Лента
04 декабря 11:03
Все новости
Парадокс переходной власти Судана: как борьба с кризисом привела к обнищанию страны
Федеральное агентство новостей  / 

Призывы к свержению переходного правительства Судана в последнее время все чаще мелькают в заголовках новостных каналов и на страницах социальных сетей. Если раньше они исходили от различных партийных лидеров, интернет-активистов и правозащитников, то сейчас об этом в открытую заявляют видные политические деятели, представители власти и даже первые лица страны.

Успех так называемой «славной декабрьской» революции, вспыхнувшей на фоне продовольственного и энергетического кризиса, дал суданцам надежду на лучшее будущее. Когда же переходный Совет министров возглавил опытный специалист, ранее руководивший несколькими направлениями Экономической комиссии ООН для Африки (ЭКА) доктор наук Абдалла Хамдок, население поверило, что в скором времени ситуация наладится и страна достигнет желанного уровня благополучия и развития.

Однако с течением времени надежды стали улетучиваться, а всеобщее напряжение — нарастать. Спустя всего чуть более двух лет после свержения правительства Омара аль-Башира экономическая ситуация в Судане значительно ухудшилась. Усугубились хлебный, продовольственный, финансовый, энергетический кризисы, сделав жизнь граждан практически невыносимой. Жители снова выходят на улицы Хартума и других городов. В массовых шествиях их объединяет на этот раз один лозунг «Долой правительство голода!»

В июне 2021 года Всемирная продовольственная программа ООН забила тревогу, заявив, что как минимум 9,8 миллиона граждан восточноафриканской страны страдают от острого недоедания, назвав данное обстоятельство «чрезвычайной и структурной проблемой» Судана.

Как же получилось, что, на первый взгляд, успешная борьба народа против ухудшения условий жизни обернулась еще большим экономическим спадом и практически всеобщим обнищанием? Особенно с учетом того, что новый глава правительства — опытный финансист Абдалла Хамдок, вступив в должность, разработал мощную программу выхода из кризиса.

«Судан обладает достаточными ресурсами, чтобы стать одним из сильнейших государств африканского континента», — заявил премьер-министр во время своей присяги 21 августа 2019 года.

Чтобы понять парадокс переходного периода в африканской республике, стоит проследить, как развивались события в экономической жизни страны и какие решения принимались для «улучшения» ситуации и выхода из затяжного кризиса.

Славная декабрьская революция

В конце 2018 года в нескольких городах Судана вспыхнула серия демонстраций, вызванная преимущественно ростом стоимости жизни и ухудшением условий на всех уровнях общества. Протестующие постепенно перешли от требований срочных экономических реформ к призывам об отставке правящего режима во главе с бывшим президентом Омаром аль-Баширом.

Славная декабрьская революция привела к серьезным изменениям политической картины в стране. Она продолжалась в течение примерно восьми месяцев. За это время произошел государственный переворот, который закончился отставкой 11 апреля 2019 года главы государства, находившегося у власти около тридцати лет.

Пришедший ему на смену Переходный военный совет (ПВС) заключил в августе политическое соглашение с так называемыми Силами Декларации свободы и перемен (СДСП), представлявшими собой объединение партий и общественных организаций, возглавивших антиправительственное народное движение. Одновременно стороны подписали проект Конституционной декларации (КД). Оба документа юридически определили дальнейший 39-месячный этап создания переходных государственных институтов и процедур для возвращения Судана к демократии.

В августе и сентябре 2019 года ПВС формально передал исполнительную власть смешанному военно-гражданскому коллективному органу, названному Суверенным советом. Он является консультативной структурой, выполняющей функции главы государства, и действует в течение всего переходного периода. В его состав входят 11 членов, пять из которых представлены гражданским крылом правительства, столько же — военным. Оставшийся один участник должен являться нейтральным лицом, избранным по соглашению между ПВС и СДСП.

Председателем в первые 21 месяц стал верховный главнокомандующий ВС генерал-полковник Абдель Фаттах аль-Бурхан. В течение последующего времени ему придет на смену тот, кого выберут Силы Декларации свободы и перемен. Суверенный совет состоит в основном из мужчин, в него входят только две женщины — Аиша Муса и Раджа Никола. Согласно статье 19 проекта КД, все одиннадцать его членов не имеют права участвовать в избирательном процессе, которым должен закончиться переходный период в ноябре 2022 года.

Совет министров

Исполнительная власть в Судане, согласно Конституционному документу, представлена гражданским кабинетом министром. На место его председателя члены Сил свободы и перемен после консультаций выбрали доктора Абдаллу Хамдока, который на тот момент проживал за границей.

О новом премьер-министре, имя которого редко раньше мелькало в новостях, сразу заговорили мировые СМИ. По приезде в страну в аэропорту Хартума он сделал первое заявление для прессы, воодушевившее народные массы Судана. В своей речи выбранный Хамдок пообещал выстроить приоритеты будущей политики кабмина, заявив, что главная задача правительства — «построить национальный проект, включающий в себя все группы населения». Он добавил, что не владеет «жезлом Моисея, чтобы исправить существующее положение», но дал слово придерживаться «прагматического» подхода к преобразованию суданской экономики. Ключом к началу новой эры в истории страны премьер назвал прекращение войны и проведение масштабных реформ.

Из биографии Абдаллы Хамдока известно, что он родился в 1956 году в суданской провинции Кордофан. Затем жил и учился в Хартуме, где окончил столичный вуз. Степень магистра, а после и доктора наук получил в Манчестерском университете в Великобритании.

Имеет более чем 30-летний опыт работы в области экономического развития в Африке, в частности, в сферах администрирования, институционального анализа, реформы государственного сектора, региональной интеграции и управления ресурсами. Профессиональная карьера Хамдока началась в 1981 году сразу после окончания бакалавриата в Хартуме. До 1987-го служил в ряде ведомств, включая министерство финансов и экономического планирования.

В восьмидесятых переехал в Зимбабве, где работал в сфере оказания консультативных и административных услуг Международной организации труда. В 1995-м стал главным техническим советником Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) по ЮАР и Мозамбику. С 1997 по 2001 занимал должность эксперта по экономической политике Африканского банка развития (АБР) в Кот-д'Ивуаре.

В последующий период Хамдок возглавлял ряд направлений деятельности ЭКА ООН в Аддис-Абебе, включая Департамент политики развития и программу Новое партнерство для развития Африки (NEPAD). С 1 ноября 2016-го прежний генсек Пан Ги Мун назначил его исполняющим обязанности секретаря Экономической комиссии Организации Объединенных Наций для Африки сроком на один год.

С 2018 года до прибытия в Хартум Хамдок занимал должность старшего советника в Банке торговли и развития, штаб-квартира которого находится в Аддис-Абебе. Примечательно, что незадолго до декабрьской революции бывший премьер Судана Муатаз Муса предложил ему пост главы финансового ведомства, однако получил отказ. После свержения Омара аль-Башира он вернулся в страну, но уже в качестве нового председателя кабмина.

Эпоха экономических реформ Абдаллы Хамдока

Всего за два года своего правления Абдалла Хамдок несколько раз выступал с заявлением об очередной разработанной программе реформ и однажды сменил состав правительства, что может снова повториться ввиду последних политических событий в стране.

Так, в конце 2019 года на пленарном заседании конференции по всестороннему и устойчивому развитию в Судане премьер очертил приоритеты переходного периода, указав, что его правительство руководствуется главным лозунгом «славной декабрьской революции» — «Свобода, мир и справедливость!». Основной задачей Хамдок назвал прекращение войны и переговоры с вооруженными движениями, сообщив, что первой его официальной поездкой за рубеж стал визит в столицу Южного Судана, выступившего спонсором диалога между враждующими сторонами. Почти через год Хартум добился заключения долгожданного Джубинского соглашения, однако заслуга в этом принадлежит, главным образом, представителям военного крыла переходного правительства.

Второй приоритетной задачей властей Хамдок назвал преодоление экономического кризиса и создание основ для устойчивого развития. Он отметил, что население страны страдает от высоких цен, инфляции, ухудшения курса национальной валюты, энергетического и транспортного кризисов. Премьер особо отметил природные богатства Судана.

«Если мы правильно распределим эти ресурсы, то перестанем зависеть от внешних подарков и подачек», — добавил глава кабмина.

Среди других задач Хамдок назвал, в частности, борьбу с коррупцией, соблюдение принципа прозрачности и подотчетности, возврат украденных бюджетных средств, а также поощрение общественных и частных свобод, обеспечение прав человека, установление сбалансированной внешней политики, служащей интересам Судана, и расширение участия женщин в структурах власти.

Программа МВФ

Что касается проблемы преодоления экономического кризиса, то к ее разбору премьер-министр приступил уже на следующий год. В этом вопросе Абдалла Хамдок решил положиться на международные финансовые институты, с которыми имел тесные контакты.

«Исполнительный совет Международного валютного фонда одобрил контролируемую персоналом программу (SMP) для Судана, утвержденную директором-распорядителем 9 сентября 2020 года как отвечающую стандарту условий верхнего кредитного транша (UCT)», — сообщалось на веб-сайте ВМФ.

Дальнейшая экономическая политика Хартума целиком и полностью зависела от договоренностей с международной организацией. После обсуждения в Исполнительном совете фонда заместитель генерального директора Антуанетта Сайех выступила с заявлением по Судану. В нем говорилось о том, что в рамках 12-месячной программы, контролируемой персоналом МВФ, с 1 июля 2020 по 30 июня 2021 года власти восточноафриканской страны намерены продолжить работу по отмене крупных топливных субсидий. Это позволит увеличить социальные расходы, включая выплаты по программе поддержки семьи и обеспечение услуг здравоохранения, а также расширить налоговую базу, в том числе за счет рационализации льгот.

В заявлении добавлено, что власти также стремятся принять меры по установлению единого обменного курса, который уравновесит валютный рынок. Устранение экономических перекосов вместе с шагами по совершенствованию управления уменьшит возможности для коррупции и улучшит деловую среду и конкурентоспособность.

«Ключевым фактором успеха программы является адекватность донорского финансирования для поддержки населения в период сложного перехода к эффективной рыночной экономике. В этом отношении важно наладить тесную координацию между грантодателями и международными финансовыми учреждениями в вопросе технической помощи Судану», — резюмируется в заявлении заместителя директора-распорядителя МВФ.

Стоит отметить, что программа поддержки семьи стартовала весной 2021 года, только когда население страны в полной мере стало ощущать последствия того самого «сложного перехода к эффективной рыночной экономике». Ее целью явилось ослабить недовольство людей, вызванное недавним решением о частичной либерализации обменного курса.

По предварительному соглашению со Всемирным банком и странами-донорами Судан запустил так называемую программу «Самарат» («Плоды»), которая, хоть и основывалась на многомиллионном финансировании различных сторон, в результате обеспечила каждого члена целевых семей всего пятью долларами в месяц. Такая поддержка коснулась 32 млн граждан при общей численности населения 44 млн человек. Но даже эти выплаты, несравнимые с реальным ущербом от проводимых реформ, сталкиваются с рядом технических трудностей, связанных главным образом с отсутствием банковских и мобильных услуг в некоторых отдаленных от столицы районах.

В июне 2021 года Судан объявил о полной либерализации цен на топливо, оставив заказы на импорт частным компаниям без вмешательства государства. Все эти решения способствовали значительному росту инфляции, которая в том же месяце составила 412,75% процента, поднявшись почти на 34 пункта по сравнению с маем.

Увеличение цен на потребительские товары тяжелым бременем легло на плечи имеющих ограниченные доходы граждан, число которых достигает 80% от всего населения страны. Программа «Самарат» не помогла преодолеть высокую стоимость ранее субсидируемых продуктов и не обеспечила покупательную способность людей. Кроме того, она не снизила уровень нищеты.

Следует отметить, что Судан является одним из беднейших государств мира. Ежегодный доход на душу населения в этой восточноафриканской республике составляет всего порядка 590 долларов. На протяжении всей своей истории, начиная с приобретения независимости в 1956 году, страна переживает непрекращающийся период нестабильности, конфликтов и экономической изоляции.

Что взамен

Что получил Хартум взамен от Международного валютного фонда, выдвинувшего такие жесткие условия? В марте 2021 года Всемирный банк и МВФ объявили о том, что Судан выполнил часть требований, необходимую для списания внешнего долга, который составляет почти 60 млрд долларов. В июне в рамках инициативы для беднейших стран мира (HIPC) он освободился от большей части своих обязательств, накопленных за много лет по отношению к тем же международным финансовым учреждениям.

Коме того, Хартум получил ряд дополнительных грантов. Так, 24 мая Всемирный банк сообщил о поддержке нескольких национальных проектов развития на общую сумму 2 млрд долларов. О списании значительного процента долга Судана объявили некоторые государства-доноры в ходе Парижской конференции 17 числа того же месяца.

Немаловажно также, что африканская республика почти тридцать лет испытывала на себе санкции Соединенных Штатов Америки, обвинявших местное правительство в поддержке международного терроризма и причастности к взрывам посольств Вашингтона в Кении и Танзании в 1998 году, а также к нападению на эсминец Cole осенью 2000 года. Переходным властям, чтобы избавиться от санкций, пришлось выплатить компенсации семьям пострадавших в размере 335 млн долларов.

Долгожданное событие свершилось. В декабре 2020 года Штаты исключили Судан из списка стран — спонсоров терроризма. Более того, Белый дом пообещал предоставить Хартуму кредит в размере 1 млрд долларов в рамках выплаты долга Всемирному банку. Однако в обмен американцы заполучили контроль над переходным периодом и пригрозили отказать в поддержке, если власти Судана отклонятся от курса, обозначенного двусторонними договоренностями.

Терпение на грани?

Несмотря на грандиозность проводимых Абдаллой Хамдоком экономических реформ, для простых людей они стали новым еще более сложным испытанием. Ситуация усугубляется проблемами, связанными с перемещением бегущих из зон конфликтов людей, а также различными природными катастрофами, такими как наводнения и сезонные засухи. Осложняет положение рост пандемии COVID-19 и другие болезни на фоне отсутствия доступа к основным необходимым лекарствам, обусловленного все той же программой отмены государственных субсидий.

Граждане страны оказались в еще более сложных и стесненных обстоятельствах, чем в конце правления прежнего режима Омара аль-Башира. Революция действительно стала заслугой населения, подвело новое правительство. Вопрос в том, насколько хватит этого терпения. Волны протестов происходят по нарастающей с начала 2021 года. Организаторы демонстраций призывают к очередной массовой кампании, которую уже прозвали «революцией голода».

Вернуться назад
Комментировать
Какой вопрос вы задали бы Владимиру Путину?
Написать