Лента
18 октября 09:40
Все новости
«Досье памяти»: почему Франция не смогла сохранить влияние в Алжире
kremlin.ru  /  пресс-служба президента РФ

Отношения между Францией и Алжиром омрачил новый этап напряженности после отзыва посла АНДР в Париже. Однако обе страны, судьбы которых связывает общее историческое прошлое, по всей видимости, время от времени лишь создавали видимость тесных уз и теплого сотрудничества.

Власти североафриканского государства связывают направленную против них недавнюю критику Эммануэля Макрона с предстоящей предвыборной кампанией последнего, но ряд экспертов полагают, что она также отражает недовольство президента европейской державы, которому так и не удалось «примирить историческую память» между двумя странами.

Алжир 3 октября решил «немедленно отозвать» своего посла в Париже. Такую реакцию вызвало опубликованное в газете Le Monde интервью с Макроном, в котором он заявил, что АНДР после обретения независимости в 1962 году живет на «доходы от истории», усердно оберегаемые военно-политическими властями, а также поставил под сомнение существование алжирской нации до французского колониализма.

Правительство африканской страны не ограничилось отзывом посла: на следующий день появились сообщения о том, что Парижу запрещено теперь использовать ее воздушное пространство для отправки самолетов ВВС в регион Сахела. Это еще больше обострило напряженность, а оправданием для таких решений власти назвали «безответственные» и «не поддающиеся опровержению» заявления Эммануэля Макрона. Слова президента прозвучали во время его встречи с потомками борцов за независимость Алжира в войне 1954–1962 годов.

Последний серьезный кризис такого масштаба между двумя странами начался 23 февраля 2005 года. Он снова касался исторического прошлого, так как в тот день французский парламент принял закон, признающий «позитивную роль колониализма». Позже его отменили, однако последствием стало аннулирование договора о дружбе, подписанного покойным президентом европейского государства Жаком Шираком и его алжирским коллегой Абдельазизом Бутефликой.

За последние годы в двусторонних отношениях также наблюдается резкая напряженность. Так, в мае 2020-го АНДР отозвала своего посла Салаха эль-Бадйави после того, как два официальных французских канала показали документальный фильм об антиправительственном движении в североафриканском государстве. А в апреле 2021 года Париж в последний момент отменил визит премьер-министра Жана Кастекса по просьбе алжирских властей, недовольных размером министерской делегации.

Мнения восточных экспертов

Специалист в вопросах миграционной политики Хасан Кассеми считает, что Эммануэль Макрон руководствуется прежде всего соображениями приближающихся президентских выборов, намеченных на апрель 2022 года. По словам эксперта, в свете «тирании ультраправой риторики» многие деятели сейчас погружены в вопросы избирательной кампании, в том числе и остерегающийся конкуренции действующий президент.

«Отношения между Францией и Алжиром никогда не отклонялись от расистско-колониалистской точки зрения, согласно которой к североафриканской республике всегда относились с презрением», — добавил Кассеми.

Менее резкого мнения придерживается эксперт Кадер Абдуррахим, который оправдывает обе стороны тем, что ни один, ни второй президент не являлись свидетелями войны 60-летней давности. В свою очередь, бывший алжирский дипломат и министр Абдельазиз Раби также усматривает в заявлениях Макрона предвыборные цели. По его словам, в первые четыре года его правления Париж относился к АНДР как к «партнеру по вопросам безопасности», а резкая смена настроения наблюдается лишь в последний период.

Колония Франции

Вторжение французов в Алжир в 1830 году положило начало обширной колонизации европейской державой азиатских и африканских территорий. Процесс оккупации затянулся на несколько десятилетий, так как местное население с самого начала оказывало активное сопротивление чужакам.

В результате страна стала «вечным владением» Франции, получив статус ее неотделимой провинции. Для Алжира началась совершенно новая эпоха, отмеченная обширной модернизацией и «европеизацией» общества, а также мощным национально-освободительным движением народа, противившегося колониальной экспансии.

Сами французы стали массово переселяться на территорию африканской страны, присваивая себе лучшие земли и активно развивая хозяйственную деятельность. Париж получал большие экономические выгоды от новой провинции. Кроме того, Алжир занимал центральное место среди восточных владений и имел важное стратегическое положение: через его области проходили наиболее удобные маршруты, соединявшие Францию с колониями в Западной и Центральной Африке.

Так продолжалось до середины XX века. В мае 1945 года на фоне новостей о близком завершении Второй мировой войны и разгроме нацизма люди вышли на массовые демонстрации, переросшие в стихийное восстание с требованием предоставления суверенитета. Париж жестко подавил шествия, отправив против безоружного населения своих бойцов, открывших огонь по мирным гражданам. В ходе разгона погибли десятки тысяч человек, многие населенные пункты сравняли с землей.

Однако данные обстоятельства не остановили национально-освободительное движение в Алжире. Появились многочисленные подпольные партизанские группы, выступавшие за суверенитет. В конце 1954-го они перешли к атаке, ознаменовав начало войны за независимость, которая продолжалась до марта 1962 года.

Для борьбы с повстанцами Париж отправил в страну дополнительные воинские подразделения. За семь с лишним лет в результате боевых действий погибли, по разным оценкам, от 500 тыс. до 1 млн местных жителей и более 15 тыс. европейских военнослужащих. Одержав победу тактически, Франция потерпела политическое и репутационное поражение, подвергшись острой критике со стороны граждан и мировой общественности. После переговоров и подписания Эвианских соглашений алжирцы практически единогласно проголосовали на референдуме за независимость, официальное провозглашение которой состоялось 5 июля 1962 года.

После войны

Для французов потеря крупнейшей африканской колонии, приносившей большие экономические выгоды, стала настоящим ударом. По сей день проблемы между двумя народами до конца не решены, а отголосками империализма до сих пор проникнуты их отношения. Идеи борьбы за независимость прочно закрепились в самосознании алжирцев, продолжая влиять на внутреннюю и внешнюю политику государства.

Для АНДР важен факт признания Францией вины за события прошлого, и то, что на официальном уровне этого так и не произошло, отражается на сотрудничестве стран. За 60 лет Париж ни разу не извинился перед Алжиром, хотя отдельные ситуативные высказывания и звучали из уст некоторых лидеров. Кроме того, вопрос об утверждении законопроекта о криминализации колониальной политики Парижа часто поднимается алжирскими лидерами, и в последний раз это произошло несколько дней назад в ответ на заявления Макрона.

Вскоре после войны за независимость в новом государстве избрали первого президента. По итогам безальтернативных выборов им стал генеральный секретарь Фронта национального освобождения Ахмед бен Белла. Менее чем через месяц он объявил о национализации земель, на тот момент все еще принадлежавших европейцам.

В период с 1967 по 1970 год французские базы в Завиет-Реггане и Бешаре переместились в Сахару и Мерс-эль-Кебир, а затем в муниципалитет Бусфер. Бен Беллу, продержавшегося в кресле президента около двух лет, сверг его же заместитель и действующий тогда министр обороны Хуари Бумедьен, который ранее помог захватить власть в ходе внутриполитической борьбы. В феврале 1971 года он сообщил о национализации газопроводов и 51% активов французских нефтяных компаний. В ответ Париж объявил о прекращении «привилегированных отношений» с АНДР.

Первым президентом бывшей европейской метрополии, посетившим независимый Алжир после национально-освободительной войны, стал Валери Жискар д'Эстен. В апреле 1975 года главные дороги столицы снова за много лет украсили французские флаги. В конце ноября 1981-го очередной глава Франции Франсуа Миттеран по прибытии в африканскую страну с официальным визитом подтвердил, что два государства «способны преодолеть и превзойти разногласия прошлого». Годом позже Париж впервые посетил президент АНДР. На тот момент этот пост занимал Шадли Бенджедид.

Несмотря на неоднозначные настроения африканской республики касательно ее бывшей колониальной державы, последняя сохранила исторически благоприятные двусторонние отношения. Поначалу власти Алжира испытывали противоречивое желание освободиться от прежней зависимости, однако прочно сложившиеся торговые связи, отсутствие опытных национальных правительственных чиновников и военное присутствие, предусмотренное Эвианскими соглашениями, обеспечили сохранение французского влияния. Кроме того, Париж продолжал предоставлять финансовую помощь и снабжал страну товарами первой необходимости.

Данная тенденция изменилась после решения алжирских властей национализировать промышленные и энергетические предприятия. Африканское государство стремилось использовать свою независимость и стало активно присматриваться к новым торговым партнерам. Однако вскоре переговоры между Бумедьеном и правительством Франции продемонстрировали заинтересованность обеих стран в восстановлении дипломатических контактов.

В 1974 году президент АНДР заявил, что «отношения между Парижем и Алжиром могут быть хорошими или плохими, но ни в коем случае не могут быть тривиальными». Европейская держава хотела сохранить свое привилегированное положение в стратегически и экономически важном регионе, а Бумедьен надеялся получить необходимую техническую и финансовую помощь.

Вмешательство Франции в конфликт вокруг Западной Сахары на стороне Марокко и прекращение закупок алжирской нефти, приведшее к торговому дисбалансу в конце 1970-х годов, обострили отношения и помешали усилиям по сближению двух стран.

Несмотря на натянутые политические взаимодействия, экономические связи, особенно касающиеся сферы энергоносителей, сохранялись на протяжении всей истории независимого Алжира. Однако споры по поводу цен на природный газ регулярно создавали торговый дисбаланс. В конце 1980-х французская поддержка правительства Бенджедида, испытывающего внутренний кризис, и последующее содействие экономической и политической либерализации в североафриканской республике немного сгладили неровности двусторонних коммерческих отношений. Так, в начале 1990-х годов почти 20% всех экспортно-импортных поставок АНДР проходили через Францию.

Одним из источников постоянного волнения стал вопрос эмиграции алжирцев в Европу. Париж решал его достаточно непоследовательно, тогда как население в целом относилось благоприятно к арабским приезжим. В настоящее время североафриканские общины во Франции остаются относительно изолированными, а искатели убежища, пытающиеся получить жилье, образование и работу, сталкиваются с массой проблем. Кроме того, каждый год между мигрантами и местным населением происходят инциденты на расовой почве.

Отношения ухудшаются

В июне 2000 года президент АНДР Абдельазиз Бутефлика совершил официальный визит во Францию, а в марте 2003-го подписал с Жаком Шираком так называемую Алжирскую декларацию, предусматривающую «исключительное партнерство» с целью преодоления «все еще болезненного прошлого, которое нельзя забывать». Однако обнародование закона о «позитивной роли колониализма» в феврале 2005-го резко испортило отношения между двумя государствами. Бутефлика заявил, что этот документ свидетельствует об «умственной слепоте, равносильной отрицанию и искажению истории».

Год спустя власти Франции отменили специальным указом спорную часть закона, однако это не остановило правительство Алжира, потребовавшего официальных извинений за преступления колониальной эпохи в преддверии подписания договора о дружбе. В конце 2007-го президент Николя Саркози во время визита в североафриканскую страну осудил империалистический режим и призвал местные власти сконцентрироваться на будущем. Несмотря на стремление нормализовать контакты с Алжиром, ожидаемых от него официальных извинений глава европейской республики так и не произнес. Аналогично поступил и президент Франсуа Олланд. В конце 2012 года в ходе визита в АНДР он признал «страдания, причиненные французским колониализмом» местному населению.

Перспективы в эпоху Эммануэля Макрона

Нынешний глава Франции Эммануэль Макрон перед приходом к власти признал колонизацию Алжира преступлением против человечности. Это произошло 16 февраля 2017 года, когда он, будучи еще кандидатом в президенты, посетил АНДР.

Еще одним позитивным шагом главы государства стала его попытка изучить перспективы сотрудничества. Так, он поручил историку Бенжамену Стора составить доклад об исторических отношениях между Парижем и его бывшей колонией, который вышел в январе и содержал в себе рекомендации по урегулированию отношений между двумя странами. Несмотря на это, к концу первого срока правления наметился новый дипломатический кризис, а Макрон так и не принес долгожданных официальных извинений за «ошибки» прошлого.

В декабре 2018-го министр по делам ветеранов Алжира Тайеб Зитуни обозначил четыре главных файла, относящихся к эпохе империализма, — вопросы архива, хранящиеся во французском музее черепа бойцов сопротивления, пропавшие без вести во время войны и компенсация жертвам ядерных испытаний. Данные проблемы он назвал ключом к нормальным отношениям между двумя государствами.

Когда в феврале 2019 года в ходе массовых антиправительственных демонстраций на улицах Алжира звучали антифранцузские лозунги, Париж сообщил о своей поддержке объявленной президентом Абдельазизом Бутефликой дорожной карты. Это вызвало еще больший гнев среди населения АНДР. После свержения режима и наступления переходного этапа официальные лица и политики североафриканского государства, включая начальника военного штаба Ахмеда Гайда Салаха, обвиняли Париж в попытке вмешательства во внутренние дела страны. Запоздалое поздравление Франции, направленное новому президенту Абдельмаджиду Теббуну в связи с его победой на выборах, не явилось таким образом неожиданностью.

Привычными стали вызовы посла для консультаций. Так, в апреле 2020 года Министерство иностранных дел Алжира пригласило своего представителя в Париже. Поводом послужила публикация французской армией в Twitter изображения амазигского флага и региона Кабилии, демонстрирующего его оторванность от АНДР. Второй вызов посла произошел месяцем позже в знак протеста против трансляции правительственными каналами документального фильма о народном движении, в котором молодые люди критикуют власти Алжира и руководство армии.

В текущем году дискуссия о взаимных исторических претензиях снова оказалась в повестке дня, когда президент Абдельмаджид Теббун решил сделать 8 мая Национальным днем памяти в честь восстания 1945-го. Тогда, по некоторым подсчетам, погибли более 40 тыс. алжирцев. В 76-ю годовщину массовых убийств глава АНДР подчеркнул, что «достичь качественных отношений с Францией невозможно без учета истории и обращения к файлам памяти, от которых нельзя отказываться ни при каких обстоятельствах и независимо от оправданий».

Таким образом, власти североафриканской страны в очередной раз дали понять, что во взаимоотношениях с Парижем они не собираются забывать колониальное прошлое.

Вернуться назад

Комментировать