Лента
17 января 04:07
Все новости
Интриги Турции: кто работает на Анкару в Правительстве США
Федеральное агентство новостей  /  GLP/Depo Photos/Keystone Press Agency/Oliver Contreras/Consolidated News Photos/Brandon Bell/Keystone Press Agency/Barack Obama//GIANLUCA VANNICELLI/Keystone Press Agency /flickr.com/Images George Rex/CC BY-SA 2.0

История с исключением Турции из программы разработки новейшего многофункционального истребителя-бомбардировщика F-35 стала серьезнейшим испытанием для лоббистской машины Анкары. Она дала сбой.

За десять лет, в период с 2010 по 2020 годы, Анкара потратила на продвижение своих интересов около 33 652 000 долларов. Эти сведения содержатся в документах, хранящихся в базе данных Министерства юстиции США. Они предаются огласке в соответствии с Законом о регистрации иностранных агентов (FARA).

При чем здесь демократы, почему Турция попала под прессинг американских властей, что пошло не так и кто продвигает интересы турецких властей в Вашингтоне — разбиралась международная редакция Федерального агентства новостей.

Выплаченные Анкарой деньги конечно не идут ни в какое сравнение с лоббистским бюджетом Абу-Даби, которое потратило на аналогичные по цели более 132 млн долларов.

Но турецким властям хватило и 33,5 миллиона, чтобы выстроить устойчивую сеть для продвижения своих интересов. Она действует на нескольких уровнях власти. Агенты Анкары присутствуют и в Белом доме, и в конгрессе, и в средствах массовой информации.

Советник Трампа

При бывшем президенте Соединенных Штатов Дональде Трампе туркам удалось выстроить очень хорошие отношения с Белым домом. Одним из главных опекунов интересов Турции стал Майкл Флинн, которого Трамп назначил своим советником по вопросам национальной безопасности и внешней политики.

Данные о лоббистской деятельности этого чиновника из близкого трамповского окружения хранятся в регистрационной карточке минюста, а также в одном из документов в публичной базе FARA.

Примечательно, что Майкл Флинн ранее недолюбливал ислам и называл эту религию «раковой опухолью».

«Боязнь мусульман рациональна: пожалуйста, передайте это другим — правда не боится вопросов», — написал в феврале 2016 года Флинн в своем аккаунте Twitter.

Администрация социальной сети заблокировала страничку бывшего советника Трампа. Однако его антиисламские высказывания возмутили американский политический истеблишмент, и цитату можно найти в других записях.

Несмотря на всю нелюбовь к этой религии, бывший советник Трампа не отказывался отстаивать интересы исламской страны. Его принципиальную позицию сломили хорошие деньги, заплаченные Анкарой.

Компания трамповского помощника Flynn Intel Group (теперь уже несуществующая) получила от Турции 530 тысяч долларов. Посредником при передаче денег выступила нидерландская фирма Inovo BV, которая связана с турецкими властями.

Стоить отметить, что Майкл Флинн прежде негативно относился и к самому турецкому лидеру. В июле 2016 года в Анкаре произошла попытка государственного переворота, тогда группа военных попыталась свергнуть турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана.

В тот момент бывший трамповский советник находился в Кливленде на мероприятии, проводившемся местным отделением организации ACT for America, которая относится с большим подозрением к мусульманам.

«Прямо сейчас в Турции происходит переворот», — заявил Флинн во время речи.

Он пояснил, что при Эрдогане страна двигалась в сторону исламизма, и военные хотят сохранить светскую идентичность Турции.

Попытка свержения турецкого лидера провалилась. Анкара обвинила в организации переворота проживающего в США основателя движения «Хизмет» (FETO) Фетхуллаха Гюлена и потребовала от Вашингтона выдачи этого диссидента.

Спустя месяц после попытки свержения Эрдогана лоббистская фирма Майкла Флинна начала оказывать услуги турецкому правительству. Это произошло при посредничестве бизнесмена и председателя Турецко-американского делового совета Экима Алптекина, который вышел на Flynn Intel Group в августе 2016 года.

В сентябре 2016 упомянутый предприниматель организовал встречу Флинна с министром иностранных дел Турции Мевлютом Чавушоглу. На ней присутствовал турецкий министр энергетики Берат Албайрак, являющийся зятем Эрдогана.

Интриги Турции: кто работает на Анкару в американском правительстве
Федеральное агентство новостей /

В свою очередь трамповский советник пригласил бывшего директора ЦРУ Джеймса Вулси, а также экс-агента ФБР Брайана Макколи.

Доподлинно содержание беседы неизвестно, однако, по некоторым данным, турки просили помочь с высылкой Гюлена. Как сообщает BBC, Майкл Флинн оценил помощь в принудительной экстрадиции турецкого оппозиционера в 15 млн долларов.

Представители Флинна называют эти заявления ложью. Однако детали переговоров рассекретил один из его участников — Джеймс Вулси. Это произошло в рамках интервью газете Wall Street Journal.

В ноябре 2016 года в вашингтонском издании The Hill появилась статья Майкла Флинна, в которой он провозгласил Турцию «величайшим союзником» в борьбе с террористами «Исламского государства» (ИГ1, запрещено в РФ), а Гюлена назвал сторонником организации «Братья-мусульмане»1 (запрещена в РФ).

«Гюлен изображает себя умеренным, но на самом деле он радикальным исламист. Если бы он был таковым, то не был бы в изгнании и не вызывал бы враждебность у Реджепа Тайипа Эрдогана и его правительства», — заявил Флинн.

В своей публикации трамповский помощник потребовал от властей США скорректировать внешнюю политику и включить интересы Турции в число приоритетных задач.

Второй контакт

Еще одним важным столпом турецкого лобби стала компания Monte Advidory Group, которая связана с республиканцами. Ее создателем и владельцем является Дуглас Бейкер, который работал в администрации бывшего президента США Джорджа Буша — младшего и при нем входил в Совет внутренней безопасности.

В Белом доме Дуглас появился с подачи его отца — Джеймса Бейкера, который также имел большое влияние среди республиканцев. Он занимал различные посты в Государственном департаменте США и в американском министерстве финансов, а также был главой администрации Белого дома.

Контракт с Бейкером-младшим заключила стамбульская некоммерческая организация «Ассоциация экономики знаний» (KEA) в августе 2016 года.

Договор предоставил правящей «Партии справедливости и развития» (ПСР) возможность получить доступ в Белый дом, а также позволил этой политической силе установить контакты с Республиканской партией США.

В бумагах указана сумма в 99 960 долларов, однако известно, что в период с августа 2016 по февраль 2017 года Бейкер получил 105 000 долларов из 400 000, предусмотренных контрактом. В документации, представленной американскому минюсту Monte Advidory Group, говорится, что компания «участвовала в работе с президентской кампанией Трампа и командой по смене президента».

Лоббистская фирма действовала от имени своего клиента, который «нанял ее для улучшения общественного мнения, а также отношений между Турцией и США». Компания Бейкера установила контакт с чиновниками администрации уходящего в отставку президента США Барака Обамы, а также провела встречи с персоналом американского минобороны.

Кроме того, лоббисты отправили письмо Колину Калу, который был в тот момент советником по национальной безопасности тогдашнего вице-президента, а теперь уже президента США Джо Байдена.

«Тогда были опасения, что отношения между Анкарой и Вашингтоном испортились. Турки привлекли мою компанию для того, чтобы установить контакты в переходный период передачи власти от Обамы к Трампу. Наша работа не предназначалась для широкой PR-кампании. Они воспользовались нашими возможностями, чтобы представить свою точку зрения Белому дому», — пояснил глава компании Monte Advidory Group.

Публичное участие Бейкера в лоббировании интересов Анкары было кратковременным, но документы FARA привлекли внимание более широкого круга политологов к «Ассоциации экономики знаний».

В поданной Monte Advidory Group документации в американский минюст говорится, что инициативы «Ассоциации экономики знаний» иногда совпадают с деятельностью турецких властей и что один из членов руководства стамбульской некоммерческой организации входил в состав Правительства Турции.

Стоит отметить, что президент-основатель ассоциации Давут Кавраноглу имеет докторскую степень Калифорнийского технологического института и упоминается в качестве научного советника Эрдогана. Впрочем, Кавраноглу подозревают в связах с Гюленом. Аналитики The Bureau of investigative journalism намекают на то, что контакт был связан с провалившимся переворотом. Хотя сам основатель KEA эти домыслы опровергает.

«Переговоры по контакту начались еще до попытки свержения президента Турции, и я не считаю, что эти события связаны друг с другом», — заявил Давут Кавраноглу.

Как бы то ни было, публичные сведения о деятельности «Ассоциации экономики знаний» скудны и не раскрывают всего спектра отношений с турецкими властями.

Адвокат Трампа

Имя бывшего мэра Нью-Йорка Руди Джулиани теперь часто звучит в контексте скандала с Дональдом Трампом. Но он приобрел известность еще во время произошедшего 11 сентября 2001 года теракта, когда два самолета врезались в башни Всемирного торгового центра.

Экс-градоначальник активно участвовал в спасательных работах и сумел предотвратить панику в финансовой столице США, убедив всех в том, что ситуация находится под контролем. Благодаря этому журнал Times назвал его человеком года.

В последние годы он работал в качестве личного адвоката Дональда Трампа, активно его защищал и выступал с нападками на Демократическую партию вместе с командой Байдена в «заговоре» и мошенничестве с голосами.

Интриги Турции: кто работает на Анкару в американском правительстве
Федеральное агентство новостей /

Из-за этого Апелляционный суд в США отозвал лицензию у Джулиани, инкриминировав адвокату нарушение правил «профессионального поведения». Такой вывод был сделан на основании обвинения в том, что тот выступал с «ложными и вводящими в заблуждение заявлениями».

Как и Майкл Флинн, адвокат Трампа пытался убедить Белый дом в необходимости экстрадиции Фетхуллаха Гюлена. Пользуясь своими возможностями, Руди Джулиани обсуждал этот вопрос в личных беседах, чем вызвал раздражение у сотрудников Белого дома.

Кроме того, этот ближайший помощник экс-президента США проявлял интерес в решении проблем Halkbank, больше половины акций которого принадлежат Правительству Турции. Американское правосудие обвиняет это финансовое учреждение в нарушении антииранских санкций.

Утверждается, что турецкий банк занимался конвертацией доходов от продажи иранской нефти в золото и валюту и подделкой сопроводительной документации с тем, чтобы оправдать проводимые операции.

В октябре стало известно о постановлении апелляционного суда второго округа США, в котором говорится, что кредитное учреждение может быть привлечено к ответственности. Руководство Halkbank инкриминируемые ему обвинения не признает и намерено обжаловать решение суда.

Руди Джулиани обсуждал с Дональдом Трампом возможные пути дипломатического решения проблемы этого турецкого банка.

В рамках судебного дела Halkbank фигурантом проходит иранский бизнесмен Реза Зарраб, и трамповский адвокат предложил своему шефу обменять его на американского пастора Эндрю Брансона, которого Анкара подозревает в причастности к неудавшемуся перевороту и связах с Гюленом.

В целом, тесные контакты Анкары с людьми из близкого окружения бывшего американского лидера позволили сформировать особые отношения Эрдогана с главой Белого дома.

Бывший советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон в своей книге заявил, что Дональд Трамп предоставляет «особые услуги» турецкому политику.

Давление в конгрессе

Все эти усилия могли бы быть сведены к нулю без связей в конгрессе. Американский парламент мог нивелировать эффект от установившихся отношений Белого дома с Анкарой.

В годы правления Трампа турки поддерживали тесные контакты с американскими парламентариями и из Сената США, и из Палаты представителей. Кроме того, были налажены контакты с лидерами комитетов и партий.

Причем это сотрудничество не ограничивалось руководящим составом. Турецкое лобби общалось с рядовыми сотрудниками американского конгресса всех рангов.

В числе политических контрагентов Анкары были и влиятельные парламентарии, и консультанты, которые принимают участие в обсуждении проблем национальной безопасности, внешних отношений, а также военного дела.

Ряд сотрудников выступает в качестве помощников по законодательным вопросам, а некоторые включены в комиссии и комитеты, ответственные за написание и утверждение тех или иных проектов.

Особое внимание Анкара уделяет ведомствам, в компетенции которых международные отношения, армия и разведка, а также ассигнования и финансы. В числе вопросов, которые они решают, входит контроль отправки американских войск за рубеж, сделки с оружием и финансовая поддержка другим странам.

Как правило, общение лоббистов начинается с переписки по электронной почте и телефонных звонков. Со временем эти контакты перетекают в личные встречи.

Исследовательские центры

В своих инициативах по продвижению интересов турецкие власти сосредоточились больше на властных структурах. Анкара не использует возможности исследовательских центров, поэтому их влияние достаточно слабо.

При этом сами институты находятся в спектре внимания оппонентов Турции на международных площадках. Зарубежные медийные и политологические ресурсы часто используются оппозицией для критики Реджепа Тайипа Эрдогана.

В числе публикаций можно заметить и достаточно претенциозные. Например, на тему потери позиций Эрдогана внутри Турции, которое предвещает неминуемое падение турецкого лидера. Кроме того, аналитики критикуют турецкого лидера за действия в Сирии, а также рассказывают о его амбициях в Ливии, Ираке и Сомали.

Впрочем, не исключено, что сотрудничество турецких лоббистов с этим инструментом американской политики не складывается по естественным причинам, поскольку с исследовательскими центрами активно работает оппозиция Эрдогана.

Медийные площадки

В пику работе с политологическими институтами Анкара активно прибегает к сотрудничеству со средствами массовой информации (СМИ). Контролю за медиа уделяется особое внимание со стороны посольства Турции в Соединенных Штатах.

В середине 2014 года дипломатическое ведомство Анкары наняло для таких целей компанию Alpaytac. Фирма координировала работу со СМИ и организовывала публикацию статей турецких официальных лиц на информационных площадках.

Медийный портфель обходится Анкаре достаточно дорого. По некоторым данным, за один только год Alpaytac потратила на медийную кампанию 1 420 000 долларов.

В августе 2016 года (после провалившегося госпереворота) посольство Турции наняло компанию APCO. Об этом также уведомляется американский минюст.

Контракт с APCO был оценен в громадную сумму. За оказание информационных услуг в течение трех месяцев Анкара выплатила 741 000 долларов.  Уже в 2017 году дипломатическое ведомство заключило договор с фирмой Burson-Marsteller. Компания продвигала культурные и политические мероприятия, спонсируемые посольством в медийных ресурсах.

Эта работа проводилась в течение шести месяцев, и на нее было потрачено более 1 100 000 долларов. Как сообщает PR Week, эти деньги планировались в качестве оплаты услуг, направленных на поддержку коммуникаций посольства Турции в Соединенных Штатах.

Все работы предполагали привлечение влиятельных лиц в сфере государственной политики посредством встреч и мероприятий, связи со СМИ и рекламы отношений Вашингтона и Анкары, поддержку мероприятий посольства, информационное сопровождение аккаунтов дипломатического ведомства в социальных сетях Twitter и Facebook.

Кроме того, Burson-Marsteller обеспечивала информационное сопровождение визита Реджепа Тайипа Эрдогана в Вашингтон в мае 2017 года.

Турецкие неполитические организации

Ранее упомянутая «Ассоциация экономики знаний» была не единственной некоммерческой организацией, которая привлекается для продвижения политических интересов Анкары.

Турецкие власти активно используют для своего лобби Совет экспортеров Турции, на одной из страниц сайта которого заявлена цель достичь уровень продаж турецких товаров в объеме 211 млрд долларов до конца 2021 года.

Организация состоит из 65 экспортных ассоциаций, которые формально не связаны с турецкими властями ни административно, ни финансово. Тем не менее в течение долгих лет этот совет активно продвигает такие новости, как открытие торгового центра в Стамбуле.

В рамках реализации этой задачи организация связалась с десятками американских СМИ с тем, чтобы согласовать интервью со своими представителями. Эта работа обошлась в 363 000 долларов.

Кроме того, база документов FARA содержит информацию о контракте с Турецкой ассоциацией производителей стали и чугуна, которая заплатила 87 000 долларов за продвижение информации о важности турецко-американских отношений в этой отрасли.

Среди прочих лоббистских инициатив, о которых известно американскому минюсту, упоминается контракт Borosan Mannesman, оговаривающий идею исключения этой металлургической компании из списка Государственного департамента США, предполагающего дополнительное налогообложение.

Избирательный подход

Турецкое лобби отличается тщательным подбором политических контрагентов. Анкара сосредотачивается на поиске влиятельных людей, которые способны принести максимальную пользу.

Одним из наиболее важных лоббистов считается Портер Госс, который руководил Центральным разведывательным управлением (ЦРУ) в период с 2004 по 2006 годы, а также республиканец Деннис Хастерт, который был спикером Палаты представителей с 1999 по 2007 годы.

В феврале 2009 года Турция заключила контракт с компанией Dickstein Shapiro. Их отношения продлились до середины 2015 года и обошлись Анкаре в 2 295 000 долларов.

Кроме того, турецкие власти нанимали бывшего конгрессмена-республиканца Таунера Френча из офиса Пита Сешнса, который возглавлял один из самых важных парламентских комитетов, поскольку организовывал повестку дня для всей Палаты представителей.

Стоит отметить, что Сешнс являлся председателем турецкого блока в Конгрессе США. И Турция сумела пробиться к его помощнику после контракта с компанией Capitol Council, к которой также имеет отношение республиканец Джим МакКарри, работавший в конгрессе с 1988 по 2009 годы.

Анализ связей турецких лоббистов показывает, что они имеют больше контактов с представителями Республиканской партии. При этом почти полностью игнорируют демократов.

Единственным исключением из этого правила стал Томас Дэшл, который был лидером демократического большинства в сенате с 2001 по 2003 годы. Этот парламентарий основал компанию Daschle Group, с которой Турция заключила контракт с августа 2017 года.

Сотрудничество с Томасом Дэшл продолжалось до конца 2018 года. За чуть меньше полутора лет этого партнерства Daschle Group заработала 648 000 долларов.

Устоявшееся правило акцента турецких лоббистов на республиканцах не было нарушено даже после выборов 2018 года, когда Демократическая партия получила большинство в Палате представителей. Это усложняет турецко-американские отношения и делает их нестабильными.

Во время президентства республиканца Джорджа Буша — младшего Турция вошла в программу разработки многофункционального истребителя-бомбардировщика F-35.

Соответствующий меморандум в январе 2007 года был подписан с семью другими партнерами, в числе которых были Великобритания, Италия, Нидерланды, Австралия, Дания, Канада и Норвегия.

Анкара планировала закупить 100 единиц F-35A в базовой комплектации. Но после ухода республиканца Трампа с президентского поста Вашингтон объявил об аннулировании заявки турецких властей.

«Участие Турции в программе производства F-35 прекращено», — заявила представитель Пентагона Джессика Максвелл.

Формальным поводом для исключения Анкары из списка претендентов на получение новейших американских самолетов стала закупка турками российских комплексов противовоздушной обороны (ПВО) С-400, которая подвергалась жесткой критике со стороны Соединенных Штатов. Может быть Вашингтон не стал бы исключать Анкару, если бы Трамп сохранил пост после прошедших выборов. Но с 20 января 2021 года президентом США стал представитель Демократической партии Джо Байден.

Но таковы правила, которых придерживается лоббистская машина Турции. Она работает достаточно эффективно, поскольку позволяет поддерживать устойчивые отношения между Анкарой и Вашингтоном, несмотря на все разногласия.

Сохранение сложившегося принципа поддержки республиканцев со стороны Анкары облегчает работу востоковедов, которые могут делать достаточно уверенные прогнозы о будущих отношениях Турции и Соединенных Штатов сразу после окончания американских президентских выборов. Если хозяином Белого дома становится республиканец — это означает сближение двух стран. Приход демократа на главный пост в Белом доме может говорить о грядущем охлаждении

1 Организация запрещена на территории РФ.

Вернуться назад
1 комментарий