Лента
18 января 04:07
Все новости
Почему новая экономическая модель Эрдогана грозит Турции большими проблемами
Global Look Press  /  Kremlin Pool/Global Look Press

Последние три месяца, несмотря на резкий рост инфляции и широкую критику, Центральный банк Турции целенаправленно снижал ключевую процентную ставку, что неизбежно приводило к падению национальной валюты.

Турецкие экономисты в один голос требуют от властей отказаться от этой практики, так как она лишь подстегивает инфляцию. Но у турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана свое мнение на этот счет.

«Причина инфляции — в высоких процентных ставках, на которых зарабатывают лоббисты ростовщичества», — уверенно заявляет он.

Экономическая модель Эрдогана

В то время как специалисты сокрушались, пытаясь понять истинные цели турецкого лидера, он внезапно признался, что низкие кредиты и дешевая лира — это результат задумки, которую президент назвал «новой экономической моделью» правительства.

По мнению Эрдогана, дорогая иностранная валюта и низкие кредиты повысят экспорт, заставят турок отказаться от импорта и, как следствие, сыграют роль в снижении инфляции и росте занятости.

При этом стоит учесть, что всего за три месяца лира упала в цене на 40%, с примерно 8,4 за доллар в сентябре до 13,4 за доллар 1 декабря, а инфляция достигла 20 процентов, если верить официальным показателям.   

Обнищание народа и эксплуатация труда

Турецкие политики обвинили Эрдогана в том, что он утратил контроль над ситуацией и ведет страну к нищете. По их мнению, «новая экономическая модель» — это путь к обнищанию народа и эксплуатации труда.

И хотя турецкий президент утверждает, что его приоритетная цель — увеличение занятости «через инвестиции, производство, экспорт и экономический рост», оппозиция не верит его словам.  

«Впервые в истории Турции правительство сознательно предпринимает шаги, которые делают граждан страны еще беднее», — прокомментировал действия турецкого президента лидер оппозиционной «Республиканской народной партии» (РНП) Кемаль Кылычдароглу.

По словам политика, граждане Турции столкнулись с тем, что правительство пытается «продать их бедность».

«Стоимость вашего труда станет дешевле, так что его можно будет раздать за доллары Западу. Я категорически против того, чтобы экспортеры зарабатывали больше иностранной валюты при том, что малоимущие будут становиться беднее», — отметил Кылычдароглу.

Бывший премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу, глава «Партии будущего», считает, что действия турецкого президента приведут экономику страны на «дно дна».  По его мнению, в настоящее время в турецком государстве наблюдаются экономический, политический и институциональный кризисы.

«Внешний долг страны, внешний долг частного сектора, расходы на государственно-частное сотрудничество, государственные долги, вызванные обесцениванием турецкой лиры, ложатся бременем на экономику в размере около 230 миллиардов долларов. Основная опасность, которую я вижу сейчас, это тот факт, что все эти кризисы начали интегрироваться с тенденцией перехода к авторитаризму», — заявил лидер оппозиции.

Али Бабаджан, глава «Партии демократии и прогресса», который ранее был членом кабинета министров при правительстве Эрдогана, заявил, что турецкий президент вводит народ в заблуждение, называя свои решения «экономической освободительной войной».

«Нет никакой борьбы за свободу экономики. А есть вот что: в руках плохого менеджмента находятся обесценившаяся турецкая лира и дискредитированная Турция», — заявил он.

Эрдоган говорит, что является экспертом в деловых вопросах. Более того, в одной из своих речей он утверждал, что так хорошо разбирается в экономике, что, образно говоря, написал учебник по этой дисциплине.  

Бабаджан высмеял эти заявления президента, опубликовав схему роста американской валюты по отношению к турецкой. Первая с 2018 года выросла с 4,53 лиры за доллар до нынешних показателей:

«Эрдоган говорит, что написал книгу об экономике. Я придумал для нее обложку».

Лидер «Хорошей партии» Мераль Акшенер, как и ее коллеги по оппозиционному блоку, раскритиковала Эрдогана за излишнюю самоуверенность. По ее мнению, теория турецкого президента о том, что снижение процентных ставок приведет к спаду инфляции, является «невежественной».

«В мире есть те, кто серьезно относится к гипотезе о плоской Земле и разбирает ее, но никто не принимает всерьез тезис Эрдогана о "плоской экономике". Никто не обсуждает эту теорию всерьез», — сказала Акшенер.

Многие экономисты и политики обратили внимание на то, что лира теряет ценность каждый раз, когда президент страны говорит по этому поводу. Турки шутят, что каждый желающим может заработать на курсе лиры, имея на руках программу публичных выступлений президента Эрдогана. Так как последние дни в каждой своей речи он делает такого рода заявления, из-за которых лира резко падает в цене.

ЦБ решил не дожидаться дна

Между тем 1 декабря, после того как накануне Эрдоган в прямом эфире пытался объяснить народу прелести «экономической модели», доллар перешел к покорению новых рекордов и добрался до отметки 14 турецких лир за единицу. На этот раз Центральный банк Турции решил не игнорировать угрозу и запустил валютные интервенции для стабилизации резкой волатильности курса.

ЦБ в качестве причины своего вмешательства назвал «нездоровое формирование стоимости, которое наблюдается в обменных курсах». Однако это не помогло — после резкого падения курса до 12,5 за лиру доллар за короткий промежуток времени подскочил до 13,41.

Выступая перед журналистами на телеканале TRT 30 ноября, Эрдоган настаивал на своем намерении влиять на ключевую ставку ЦБ.

«На данный момент мы снижаем процентную ставку и, надеюсь, увидим как падает инфляция», — сказал он.

При этом президент также добавил, что прогнозирует рост ВВП страны до 10% к концу года.

Турецкий лидер призвал верить его методам и пообещал, что до выборов 2023 года «все увидят более низкие процентные ставки и хороший курс национальной валюты, в том числе снижение инфляции».

О чем говорит рост экономики?

По итогам третьего квартала текущего года показатели ВВП действительно продемонстрировали рост на 7,4% в годовом исчислении и в 2,7% в квартальном. Однако эксперты сходятся в прогнозах, что рост турецкой экономики в этом году составит не 10% или более, как ожидает Эрдоган, а 9,5%.

Причиной роста экономики Турции называют увеличение производства, розничного спроса и объемов внешней торговли. Прибыль от экспорта, по словам министра экономики Турции Мехмета Муша, составляет 92% всех доходов страны.  

Тем временем аналитики Goldman Sachs считают, что данные по ВВП Турции мало что говорят о темпах экономической активности в будущем.

«Недавняя распродажа лиры, вероятно, существенно повлияет на эти показатели», — уверены они.

Прогнозы инвестиционного банка по росту экономики Турции в следующем году также менее оптимистичны — на уровне 3.5%. Хотя ранее в Goldman Sachs ожидали 4-процентный рост.

Согласно исследованию организации, волатильный курс валюты в ноябре напоминает состояние турецкой экономики в сильнейшие кризисы 2001 и 1994 годов, которые перетекли в политическую напряженность и стали причиной нестабильности и серьезных изменений в стране.  

Рост экспорта важнее благосостояния

Эрдоган давно придерживается гипотезы о том, что низкие процентные ставки снижают инфляцию. Имея все рычаги давления как на исполнительную, так и на законодательную власть, он пытался доказать состоятельность своей теории.

Для этого президент удерживал лиру на низком уровне, растрачивая валютные резервы. После того как стало ясно, что эксперимент провалился и турецкая валюта начала резко падать, власти решили оправдать свои действия тем, что таким образом пытались увеличить экспорт.

В 2020 году сменилось руководство ЦБ, министр финансов, зять Эрдогана Берат Албайрак ушел в отставку. Рынки вздохнули с облегчением, процентная ставка, которая к тому времени была снижена до 8%, вновь стала повышаться, курс стабилизировался.

Однако, когда ставка достигла 19%, Эрдоган опять сменил руководство ЦБ, заявив, что ему не по пути с теми, кто выступает за ее повышение. Специалисты уверены, что причина этих действий турецкого президента заключается в желании снизить стоимость рабочей силы для увеличения экспорта и роста экономики. Именно поэтому Эрдоган, зная, что его слова негативно могут повлиять на национальную валюту, делает спекулятивные заявления.

Беспочвенность модели

Одна из проблем, на которую указывают экономисты, заключается еще и в том, что экономический рост Турции обусловлен в том числе доходами граждан и большим внутренним потреблением. Та модель, которую предлагает Эрдоган, в итоге приведет к обнищавшему обществу без покупательной способности. Кроме этого, стоит обратить внимание и на нагрузку на ЦБ Турции, который под давлением президента страны выдает дешевые кредиты, но при этом вынужден увеличивать иностранное заимствование.

Министерство финансов и казначейства уже объявило о том, что планирует привлечь 7,8 млрд долларов в течение трех месяцев.

По словам профессора Исмаила Татлиоглу, власти в первую очередь должны следить за снижением процентной ставки внешнего долга:

«Турецкое государство берет в долг под 22% годовых, в то время как отдает под 15%, а разницу оплачивать приходится налогоплательщикам».

Данная статья является исключительно мнением автора и может не совпадать с позицией редакции.
Вернуться назад
Комментировать