Лента
20 января 01:15
Все новости
Публицист Альгис Микульскис рассказал о китайско-литовском конфликте
Global Look Press  /  Pang Xinglei / Julius Kalinskas via www.imago-i

Противостояние Литвы и Китая вполне можно было бы назвать дипломатическим казусом. Началом скандала послужили инициативы литовских депутатов, внезапно озаботившихся положением дел в Синьцзяне и вознамерившихся поднять этот вопрос в ООН. Затем в Вильнюсе решили продолжить межгосударственную склоку и объявили об открытии у себя торгового представительства Тайваня. Обозреватель ФАН Альгис Микульскис в своем материале рассказывает, что из всего этого в итоге получилось.

Проблема мусульман-уйгуров, живущих на территории Синьцзян-Уйгурского автономного района, уже давно не дает покоя правозащитникам всех мастей. Официальный Пекин обвиняют чуть ли не в строительстве там концлагерей, но власти КНР продолжают свою достаточно жесткую политику в отношении местного населения, оправдывая ее борьбой с терроризмом, причем делая это вполне резонно. Дело в том, что в 1993 году на территории автономного района возникло уйгурское незаконное вооруженное формирование «Исламское движение Восточного Туркестана» (запрещено в РФ), к настоящему моменту признанное террористическим в ООН, ЕС, Казахстане и Киргизии, не говоря уж о самом Китае. В «послужном списке» движения более 200 терактов, жертвами которых стали около 160 человек.

И вот в феврале нынешнего года депутаты Литовского сейма решили положить конец притеснениям террористов и выработать проект резолюции о положении уйгуров. А народная избранница от социал-демократической партии Довиле Шакалене даже предложила обратиться по данному поводу в ООН.

«Мы будем просить ООН или другую независимую международную организацию провести правовое расследование совершаемых преступлений в провинции Синьцзян», — заявила депутат.

22 марта Евросоюз объявил Пекину о введении против него санкций за якобы этнические и религиозные преследования национального уйгурского меньшинства. Китай в долгу не остался и ввел ответные ограничения, под действие которых попали и четверо литовских политиков.

Как выяснилось впоследствии, это было только стартом холодной литовско-китайской войны. А ведь поначалу-то все было крайне благодатно. Литовцы оживленно интересовались проектом «Один пояс — один путь» — транспортной инфраструктурой, которая должна была связать Китай с Европой и куда они желали интегрировать порт Клайпеды. В 2018 году президент Даля Грибаускайте даже нанесла визит в Поднебесную, в ходе которого не только отрекламировала продукцию литовского пищепрома, но и встретилась с председателем КНР Си Цзиньпином. Однако грянувшие вскоре торговые сражения между Вашингтоном и Пекином поставили на зарождающихся взаимовыгодных отношениях жирный крест. Уже в 2019-м Китай стал для Литвы «угрозой», а новый президент Гитанас Науседа заговорил о том, что страна буквально наводнена китайскими шпионами.

Но вернемся в год нынешний. Заявив о своей поддержке китайским уйгурам и получив в ответ санкционную реакцию, Вильнюс на достигнутом решил не останавливаться и ударить Пекин по одному из самых больных мест. 20 июля министр иностранных дел Литвы Габриэлюс Ландсбергис опубликовал в Twitter пост такого содержания:

«Приветствуем решение открыть тайваньское представительство в Литве. Наши люди едины в приверженности свободе и правам человека. Благодаря более тесным связям мы можем достичь более глубокого экономического, культурного, технологического и научного сотрудничества!»

Публицист Альгис Микульскис рассказал о китайско-литовском конфликте
Global Look Press / Edijs Palens/XinHua
И вот тут китайские товарищи не выдержали. Их долго вызревавшее негодование к ноябрю обернулось тем, что КНР понизила уровень дипломатических отношений с Литвой до отзыва посла и замены его поверенным в делах. В соответствующем же заявлении МИД Китая было сказано буквально следующее:

«Мы призываем Литву немедленно исправить свои ошибки. Не стоит недооценивать решимость, непоколебимую волю и огромные возможности китайского народа обеспечить защиту государственного суверенитета и территориальной целостности страны».

Литовцы предупреждению не вняли и на сегодняшний день ситуацию можно описать так: Литвы для Китая больше не существует. По крайней мере, в таможенных документах, то есть торговля между двумя странами невозможна.

В принципе, этого скандала можно было бы избежать — представительства Тайваня есть во многих государствах, включая Россию. Но существует одна тонкость: в официальных названиях упомянутых представительств нет слова «Тайвань». Вместо него фигурирует название административного центра острова — Тайбея, это не вызывает у КНР никакого недовольства. Но в Вильнюсе решили не обращать внимания на устоявшуюся практику, встав вместо этого на путь конфронтации. Забыв, причем, намеренно, что Коммунистическая партия Китая считает вмешательство в свою внутреннюю политику худшим из проступков.

Так что же послужило причиной этого выпада трехмиллионной Литвы в сторону полуторамиллиардной державы? Увы, но ничего нового…

«США аплодируют соглашению об открытии представительства Тайваня в Литве. Никто не может запрещать странам мира стремиться к более тесным связям и глубокому сотрудничеству с Тайванем, являющимся ведущей демократией, великой экономикой и силой добра в мире», — цитирует заявление американской дипмиссии на Тайване издание «Эксперт».

Казалось бы, что ничего фатального не произошло — экономика Литвы не настолько завязана на китайский рынок, чтобы заметно пострадать от ее исключения из таможенного реестра Поднебесной, но звонок тревожный, потому что именно Тайвань называют возможной причиной будущей войны между США и Китаем. Действия же вильнюсских политиков вполне могут оказаться проверкой того, насколько далеко может зайти Пекин в методах наказания неуважающих принцип территориальной целостности. И вариантов у него много.

Вернуться назад
1 комментарий