Лента
30 ноября 09:52
Все новости
Публицист Союстов объяснил, чего России следует ожидать от нового премьера Японии
Global Look Press  /  Rodrigo Reyes Marin

Новый премьер-министр Японии Фумио Кисида намерен сосредоточиться на решении задач внутренней политики. Подобный «уход в себя» Страны восходящего солнца можно считать вполне соответствующим интересам Москвы. Та готова к фактической постановке на паузу при Кисиде дальнейшего развития российско-японских отношений.

Если же Токио внезапно решит нарастить присутствие своих сил самообороны на границе с Россией, то Москва сможет парировать такое военно-политическое давление дальнейшим наращиванием военно-технического сотрудничества с Пекином. К таким выводам пришел публицист и обозреватель ФАН Андрей Союстов.

Консенсус и преемственность

Премьер-министр Японии Есихидэ Суга 3 сентября 2021 года заявил, что не будет участвовать в намеченных на конец сентября выборах председателя правящей Либерально-демократической партии (ЛДП) и отказывается от борьбы за пост премьер-министра. ЛДП 29 сентября выбрала нового лидера — Фумио Кисиду. Уже 4 октября он официально возглавил японское правительство.

Посол Японии в Москве Тоехиса Кодзуки 8 октября сообщил, что в обозримом будущем нельзя исключать визита Кисиды в РФ. Многие аналитики восприняли эту новость как возможный пролог к оживлению российско-японских отношений, явно переживавших стадию застоя после отставки в сентябре 2020 года премьер-министра Синдзо Абэ. Однако в тот же день, то есть 8 октября, Кисида заявил, что он как премьер, конечно, будет стремиться к развитию японско-российских отношений и подписанию мирного договора, но… Но мирного договора с РФ не будет без решения территориального вопроса, что подразумевало в понимании Кисиды необходимость передачи Россией Японии южных Курильских островов. Никаких признаков того, что Москва готова пойти навстречу японским требованиям, не наблюдалось. Таким образом, вопрос, чего России следует ожидать от нового премьера Японии, как бы повис в воздухе. Попробую все же отыскать ответ на него.

Победа Кисиды в борьбе за пост премьера удивила многих, так как фаворитом гонки считался бывший министр иностранных дел Японии Таро Коно. Согласно опросам, именно его хотели видеть следующим премьером 46% японцев. За Кисиду же готовы были отдать свои голоса лишь 17%. Однако в Японии премьера избирает не широкая публика, а правящая партия. В данном случае — ЛДП. Выбор ею Кисиды свидетельствует, по всей видимости, о том, что государственный курс Японии сейчас нацелен на преемственность, а не на кардинальные перемены.

Хочется отметить, что Фумио Кисиду можно считать олицетворением партийного консенсуса и политической преемственности. Ему 64 года, он из Хиросимы и, как это часто бывает в Японии, он политик потомственный. В свое время депутатами парламента были и его отец с дедом. Сам Кисида впервые избрался в парламент в 1993 году, а в 2007 году перешел в правительство. С тех пор успел поработать на разных должностях, включая должность министра по делам Окинавы и «северных территорий» (то есть спорных, по мнению Японии, южных Курильских островов). Перед тем как стать премьер-министром, Кисида почти пять лет возглавлял японский МИД.

Аналитики отмечают, что даже на фоне традиционно после Второй мировой войны осторожной японской политики Кисиду отличает сдержанный и умеренный стиль. Он избегает внимания прессы, предпочитая без лишнего шума готовить решения путем переговоров и выработки содержательных позиций. Это делает Кисиду более похожим на таких современных европейских политиков, как Путин и Меркель, чем на представителей американского политикума, склонных к громким публичным заявлениям и заигрыванию со СМИ.

Без «распахнутых объятий»

Еще до того, как стать премьер-министром, Кисида активно критиковал неолиберальную экономическую политику и обещал повысить налоги в отношении крупного бизнеса и японских корпораций, одновременно снизив налоги для среднего класса.

«Я твердо чувствую, что мне нужно провести широкомасштабное экономическое стимулирование», — заявил Кисида сразу после победы на выборах, добавив, что пакет стимулирующих мер планируется солидный: речь идет о десятках триллионов иен.

Вряд ли это заявление является популистским обещанием. Немало поработавший в банковской сфере, Кисида известен как человек прагматичный и хорошо разбирающийся в экономических вопросах. Считается, что он ставит развитие своей страны выше любой идеологии или внешнеполитических идей. Этим подходом новый премьер Японии также похож на вышеупомянутых европейских лидеров.

Между прочим, Кисиду хорошо знают в России, что само по себе редкость. Будучи министром иностранных дел Японии, он отвечал за реализацию курса премьера Абэ на сближение с Москвой. В силу этого Кисида не раз встречался со своим российским коллегой Сергеем Лавровым, наладив с ним хорошие профессиональные и личные отношения. Но это обстоятельство, равно как и то, что Кисида как-то назвал роман Достоевского «Преступление и наказание» своей любимой книгой, вряд ли подвигнет нового премьер-министра Японии «распахнуть свои объятия» для России.

Публицист Союстов объяснил, чего России следует ожидать от нового премьера Японии
mil.ru / Пресс-служба Минобороны РФ

Почему? Например, потому что Кисида известен своими тесными личными связями с Соединенными Штатами, которые увязли в конфронтации с РФ. К тому же длительные усилия Синдзо Абэ, направленные на сближение с Россией ради «возвращения» Японии южных Курильских островов, потерпели неудачу: РФ хотела бы подписать мирный договор со Страной восходящего солнца, но не ценой территориальных потерь. Проблема усугублялась еще и тем, что Токио не мог гарантировать Москве, что в случае гипотетической передачи под контроль Японии островов Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи на них не появятся военные объекты, включая базы США. Негативный опыт Абэ, так и не сумевшего «упросить» Путина «отдать» южные Курильские острова, с высокой степенью вероятности отбил у Кисиды какое-либо желание идти на серьезное сближение с Россией. Еще одним препятствием для такого сближения можно считать навязанные Вашингтоном Токио антироссийские санкции, к которым Япония вынуждена была присоединиться, действовать в обход которых Кисида вряд ли захочет.

Скорее всего, Кисида будет стремиться восстановить уровень японского политического сотрудничества с США, изрядно просевший в период президентства Трампа, а также стараться найти для своей страны новые точки опоры в Азиатско-Тихоокеанском регионе, не став при этом слепым инструментом Соединенных Штатов в противостоянии Вашингтона с Пекином. Проще говоря, новому премьеру Японии придется мастерски балансировать сразу между несколькими центрами силы, что практически сводит к нулю возможность каких-то резких движений со стороны нового премьер-министра Японии. «Сдержанность, традиционность и консерватизм» — вот что, по-видимому, станет лозунгом Фумио Кисиды на посту премьера. В России тот же лозунг, наверное, развернули бы до призыва «Главное — не раскачивать лодку!».

Вот это «главное — не раскачивать» чувствуется буквально в каждом внешнеполитическом движении Кисиды — и в старательном отмежевании от недавно созданного США, Великобританией и Австралией антикитайского альянса AUKUS, и в публичном отказе следовать примеру Канберры в деле приобретения атомных подводных лодок.

Соответствует интересам Москвы

Готова ли Россия к фактической постановке на паузу при Кисиде дальнейшего развития российско-японских отношений? Судя по всему, да, благо Москве и на других стратегических направлениях есть чем заняться. Сам же Кисида, надо полагать, постарается сосредоточиться на решении задач внутренней политики. По крайней мере, именно такой вывод можно сделать на основании заявлений нового японского премьера.

Подобный «уход в себя» Японии следует считать вполне соответствующим интересам Москвы. Повторюсь, Москве и на других внешнеполитических треках есть чем заняться помимо «утрясания» своих отношений со Страной восходящего солнца. Тем более что вопрос о форсированном подписании мирного договора с Японией для РФ, видимо, не принципиален — в отличие от сохранения контроля над южными Курильскими островами.

Если же случится какой-то форс-мажор — Токио внезапно решит нарастить присутствие своих сил самообороны на границе с Россией, то Москва сможет, на мой взгляд, достаточно быстро парировать такое военно-политическое давление дальнейшим наращиванием военно-технического сотрудничества Пекином.

Вернуться назад
2 комментария