Лента
02 декабря 13:15
Все новости
Публицист Анпилогов: Киев вновь хочет газотранспортный консорциум, но «забыл» в нем Россию
Федеральное агентство новостей  / 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Глава компании «Оператор ГТС Украины» Сергей Макогон заявил, что Украина готова вернуться к идее создания международного консорциума по управлению украинской ГТС, однако не готова видеть в его составе Россию. Таким образом, Киев снова предлагает недействующий и провальный вариант «спасения» украинской газотранспортной системы, который наглядно продемонстрировал свою мертворожденность за предыдущее время. Почему Украина снова вернулась к этой идее и какие надежды питает Киев касательно будущего своей ГТС?

Труба без газа

На сегодняшний день украинская ГТС имеет лишь один долгосрочный контракт на прокачку природного газа, поставщиком которого выступает российский монополист — «Газпром». Это определяется элементарной географией: ГТС Украины можно использовать только для прокачки российского газа, поскольку Европа всегда была его потребителем, а газопроводы на Украине идут с востока на запад и юго-запад, в направлении Словакии, Венгрии, Польши и Румынии.

Все попытки Украины затянуть в свою ГТС каких-либо других поставщиков — например, из Средней Азии — всегда упирались в ответное предложение России о совместном использовании украинских трубопроводов. Такое предложение было обосновано: ведь среднеазиатский газ перед транзитом через Украину шел бы по российской территории и по российским газопроводам. Однако Киев всегда искал сепаратных сделок с Азербайджаном, Туркменией и другими возможными поставщиками природного газа, игнорируя интересы России. Что и привело к печальному итогу: никакого иного газа, кроме российского, в свою трубу Киеву заполучить так и не удалось.

Таким же фиаско закончилась попытка нарастить собственную добычу газа. Украина давно представляет из себя зрелую газоносную провинцию, где легкие месторождения газа уже давно освоены, а для глубокого бурения или начала эксплуатации сложных месторождений необходимы серьезные инвестиции. У Киева таких денег нет, а иностранные инвесторы не спешат вкладываться в Украину, предпочитая менее рискованные вложения в других странах мира. Как следствие — все усилия нарастить добычу отечественного газа на Украине пошли прахом: в последнее десятилетие собственная добыча медленно, но неуклонно падала.

В такой ситуации единственным поставщиком транзитного газа для Украины выступил российский «Газпром». Но и здесь Киев умудрился пойти против собственных долгосрочных интересов. Путем манипуляций с положениями транзитного контракта и контракта на поставку газа Украине он добился выплаты от «Газпрома» огромной неустойки — 2,9 млрд долларов США. После чего шантажировал российскую компанию в вопросе обеспечения транзита, вынудив подписать в конце 2019 года достаточно кабальный контракт на транзит природного газа в страны ЕС сроком на пять лет.

Киев вновь хочет газотранспортный консорциум, но «забыл» в нем Россию
ФБА «Экономика сегодня» /

Лебединая песня Киева

Шантаж Киева в вопросе газового транзита в конце 2019 года был успешен в первую очередь из-за неопределенного тогда статуса морского газопровода «Северный поток — 2». Невыгодный для «Газпрома» и России контракт на украинский транзит был разменян на возможность завершить постройку газопровода «СП-2», который во многом обнулял возможности Украины к последующему газовому шантажу.

Преимущество «СП-2» перед украинской веткой ГТС имеет не только политический, но также географический и технологический характер. Все дело в том, что украинский маршрут транзита газа в Европу был построен в 1970–1980 гг. — во времена холодной войны. Он вынужденно обходил территорию Восточной Германии — ГДР, у которой были непростые отношения с самым крупным потребителем советского газа — ФРГ. Как следствие — украинский маршрут оказался где-то на 1 тыс. км длиннее.

С другой стороны, «СП-2» был проложен по кратчайшему пути из России в Германию — по дну Балтийского моря. Кроме того, при строительстве «СП-2» использовались новейшие технологии: одна-единственная мощная компрессорная станция обеспечивает давление во всей морской части газопровода длиной около 1230 км. В то время как на Украине старые и маломощные компрессорные станции стоят через 100-150 км и тратят непроизводительно много газа просто на обеспечение прокачки.

Апелляция Украины к «конкурентоспособности» собственной ГТС — не более чем пиар. ГТС Украины сегодня гораздо затратнее для транзита российского газа, нежели новые газопроводы России, такие как: «СП-1», «СП-2» или «Турецкий поток».

Еще более интересен вопрос с нынешним транзитным контрактом. Такая форма долгосрочных транзитных контрактов прямо запрещена Третьим энергопакетом ЕС: все транзитные мощности по этим правилам Евросоюза должны продаваться на спотовых аукционах — ежедневных, еженедельных и ежемесячных. Именно по этой причине Киев так спешил заключить в конце 2019 года транзитный контракт с «Газпромом». Так как с начала 2020 года вступил в силу анбалдинг (разделение) активов и деятельности украинского «Нафтогаза», из которого был выделен отдельным предприятием упомянутый «Оператор ГТС Украины». По итогу в конце 2024 года Киев столкнется с тем, что все новые транзитные договоренности с «Газпромом» ему придется выстраивать на мгновенном, спотовом базисе. Предлагая конкурентоспособную цену за свои услуги, от которых, кстати, российский поставщик газа будет вправе легко отказаться.

В такой ситуации сегодня оказались польский газовый оператор PGNiG и его отдельное подразделение — транзитный оператор Gaz-System. У Варшавы такой долгосрочный контракт на транзит с «Газпромом» уже истек, теперь транзитные мощности ей приходится «уныло и безнадежно» продавать на ежемесячных и еженедельных аукционах, на которых обычно присутствует единственный покупатель — «Газпром». Нетрудно понять, что в такой ситуации услуги Варшавы по транзиту или не находят спроса вовсе, или же выкупаются «Газпромом» по номинальной цене.

Киев вновь хочет газотранспортный консорциум, но «забыл» в нем Россию
Новостное агентство "Харьков" /

На что же надеется Украина?

«Создание консорциума — позитивная идея. Президент Украины ее поддержал и подчеркнул, что Украина готова к этому. Но что нам нужно от консорциума? Гарантирование наличия транзита», — заявил глава компании «Оператор ГТС Украины» Сергей Макогон.

При этом Макогон подчеркнул, что для управления ГТС в стране есть специалисты, которые могут «делать это и без европейских коллег», что прозвучало предельно странно.

«Если будет транзит, будет оплачен тариф и будут средства на модернизацию системы. Так работают операторы ГТС по всему миру», — завершил свою речь на оптимистичной ноте глава компании «Оператор ГТС Украины».

Однако, как видно из вышеприведенного анализа, единственным надежным вариантом обеспечения украинского транзита являются равноправные, прозрачные и строго исполняемые договоренности с российским «Газпромом». Но этот элемент из построений Киева снова выпал: украинские власти раз за разом, как и теперь, прямо исключают участие России в таком консорциуме.

Поэтому единственным «хитрым планом» в обойме у Украины является вовлечение в такой консорциум европейских и американских компаний, на которые страна надеется повесить переговоры с «Газпромом» и лоббирование вопросов обеспечения украинского транзита путем наглого санкционного и политического давления на Россию.

Судя по всему, никакой очереди из желающих принять участие в столь сомнительном начинании не наблюдается. Призывы Украины остаются не только без ответа, но уже и без внимания.

Вернуться назад
1 комментарий
Какой вопрос вы задали бы Владимиру Путину?
Написать