцию, контроль над которой гарантирует наиболее выигрышные позиции на переговорах в будущем.

Хуситы дважды за год начинали военную операцию в Марибе. Первая началась в феврале и завершилась в середине апреля, когда линия фронта определилась. Этому этапу не сопутствовали значимые успехи повстанцев.

Вторая попытка взять Мариб была предпринята в конце лета, она фактически продолжается до сих пор. Эту операцию можно назвать гораздо более успешной - движение «Ансар Аллах» сейчас контролирует значительную часть региона. Ожесточенные бои там еще продолжаются, так что к чему все это приведет, пока не ясно.

Население республики тем временем все еще страдает от гуманитарного кризиса, признанного ООН одним из самых тяжелых в истории.

Ливанская Республика встретила год в состоянии кризиса, который за последние 12 месяцев еще более усугубился. Страна и так испытывала трудности, однако их ухудшили взрыв в порту Бейрута в 2020 году и локдауны, введенные из-за пандемии.

Финансовые трудности привели к тому, что страна не имеет средств, необходимых для закупки топлива, обеспечивающего работу электростанций государства. По этой причине власти практикуют веерные отключения электроэнергии, а граждане стали еще больше зависить от частных электрогенераторов. Это в свою очередь спровоцировало и топливный кризис, возникший из-за роста спроса на горючее для них. Такое положение дел негативно сказывается на работе ключевых государственных учреждений, в том числе школ и больниц.

Все это вызывало массу вопросов к властям, не демонстрировавших успехов в работе. Однако и эта проблема не была новостью: президент Мишель Аун и премьер-министр Саад Харири на протяжении года не могли согласовать состав нового правительства - предыдущее ушло в отставку как раз после взрыва в бейрутском порту.

Неспособность политиков договориться стала причиной новых перестановок. В июле Харири уволился, а его место досталось Наджибу Микати, который все же сумел сформировать новый кабмин.

Выбор состава последнего, впрочем, обернулся для страны неожиданными потрясениями. В октябре СМИ опубликовали интервью с министром информации Джорджем Кордахи, сделанное незадолго до его вступления в должность. В нем он прокомментировал ситуацию в Йемене и заявил о том, что повстанцы-хуситы там обороняются от внешней агрессии арабской коалиции.

Члены этого военного блока отреагировали на данный материал высылкой ливанских послов. Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн и Кувейт начали оказывать давление на Бейрут, вылившееся в отставку опального политика. Эр-Рияд тогда ограничил весь импорт из Ливана на свою территорию, что еще более усугубило ситуацию в переживающем кризис государстве.

Параллельно со всеми этими событиями в стране продолжалось важное разбирательство о взрывах в столичном порту. Новый судья Тарек Битар проявил себя как непримиримого борца за справедливость и обвинил ряд высокопоставленных политиков и чиновников в причастности к трагедии. Досталось от него и сторонникам «Хезболлы» - важной в Ливане военно-политический организации.

Ее члены вместе с попавшими под прицел прокурора государственными деятелями инициировали кампанию по смещению судьи с его поста - Батара обвинили в предвзятости и политизированности. В рамках одной из протестных акций страна пережила новую трагедию - по митингующим открыли огонь. Впоследствии пострадавшие обвинили в организации нападения христианскую партию «Ливанские силы» и ее лидера Самира Джааджаа, однако разбирательство еще не закончено.

К концу года кризис в Ливане не отступил, а только усилился. Тем не менее правительство оптимистично смотрит в будущее и стремится возродить государственные институты: руководство страны сговорилось о проведении парламентских выборов в следующем мае.

Для стран Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) 2021 год был обусловлен совместной работой по расширению региональных связей и стартом новых экономических и экологических инициатив, призванных в реализации национальных программ развития.

Абу-Даби был сконцентрирован на повышении привлекательности страны для иностранных специалистов и адаптации процессов делопроизводства под международные стандарты.

Так, власти обеспечили ускоренное получение гражданства потенциальным инвесторам и высококвалифицированным специалистам: инженерам, художникам, врачам, писателям, а также членам их семей. При этом другие трудовые мигранты, по каким-то причинам лишившиеся работы, теперь имеют возможность заняться фрилансом.

Вместе с тем государство продолжало инвестировать в различные проекты на территории других стран, что в перспективе должно благоприятно сказаться на его финансовых возможностях.

Также в Дубае начала работать Всемирная выставка Expo 2020, перенесенная на год из-за пандемии. Это помогло в стране наладить новые деловые контакты с гостями масштабного мероприятия мирового уровня.

Эр-Рияд стремился не уступать соседу и предпринимал шаги, призванные помочь стране в борьбе с ОАЭ за право носить титул главного делового и экономического центра региона.

Под руководством наследного принца Мухаммада бин Салмана Саудовская Аравия продолжила работать над диверсификацией экономики и снижением зависимости от нефти, что укладывается в программу Vision 2030. Тем не менее по итогам года оказалось, что число запущенных проектов все равно не поспевает за амбициями государства - заложенный на развитие экономических инициатив бюджет не был исчерпан до конца.

Однако актуальной осталась проблема нарушений прав человека в государстве Персидского залива. Несмотря на различные нововведения по расширению прав женщин и защите интересов трудовых мигрантов, Эр-Рияд все еще остается объектом критики правозащитников.

Манама не испытала на себе серьезных вызовов и занималась развитием связей с Израилем, с которым нормализовала отношения, а также боролась с последствиями пандемии коронавируса, сказавшейся на рынке труда, состоящем в основном из иностранных работников.

Маскат пытался справиться с ростом безработицы и экономическими проблемами, в том числе и за счет развития отношений с соседями по региону.

В стране прослеживается рост народного недовольства, спровоцированного ухудшением уровня жизни. В этой ситуации нелегальные трудовые мигранты стали проблемой - они занимают рабочие места, которые потенциально могут достаться оманцам, а также являются разносчиками коронавируса из-за неблагоприятных условий проживания.

Катар

Главным событием года для государства стало примирение со странами ССАПГЗ, исключившими Доху из списка спонсоров терроризма, где она находилась с 2017 года. Следствием этого стало снятие блокады и восстановление деловых связей, что весьма актуально на фоне подготовки страны к предстоящему Чемпионату мира по футболу.

В преддверии мундиаля Катар пошел на показательные реформы, чтобы сгладить скандалы, вызванные сообщениями об эксплуатации строивших спортивные объекты рабочих.

В то же время Доха проявила участие в судьбе Афганистана: принимала на своей территории дипломатов из Кабула и «Талибана», а теперь, после смены власти в южноазиатской стране, развивает связи с новым руководством.

Эль-Кувейт продолжил многолетнюю эпопею со сменяющимися правительствами. В самом конце 2021 года эмир Наваф Аль Ахмед ас-Сабах одобрил уже третий за 12 месяцев кабмин.

Существующий паралич власти, возникший из-за постоянной смены министров в результате конфликтов с парламентом, усугубляет финансовые и социальные проблемы государства.

Власти Сирийской Арабской Республики (САР) продолжают методичную работу по восстановлению государства после войны. На этом фоне официальный Дамаск проводит многочисленные переговоры, выставки, ярмарки и иные мероприятия, направленные на развитие международных отношений и улучшение экономических показателей государства.

В конце мая в стране прошли президентские выборы, основными претендентами на высший государственный пост стали действующий президент Башар Асад, юрист-оппозиционер Махмуд Мари и экс-министр по делам Народного совета (парламента) Абдалла Саллюм Абдалла.

Явка на плебисците составила 78%. В итоге 13 миллионов человек - 95% голосующих - вновь отдали предпочтение Асаду. Весь избирательный процесс проходил в доброжелательной атмосфере, переросшей в массовые народные празднования.

Однако отголоски затяжной войны все еще сказываются на жизни САР. В конце июля-начале августа в провинции Деръа произошла эскалация конфликта с местными бандитскими группировками. Они негативно отреагировали на действия властей, арестовавших нескольких их подельников, причастных к разбою, похищениям и убийствам. Боевики захватили район Деръа аль-Балад, что спровоцировало ответные действия Сирийской Арабской Армии (САА), окружившей эту часть региона.

В результате в ситуацию вмешался российский Центр по примирению враждующих сторон (ЦПВС). Его сотрудники выступили в качестве посредников, благодаря усилиям которых удалось предотвратить лишнее кровопролитие и заключить перемирие.

Наиболее непримиримым боевикам было предложено покинуть подконтрольную правительству землю. Тем же, кто хочет вернуться к мирной жизни, было обещано помилование: дезертиры и члены радикальных группировок, за плечами которых нет серьезных преступлений, в обмен на сдачу оружия и отказ от агрессии получили возможность вновь стать полноправными членами общества.

Для реализации плана по всей территории Деръа были созданы специальные пункты урегулирования статуса, открытые для всех желающих. Все это позволило вернуть мир в эту провинцию и начать ее восстановление.

Возвращение безопасности в приграничные районы позволило наладить отношения с соседними странами. Так, например, было восстановлено сообщение с Иорданией, что облегчило возможность возвращения беженцев и обернулось новыми взаимовыгодными договорами. В то же время заинтересованность в развитии отношений с САР продемонстрировали также Иран, Ирак, Ливан, ОАЭ и другие ближневосточные страны.

Сирия постепенно возвращает себе статус важного регионального игрока и преодолевает изоляцию несмотря на продолжающиеся санкции со стороны западных стран.

Турция.

В течение всего года президент Реджеп Тайип Эрдоган продолжал продвижение идей неоосманизма, наращивал влияние на иностранные правительства и курировал действия протурецких сил на территории других государств. Антикурдская деятельность Анкары в этот год стала еще агрессивнее, как и курс внешней политики в целом.

В 2021 году Эрдоган пошел на прямое вмешательство в финансовую политику государства, ради чего сменил нескольких министров и глав Центрального банка. По приказу президента процентная ставка ЦБ была понижена, что привело к резкому обрушению национальной валюты до рекордных минимумов.

Недовольство населения главой государства растет - доходит даже до призывов к досрочным выборам. Это дает определенные преференции оппозиции, все увереннее заявляющей о себе. Действующий президент все более уступает свои позиции оппонентам, так что от него стоит ждать новых решительных ходов, призванных сохранить его власть.

Если оценивать ситуацию по региону в целом, то можно заметить, что ближневосточные страны меняют способ взаимодействия друг с другом. Несмотря на то, что ряд конфликтов все еще сохраняется, очевидна тенденция к мирному сосуществованию.

Прагматичное отношение к решению проблем начинает перевешивать старые обиды: религиозно-политические разногласия меркнут перед перспективами делового сотрудничества. И этот настрой может полностью изменить жизнь региона уже в 2022 году.

* Организация запрещена на территории РФ.

  • * - запрещенная в РФ террористическая организация