Лента
27 ноября 11:21
Все новости

«Убивает не оружие, а человек». Основная дискуссия на форуме специалистов была посвящена трагедиям в Казани и Перми. В результате этих потрясших общественность инцидентов и был принят федеральный закон №231, который внес ощутимое количество запретов и ограничений для пользователей и производителей оружия.

Союз российских оружейников проанализировал общеизвестные факты за последние 30 лет. Статистика показывает, что 38% всех последних массшутингов были совершены гражданскими лицами, а их количество в последнее время возросло до четырех прецедентов в год.

«Молодые люди все чаще нажимают на спусковой крючок, достаточно легко и свободно. Вопрос, почему? Частично на него ответил сам пермский стрелок. Он сказал, что совершенно не важно, что это было бы. В качестве причины называет гнев, мизантропию, ненависть к ближним. Не важен был и сам способ, каким образом он хотел достичь своего результата», — прокомментировал исполнительный директор Союза российских оружейников имени М. Т. Калашникова Владимир Жихарев.

В 2012 году, когда произошел первый массшутинг, в закон об оружии было внесено 27 поправок, 45% из которых имеют запретительный характер. Но введенные ограничения не смогли защитить российское общество. Кроме того, значительный урон был причинен оружейному бизнесу.

«И что сейчас будут делать «Ижмех» и «Ижмаш», когда у них выбивается вот этими поправками 73-75% их гражданской продукции? На чем производить, чем поддерживать? Ответ простой: только «военкой». Но это ненадолго, это же допинг. Должны одновременно поддерживаться и гражданские, и экспортные, и военные производства. Если экспортные обрезают, гражданские обрезают, что остается от промышленности? Отдаленные последствия такого отношения к отрасли нас как раз и волнуют», — пожаловался на недостатки закона директор ЗАО «Техкрим» Олег Кузьменко.

Пресловутый 231-й закон вызвал массу вопросов и у юристов. По их словам, приведенные формулировки лишают легального права обладания оружием широких масс: людей, не замеченных в склонности к криминальному или античеловечному поведению.

«Есть санкции в виде ареста — человек лишается оружия. Я могу привести примеры новых составов. Человек уехал с места ДТП. Все мы ездим в большие торговые центры, в какие-то бизнес-центры и так далее. Не заметил, как случайно «чиркнул» машину соседа, уехал — и ты можешь лишиться оружия. Далее — невыплата алиментов. Казалось бы, какая связь между выплатой алиментов и владением оружием?», — возмутился юрист Николай Дергачев.

Недопонимание встретил и проект, предлагающий Росгвардии проверять намерения человека нарушить права и свободы других граждан, а также покуситься на общественную безопасность

«Как можно проверить намерения человека и выдать соответствующее заключение? <...> У нас есть право на отдых. Барабанить или играть на гитаре ночью — это нарушать права человека. Если у органов ФСБ есть сведения о том, что человек собирается барабанить в 12 часов ночи, нарушая права человека, значит, его надо лишить оружия», — пояснил юрист.

Специалисты считают, что необходимо перестать рассматривать борьбу с массшутингом только в призме введения ограничений в закон об оружии. Многие поправки мало того, что неэффективны, но и еще и необоснованны. Например, запрещенный «Ланкастер» не был зарегистрирован ни в одном случае стрельбы в общественном месте.

«Невозможно одиночек лишить возможности совершать преступления. Они во всем мире совершают преступления, и в Израиле, и в США, и в России, это было и будет. Но при этом «завинчиваются гайки», дискриминируются самые законопослушные граждане России. Ведь те, кто имеет гражданское оружие — это самые законопослушные граждане, они меньше всего законов нарушают», — высказал свое мнение генеральный директор ФАН Евгений Зубарев.

Причиной появления массшутинга оружейники видят самоотстранение учебных заведений от воспитания молодых людей. По их мнению, вопросы морали и нравственности в современном мире остаются за бортом, а в школах отсутствует предупредительная профилактическая работа, направленная на выявление подростков с девиантным поведением. Свои предложения по этому вопросу эксперты озвучили на состоявшейся в рамках выставки дискуссии «Культура и правила обращения с оружием».

«Формирование оружейной культуры начинается с самих владельцев оружия, либо с тех, кто уже на становлении такого пути. Уровень правосознательности самостоятельно нужно повышать, потому что в нашей стране нет таких законодательных требований, которые обязывают граждан быть юридически компетентными», — поделился своей точкой зрения генеральный директор юридической компании Иван Хаис.

Участники форума уверены: оружейную культуру можно и нужно прививать гражданам с детского возраста.

«Если в семье есть охотники, стрелки, то кто может вложить больше позитива и безопасности в воспитание своих детей маленьких, начиная с семилетнего возраста, чем родители? Сегодняшнее наше общество лишено этого. Охотник не может взять официально своего ребенка, дать ему какую-нибудь двустволку 16-го калибра и учить его обращению с оружием. По закону, де-юре это сейчас невозможно», — добавил генеральный директор тренинговой компании Павел Полянчук.

Вернуться назад
1 комментарий