Лента
28 января 14:31
Все новости
Автоэксперт Холодов о казусе депутата Рашкина: «Всего две буквы, но какие важные»
duma.gov.ru  /  Государственная Дума РФ

Автоэксперт Александр Холодов в авторской колонке для ФАН разбирает казус, связанный с депутатом от КПРФ Валерием Рашкиным. Ранее стало известно, что Рашкина задержали с тушей убитого лося. Неподалеку от машины, которой, предположительно, управлял парламентарий, были найдены шкура и другие части животного. Следственный комитет начал проверку на причастность депутата к незаконной охоте, санкция по которой предусматривает в том числе лишение свободы.

Тем временем в интернете появился скриншот, предположительно, протокола о направлении Рашкина на медицинское освидетельствование на предмет наличия опьянения и об отказе депутата от этой процедуры. В графе «пройти медицинское освидетельствование» от руки написано: «Отказываюсь». Там же стоит подпись.

В связи с этим зампред комиссии по безопасности и взаимодействию с ОНК Общественной палаты РФ, вице-председатель общественной организации «Комитет по защите прав автовладельцев» Александр Холодов приводит историю, как в протоколах появилась именно такая строка и как это, возможно, помогло многим водителям.

Обращаем внимание, что данная статья является исключительно мнением автора и может не совпадать с позицией редакции ФАН.

Автоэксперт Александр Холодов
Федеральное агентство новостей / Степан Яцко

Казус Рашкина, или Всего две буквы. Колонка Александра Холодова

Пользуясь случаем, напомню водителям некоторые правила медицинского освидетельствования. В нашей стране инспекторы ГИБДД имеют право сами проводить освидетельствование прямо на дороге. Они могут предложить водителю подышать в прибор (как говорят, «подуть в трубку»). Дальнейшее может выглядеть по-разному. Например, подышал остановленный водитель в трубку, инспектор увидел, что все чисто, и человек спокойно едет дальше. Или инспектор по приборам увидел, что водитель пьян, и сразу оформил «вождение в нетрезвом состоянии». Тут вроде бы все просто.

Но есть три случая, когда водитель попадает на освидетельствование не к инспектору, а к врачу. Первый случай — когда водитель говорит: «Не хочу дышать в ваш прибор, верю только врачу». Это законно, человек может отказаться проходить освидетельствование на месте и настоять, чтобы его отвезли в медучреждение.

Второй вариант — водитель подышал в трубку, прибор указал на опьянение, а человек говорит: «Ваш прибор плохой, я ему не верю, верю только врачу, везите меня». В этом случае его также обязаны отвезти в медучреждение на освидетельствование.

И, наконец, третий вариант — прибор показывает нулевые значения, а дальше как в известном анекдоте:

«Инспектор видит, что с водителем что-то не так, рисует мелом черту на асфальте и спрашивает: «Дальше знаете, что делать?» «Конечно, знаю», — отвечает водитель и зажимает ноздрю...»

Говоря по-простому: у инспектора есть подозрение, что водитель неадекватен из-за наркотического опьянения, а поскольку анализ на месте показывает только отсутствие алкоголя, автомобилиста могут обязать пройти освидетельствование у врача.

Это именно обязанность водителя, а не его желание. Инспектору в трубочку он имеет право не дышать, но медосвидетельствование пройти обязан. В противном случае наступает административная ответственность по статье КоАП РФ 12.26 «Невыполнение водителем транспортного средства требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения».

Именно это, как можно предположить, и произошло в случае с Рашкиным. Некоторые СМИ поспешили написать, что он якобы был пьян. Это неправильно, так нельзя говорить. На самом деле, судя по имеющимся данным, он просто отказался от освидетельствования, а все остальное — из области наших предположений. И, возможно, наказывать его будут и за этот отказ.

Важный момент: как только водитель говорит, что не поедет к врачу, он совершает административное правонарушение. Ответственность за это правонарушение такая же жесткая, как за пьяное вождение. Поэтому очень важно не отказаться от освидетельствования случайно или по невнимательности.

Автоэксперт Холодов о казусе депутата Рашкина: «Всего две буквы, но какие важные»
flickr.com / @Leo Reynolds

А теперь расскажу, как, по нашему предложению, в свое время была изменена форма протокола о медицинском освидетельствовании водителей. Раньше была графа «На медицинское освидетельствование», в пустой строке нужно было написать: «согласен» или «не согласен».

Но были жалобы: якобы водитель пишет «согласен», а инспектор незаметно дописывает всего две буквы — «Н» и «Е». И получается «НЕ согласен». Водитель говорит: «Ну что, едем к врачу?» А ему якобы отвечают: «Езжайте куда хотите, мы уже все, что нам нужно, оформили, все ваши подписи у нас есть». Возможно, такие инциденты и вправду были, но не исключено, что в большинстве случаев это легенда или водители это придумывали задним числом, для адвоката.

Поэтому в свое время, примерно в 2008 году, когда обсуждался новый административный регламент, я и мои коллеги предложили ГИБДД заменить формулировку «не согласен» каким-то другим словом, чтобы не было подозрений, что кто-то что-то там приписал.

Так в образце протокола вместо формулировки «согласен» — «не согласен» появилось «согласен» — «отказываюсь». Тут уже волю водителя сфальсифицировать трудно. Увидев и интернете протокол, приписываемый Рашкину, я порадовался, что предложенное нами 15 лет назад новшество до сих пор живо. Возможно, убрав эти две буквы и заменив их словом «отказываюсь», мы спасли немало людей от лишения водительских удостоверений.

Интересный момент: у нас в стране есть возможность отказаться от освидетельствования, хотя это наказуемо. А в Америке, которая «любит» нас поучать на тему прав человека, насколько я знаю, ситуация иная. Я сам наблюдал, как там происходит процедура освидетельствования. Если американский полицейский подозревает, что водитель нетрезв, то такого человека сначала просят сделать несколько простых тестов на выбор: пройти по линии, дотронутся до кончика носа, попрыгать на одной ноге и так далее. Наши наркологи тоже используют эти тесты.

Если после всего у американского полицейского остались подозрения, водителя везут сразу в участок, больше похожий на тюрьму. Я не оговорился — у них и пьяный автомобилист, и матерый преступник, и убийца могут содержаться в одном здании. Там водителю предлагают пройти процедуру освидетельствования — подышать в специальный прибор, примерно такой же, как у нас. В Америке свои нормы допустимого содержания алкоголя в крови, в некоторых штатах разрешенная доза достаточно высокая. Это, кстати, одна из причин, почему США не подписывают Венскую конвенцию о дорожном движении. Там ограничения по алкоголю в крови достаточно жесткие, некоторым штатам, чтобы соответствовать общим стандартам, пришлось бы серьезно менять законодательство.

Так вот, если водитель, у которого по приборам в крови есть алкоголь, отказывается от освидетельствования, с ним, насколько я знаю, поступают весьма жестко. Его могут насильно посадить в специальное металлическое кресло (я видел подобное кресло в Сан-Франциско в 2010 году, довольно неприятная штука), кисти зафиксировать наручниками на поручнях и полицейский (даже не врач, а именно полицейский, который прошел специальные курсы) возьмет у него из вены кровь. На основании этого анализа устанавливается, имеет ли место опьянение. То есть в Америке отказа от освидетельствования просто не существует. Если водитель пьян, то это будет установлено. Тут каждый может поразмышлять на тему прав человека у них и у нас.

С одной стороны — в США освидетельствование, от которого нельзя отказаться, с другой — некий казус, существующий у нас. Тот же Рашкин никем пьяным не признан, он имеет право заявить о любых причинах отказа от освидетельствования. За это он может понести наказание, но если он, предположительно, был пьян, то доказать это уже не получится. Это может сыграть роль в случае привлечения его к уголовной ответственности, ведь состояние опьянения, как правило, считается отягчающим обстоятельством. Но в отношении Рашкина это никто уже не докажет. А те СМИ, которые пишут, что он якобы «был пьян», вполне могут нарваться на иск о клевете.

Вот такая история о «казусе Рашкина» и о двух важных буквах, «изгнание» которых из протокола, возможно, спасло не одно водительское удостоверение.

Вернуться назад
3 комментария