ФАН подвергся DDoS-атаке. В настоящее время сайт работает в ограниченном режиме.

Риски дестабилизации остаются

Общество

Градус напряженности вокруг Украины начинает спадать, но риски продолжения дестабилизации остаются.

В накладе от переговоров 7 декабря не остались ни Москва, ни Вашингтон. Вместе с тем каких-то прорывных результатов стороны не достигли - риски продолжения дестабилизации в Донбассе остаются. Подробнее - в материале публициста Андрея Союстова.

Итак, свершилось. 7 декабря, пусть и в режиме видеоконференции, но все же состоялся второй саммит Владимира Путина и Джозефа Байдена. Эта онлайн-встреча проходила в условиях небывало острой медийной конфронтации коллективного Запада с Россией, инициированной госструктурами и СМИ Соединенных Штатов.

Как известно, многочисленные обвинения США в адрес РФ о подготовке последней «вторжения» на Украину так и не нашли ни одного фактического подтверждения. Голословность нападок Вашингтона на Москву подчеркивалась достаточно спокойным поведением Киева. Украинская сторона на словах вторила американской пропаганде, но на деле не предпринимала никаких шагов, которые можно было бы истолковать как экстренные меры по повышению обороноспособности своего государства перед лицом «готовящегося российского нападения». Несмотря на это, демонстративное массированное нагнетание американскими медиа антироссийских настроений серьезно повысило градус напряженности в международных отношениях.

Медиа-атака на Москву, возможно, преследовала целый комплекс целей, среди которых не последнее место занимала информационная подготовка введения против РФ пакета максимально жестких рестрикций - неспроста же глава международного комитета сената США Роберт Менендес обмолвился о подготовке «матери всех санкций». Вполне допустимо, что в Вашингтоне могли обкатывать варианты глобальной экономической и политической изоляции России со стороны Запада по типу тех мер, которые использовались против Ирана и Северной Кореи.

Одновременно с медийным нагнетанием страстей нарастало и военно-политическое давление на Россию. Учащающиеся пролеты самолетов-разведчиков НАТО близ российских границ, отработка американскими стратегическими бомбардировщиками ударов по целям в глубине российской территории, нарастание военного присутствия НАТО в акватории Черного моря, освоение Североатлантическим альянсом территории Украины, призыв украинского министра обороны к англосаксонским «союзникам» разместить их военные контингенты на территории страны «поближе к передовой» - все это активно дополняло медиа-атаку и усиливало западный прессинг Москвы.

Таким образом, временной период перед вторым саммитом Путина и Байдена явно характеризовался повышением ставок со стороны американцев. Последнее является характерной особенностью ведения переговоров Соединенными Штатами - поднять ставки, чтобы затем на переговорах разыграть их как уступки.

И без того непростая для России ситуация осложнялась демонстративным отказом Запада идти на компромиссы. Например, генсек НАТО ответил отказом на предложение президента России заключить договор о дальнейшем нераспространении Альянса на восток, а президент США накануне переговоров заявил, что не приемлет никаких красных линий Кремля по украинской тематике.

Вместе с тем эта накатывающая на Москву «лавина» состояла не только из угроз, но и из противоречий. Так, несмотря на свою воинственную риторику, США и НАТО несколько раз давали ясно понять, что в случае «потенциального военного конфликта» России с Украиной Киев может рассчитывать лишь на политическую, экономическую и техническую поддержку Запада, но не на военную.

Еще больше противоречий можно было отыскать непосредственно в американском лагере. Дело в том, что позиция Вашингтона формировалась на основе интересов минимум трех разных «кланов». Первым и самым активным из них являлся Госдеп, чью стратегию определяли американские «ястребы», настроенные по отношению к России наиболее непримиримо. Вторым «кланом» было американское Военное ведомство, не подтверждавшее существование у Москвы каких-либо агрессивных планов и в целом призывавшее к спокойствию. Третьей силой в американском «творческом коллективе» выступали президент Джозеф Байден и его ближайшее окружение. Они хотели заработать политические очки на «обуздании агрессии России», сохранить коммуникацию с российским руководством, не допустить «сваливания» конфронтации с РФ в неуправляемый конфликт (грозивший непредсказуемыми последствиями) и при этом не подставиться под обвинения в потакании Москве.

По сути, кризис в отношениях Запада с Россией, возможно, стал следствием не столько геополитических противоречий государств, сколько желания отдельных группировок американского истеблишмента использовать внешнеполитическую повестку для отстаивания своих внутриполитических интересов. Это создавало значительный фактор неопределенности на переговорном поле. Грубо говоря, в любой момент исходно обозначенная Байденом на саммите с Путиным позиция могла под воздействием американских «ястребов» оказаться измененной в сторону ужесточения. Москве это приходилось учитывать при выстраивании диалога с американским президентом. Впрочем, идти на уступки российская сторона все равно не собиралась и каких-то громких прорывных результатов от новых переговоров с Байденом не ожидала.

Между прочим, на этих переговорах России предстояло биться не только за собственные интересы. Я уже отмечал, что медиа-атака на Москву имела множество целей. Так вот, одной из них, несомненно, являлся и шантаж европейских «партнеров» Вашингтона, которые в последнее время все чаще стали выказывать неповиновение слабеющему «гегемону однополярного мира».

Обозначу принципиально важный момент: раздутая американскими «ястребами» конфронтация Запада с Россией затрагивала не столько РФ, сколько Европу. Например, спровоцированный Киевом полномасштабный военный конфликта в Донбассе был бы способен привести к системному кризису Евросоюза, из которого ЕС мог уже и не выйти. Введение Вашингтоном жестких санкций в отношении «Северного потока - 2» били бы в первую очередь по энергетике Европы. Угроза отключить Россию от международной межбанковской системы передачи информации и совершения платежей SWIFT нанесла бы ущерб не только России, но и ЕС, подорвав исполнение крупных контрактов по газовым поставкам. Перечисленные обстоятельства объясняют, почему перед диалогом с президентом России президент США оперативно пообщался с лидерами ведущих европейских государств. Американские медиа постарались подать этот момент как демонстрацию «единства» Запада. Мне же думается, что Байден просто хотел поторговаться с европейцами перед видеовстречей с Путиным.

Показательно, что на встречу с Путиным, посвященную вроде как «предотвращению российской агрессии против Украины », Байден не пригласил украинского президента Владимира Зеленского. Перед видеоконференцией с президентом России Байден с Зеленским не связывался. Максимум, что сделал президент США, это пообещал выйти на связь с Киевом только 9 декабря.

Подготовка к новым переговорам Путина и Байдена и последующее двухчасовое общение президентов прошли в условиях максимальной информационной закрытости. Любопытно, что Джозеф Байден вел переговоры в составе целой делегации, которая включала госсекретаря Энтони Блинкена. Тот олицетворял собой фракцию американских «ястребов» и оказался за переговорным столом 7 декабря далеко не случайно. Посадив рядом с собой госсекретаря, «сонный Джо» тем самым разделил с ними ответственность за результаты переговоров. Впрочем, «клановость» лагеря США от этого никуда не исчезла, так что результаты переговоров с Путиным американские спикеры впоследствии трактовали очень по-разному.

Если официальный пресс-релиз Белого дома в весьма сдержанных выражениях сообщал, что президент Байден «выразил глубокую обеспокоенность Соединенных Штатов и наших европейских союзников по поводу эскалации Россией сил вокруг Украины» и так далее, и тому подобное, то, например, помощник госсекретаря Виктория Нуланд договорилась до того, что «заметила намерение» Владимира Путина «воссоздать СССР». При этом советник президента США Джейк Салливан повторил вывод Пентагона об отсутствии военной угрозы со стороны России в адрес Украины.

В общем, у американцев получилось типичное «кто в лес, кто по дрова».

Объективно оценивать результаты новых переговоров Путина с Байденом надо, разумеется, не по словам, а по делам.

Первое и самое главное - «продавить» российскую сторону повышением ставок у американцев не получилось. Пришлось Вашингтону с Москвой договариваться.

Второе достижение российской стороны - в согласованный двумя палатами американского конгресса проект военного бюджета США не вошло упоминание санкций по «Северному потоку - 2» и суверенному долгу РФ. Не попали туда и ранее анонсированные американцами рестрикции против 35 россиян из «окружения Путина». Для России и Европы запуск «СП-2» сейчас - один из важнейших вопросов сохранения стабильности. Изъятие санкций против «СП-2» из военного бюджета Штатов означает, что Штаты де-факто включают этому магистральному газопроводу зеленый свет. Достижение ли это для России и Европы? Да, и большое. Кроме того, американское решение по «СП-2» может стать основой по последующей деэскалации ситуации в Донбассе.

Третье достижение Москвы - признание американской стороной того, что украинский кризис необходимо решать политическими методами.

Четвертое достижение - согласие США помогать России в продвижении Минских соглашений. Пока это только декларация, но все же она лучше, чем ничего.

Пятое - по итогам встречи двух президентов запущены рабочие консультации по ключевым вопросам, решение которых дает перспективу проведения следующего саммита с выходом уже на конкретные решения.

Важно понимать, что пользу из переговоров извлек и Байден. Он заработал себе на внутриамериканском поле политические очки, предотвратив «вторжение Путина». То, что Москва ни на кого не собиралась нападать, тут особого значения не имеет. Он разделил ответственность за свои действия с представителем «ястребов» Блинкеном. Он сумел вовремя протолкнуть через конгресс военный бюджет (чем потрафил Пентагону), при этом изъяв из него наиболее неприятные для Москвы пункты. Он припугнул Европу, одновременно «продав» ей то, что и так европейцам принадлежало - «СП-2». Наконец, в условиях активного противодействия Госдепа Байден сумел продолжить доверительный диалог с Москвой, о чем его предшественник Дональд Трамп и мечтать не смел.

Как мы видим, в накладе от переговоров 7 декабря никто не остался. Вместе с тем предсказание российской стороны об отсутствии на этих переговорах прорывных результатов в значительной мере сбылось. Градус напряженности вокруг Украины потихоньку начинает спадать (что тут же отразилось на курсе российского рубля, который начал расти), но риски продолжения дестабилизации в Донбассе остаются. Да и принципиальный для России вопрос продолжения расширения НАТО на восток по-прежнему остается актуальным. Онлайн-встреча президентов РФ и США не привела к формализации каким-то твердых обязательств сторон. Удастся ли это исправить, станет ясно в первой половине 2022 года.

Данная статья является исключительно мнением автора и может не совпадать с позицией редакции.