Лента
05 декабря 05:24
Все новости
Индия хочет получить от стран первого мира компенсацию за климатический ущерб
Федеральное агентство новостей  / 

Китай ввел законодательное регулирование работы со спорными участками государственной границы; товарооборот Индии и КНР достиг рекордных величин; Нью-Дели выделит средства для помощи малым островным государствам в борьбе с последствиями стихийных бедствий; Индия хочет получит от стран первого мира компенсацию за климатический ущерб. Об этих и других событиях прошедшей недели рассказывает автор Telegram-канала «Индия Сегодня».

Китай принял новый закон о сухопутной границе

Закон, который вступает в силу в Китае с 1 января следующего года, гласит, что «суверенитет и территориальная целостность Китайской Народной Республики священны и неприкосновенны». Действие документа напрямую отразится на территориальном споре с Индией.

В законе сказано, что государство обязано принять меры для защиты сухопутных границ от любых действий, подрывающих территориальный суверенитет. Предусматривается укрепление обороны, поддержка экономического и социального развития, а также открытости в приграничных регионах, улучшение качества государственных услуг и инфраструктуры.

Отдельно в законе указано, что государство должно, «следуя принципу равенства, взаимного доверия и дружественных консультаций», решать с соседними державами вопросы, связанные с сухопутными границами, путем переговоров для надлежащего завершения споров и давних проблем.

На данный момент Китаю необходимо урегулировать пограничный вопрос с Индией (3 488 км Линии фактического контроля) и Бутаном (400 километров спорной границы), в то время как с 12 другими соседями территориальные проблемы уже решены.

Торговля Индии и Китая растет

Товарооборот Индии с Китаем в 2021 году достигнет рекордного уровня и впервые превысит отметку в 100 миллиардов долларов. Эта цифра ярко иллюстрирует стоящую перед Нью-Дели проблему. С одной стороны, Нарендра Моди хочет перестроить отношения с Пекином в условиях более чем годичного пограничного кризиса, с другой — экономика страны тесно связана с «фабрикой мира».

Эта дилемма порождает любопытные совпадения. Через три дня после того, как зашел в тупик 13-й раунд переговоров между военными командирами, а представители обеих армий обменялись обвинениями в нежелании сотрудничать, Нью-Дели приветствовал «прорыв для индийской фармацевтической промышленности в Китае». «Лаборатория доктора Редди» стала первой индийской компанией, которая получила от Пекина разрешение на продажу своего противоракового препарата на китайском рынке.

В это же время секретарь министерства иностранных дел Харш Шрингла сказал в интервью Global Times, что индийские власти рассчитывают, что «обе стороны смогут решить этот [пограничный] вопрос, потому что он бросает тень на двусторонние отношения».

Какова бы ни была эта тень, торговые связи двух стран за последний год развились до небывалого уровня. Этот же период был, по признанию официальных лиц в Нью-Дели, самым холодным в политических отношениях с 1988 года.

Данные, опубликованные таможней Китая, показали, что торговля между двумя странами за девять месяцев составила 90,37 миллиарда долларов, что на 49,3 % больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Импорт Индии из Китая достиг 68,4 миллиарда долларов, увеличившись на 51,7 %. Его структура напоминает о сохраняющейся зависимости от товаров, которые Индия импортировала в больших количествах за последние два десятилетия, таких как электрооборудование и активные фармацевтические ингредиенты. Появились и новые наименования, которые во время пандемии Дели закупал в Пекине больше, чем в любой другой стране — от аппаратов искусственной вентиляции легких до средств индивидуальной защиты.

Если торговые отношения, по-видимому, остаются в значительной степени невосприимчивыми к пограничному кризису, то ситуация в инвестиционном секторе резко изменилась. Индия сохраняет ограничения для китайских инвесторов, в том числе в телекоммуникационном бизнесе. Массовый приток китайских средств в технологическую отрасль также был остановлен. По данным отраслевой исследовательской фирмы Venture Intelligence, объем прямых и венчурных инвестиций в Китае впервые с 2017 года упал ниже 1 миллиарда долларов.

Индия пыталась сказать КНР, что невозможно вести дела «как раньше», пока не будет восстановлен мир на границе. Тем не менее практичность обеих наций оказалась сильнее пропагандируемого патриотизма: бизнес процветает без каких-либо признаков замедления, несмотря на продолжающийся пограничный конфликт.

Индия, Великобритания, Австралия запустят IRIS на Климатическом саммите в Глазго

Индия вместе с Австралией, Великобританией и малыми островными развивающимися государствами запустит новую инициативу по созданию инфраструктуры для таких стран (IRIS) в рамках предстоящего Климатического саммита в Глазго (КС26).

Платформа ставит своей целью уменьшить экономические потери островных государств от экстремальных погодных явлений. Канберра, Нью-Дели и Лондон выделили для IRIS первоначальное финансирование в размере 10 миллионов долларов.

«Ожидается, что больше держав, включая Японию, внесут свой вклад в этот план. IRIS в настоящее время находится на начальной стадии, и ресурсы будут привлечены в соответствие с требованиями проектов», — сказал Камаль Кишор, секретарь Национального управления Индии по борьбе со стихийными бедствиями.

Для малых островных государств потери от стихийных бедствий являются самыми высокими в процентах от валового внутреннего продукта (ВВП). В их число входят 58 стран Карибского бассейна, Тихого и Индийского океана, Атлантики, Средиземноморья и Южно-Китайского моря. Островные государства наиболее уязвимы к геофизическим и гидрометеорологическим опасностям. По данным Азиатского банка развития и Межамериканского банка развития, дефицит инвестиций в инфраструктуру Тихоокеанских и Карибских островов составляет 42 миллиарда долларов и 46 миллиардов долларов США соответственно в период 2015-2040 годов.

Индия хочет получить компенсацию за ущерб, нанесенный климату богатыми странами

Парижское соглашение по климату 2015 года включало формулировки, касающиеся «потерь и ущерба», но оставляло без ответа вопросы об ответственности за их возмещение. Обсуждения этой темы начались еще в 2013 году на саммите в Варшаве, но технические детали того, как будут происходить такие денежные переводы, до сих пор не были проработаны.

Индия стремится возместить убытки, причиненные климатическими катастрофами, заявило министерство окружающей среды, излагая позицию страны по вопросам, которые будут обсуждаться на КС26 в ближайшие недели.

«Наша просьба такова: должна быть компенсация, и ее должны нести развитые страны», — сказал Рамешвар Прасад Гупта, высокопоставленный представитель министерства.

Он добавил, что Нью-Дели поддерживает в этом вопросе другие государства с низким уровнем дохода.

В прошлом году Индия потеряла 87 миллиардов долларов из-за стихийных бедствий, таких как тропические циклоны, наводнения и засухи, говорится в докладе Всемирной метеорологической организации (ВМО) под названием «Состояние климата в Азии».

Лидеры и дипломаты со всего мира соберутся на саммит КС, который рассматривается как решающая встреча, призванная минимизировать последствия изменения климата. Ожидается, что компенсация за климатические катастрофы станет основным камнем преткновения на переговорах, и эта тема уже поднималась Индией в диалоге с посланником США по климату Джоном Керри.

Общая идея заключается в том, что, основываясь на историческом вкладе в глобальное потепление, страны предоставят компенсацию за ущерб, который приносит загрязнение окружающей среды. Регионы, которые страдают от воздействия климата, могут затем претендовать на получение денег для восстановления инфраструктуры после вызванного глобальным потеплением урагана или наводнения. Но так как далеко не все стихийные бедствия вызваны изменением климата, идет поиск методологии расчета показателей.

Индия оказалась среди 11 стран, «вызывающих озабоченность»

Афганистан, Индия и Пакистан входят в число 11 стран, выделенных спецслужбами США как «крайне уязвимые» с точки зрения способности реагировать на экологические и социальные кризисы, вызванные изменением климата. В новом докладе Управление главы национальной разведки США (ODNI) прогнозирует, что глобальное потепление усилит геополитическую напряженность и риски для безопасности Штатов в период до 2040 года.

В качестве особо «проблемных регионов» названы Афганистан, Индия, Пакистан, Мьянма, Ирак, Северная Корея, Гватемала, Гаити, Гондурас, Никарагуа и Колумбия. Жара, засуха, отсутствие питьевой воды и неэффективное правительство вызывают особую тревогу в Афганистане. Водные споры могут стать ключевой геополитической горячей точкой в Индии и остальных частях Южной Азии.

В докладе упомянуто неравенство в глобальных подходах к решению проблемы изменения климата. Страны, которые полагаются на экспорт ископаемого топлива для поддержки своей экономики, «будут продолжать сопротивляться быстрому переходу к миру с нулевым выбросом углерода, потому что они опасаются экономических, политических и геополитических издержек».

Авторы документа утверждают, что Индия и Китай играют решающую роль в определении траектории повышения температуры. Нью-Дели и Пекин являются четвертым и первым по величине эмитентами соответственно.

«И Китай, и Индия внедряют все больше возобновляемых и низкоуглеродистых источников энергии, но ряд факторов ограничивают вытеснение угля. Им необходимо модернизировать свои сети, снизить затраты, что делает использование угля относительно более дешевым по сравнению с другими источниками энергии, они хотят свести к минимуму зависимость от импорта топлива по соображениям национальной безопасности и пытаются успокоить местных избирателей, которые зависят от рабочих мест в угольной промышленности», — говорится в докладе.

Угольный кризис в Индии

В начале октября Индия была потрясена перспективой внезапного крупного энергетического кризиса. Угольные электростанции, которые производят 70% электроэнергии страны, объявили, что у них осталось угля в среднем на четыре дня работы, что стало самым низким показателем за последние годы.

Поскольку запасы упали почти до нуля, ряд штатов, включая столицу Нью-Дели, предупредили о возможных отключениях. Сейчас центральное правительство в режиме ручного управления распределяет топливо на электростанции. Несмотря на это, до сих пор существует опасность, что ситуация может перерасти в полноценный кризис.

До 80% потребностей Индии в угле удовлетворяется за счет внутреннего производства. В то время как общий спрос страны на уголь в 2020-21 годах составлял около 906 миллионов тонн, внутреннее производство составило 716 миллионов тонн. Основная часть импорта угля в Индию (43%) приходится на Индонезию, за которой следуют Австралия (26%), Южная Африка (14%) и США (6%). Государственная компания Coal India Ltd. обладает почти монопольным положением в области внутреннего производства, и в 2020-21 годах на ее долю (вместе с дочерними компаниями) приходилось 596,25 млн тонн добычи угля.

Как возник кризис? Одной из причин стал всплеск экономической активности — рост спроса на электроэнергию, вызванный открытием экономики, привел к увеличению потребности в угле, истощению ресурсов и сжиганию запасов быстрее, чем ожидалось. Общая установленная мощность Индии составляет 388 849 МВт, при этом крупнейшим игроком является частный сектор.

Эксперты говорят, что кризис является тревожным сигналом для центрального правительства — Анил Сваруп, бывший министр угольной промышленности, уверен, что Coal India Ltd. необходимо увеличить добычу угля и действовать более организованно. Компания существовала без руководителя целый год после того, как предыдущий глава ушел в отставку в 2017 году. Производство CIL также стагнировало на уровне около 600 миллионов тонн в течение последних трех лет. И последнее, но не менее важное: центральное правительство Индии должно вести эффективный диалог со штатами-производителями угля, чтобы увеличить добычу, а не участвовать в политических играх с обвинениями.

Coal India Ltd. следует внедрить более современные технологии для повышения эффективности своей работы. Другие вопросы, которые необходимо решить, включают в себя преодоление тупика в судебных разбирательствах по поводу участия частного сектора в добыче угля, ускоренное оформление разрешений, включая экологические сертификаты, и улучшение железнодорожной инфраструктуры для ускорения перевозок. Если такие проблемы не будут решены, нехватка угля продолжит нарастать и в конечном итоге может перерасти в полноценный энергетический кризис.

Данная статья является исключительно мнением автора и может на совпадать с позицией редакции.
Данная статья является исключительно мнением автора и может не совпадать с позицией редакции.

Вернуться назад
Комментировать
Какой вопрос вы задали бы Владимиру Путину?
Написать