ФАН подвергся DDoS-атаке. В настоящее время сайт работает в ограниченном режиме.

Капиталы в поисках пристанища

Общество

Американский фондовый рынок ждет период сокращения доходов.

Фондовый рынок США последние полтора года показывает стремительный рост, а основные биржевые индексы находятся на исторически максимальных значениях. Несмотря на это, некоторые инвесторы и биржевые аналитики предполагают, что конец эпохи бурного роста уже не за горами.

Периода роста начался в конце марта 2020 года — вместе с приходом пандемии COVID-19. При этом американский фондовый рынок мало волновали проблемы экономики. Стоимость акций росла, невзирая на массовые сокращения, локдауны, остановку производств и другие экономические проблемы, которые в предыдущие периоды сильно ударили бы по стоимости биржевых активов. Но финансовому сектору, казалось, не было абсолютно никакого дела до состояния экономики — шел «пир во время чумы», пишет New York Times.

Это объясняется тем, что именно в финансовый сектор в первую очередь вливались триллионы долларов, которые сходили с печатных станков ФРС в рамках программ поддержки экономики в период пандемии. Кроме того, мощную подпитку финансовым капиталам давала программа «количественного смягчения», начатая ФРС еще в конце 2019 — начале 2020 года и резко ускоренная после обвала биржевых индексов в конце февраля 2020 года. Эти огромные вливания обеспечили биржам период уверенности в завтрашнем дне.

Позже Уолл-Стрит пришлось отвести взгляды от графиков роста стоимости акций и обратить внимание на состояние дел в экономике США. Американских финансистов начала беспокоить инфляция, которая оказалась вовсе не «временным явлением», как о ней говорили в Минфине и ФРС.

Состояние рынка труда и дефицит рабочих рук, который затронул все производственные сферы и цепочки поставок, вызвав дефицит товаров первой необходимости, заставили задуматься воротил финансового рынка. А слова главы ФРС о грядущем свертывании программ выкупа акций с рынка и переходу к политике повышения ключевой ставки вызвали серьезное беспокойство.

Повышение ключевых ставок значит, что больше не будет бесплатных денег, а прекращение скупки акций заставляет многих более трезво оценивать имеющиеся на руках ценные бумаги, многие из которых войдут в разряд «мусорных». И если раньше такие бумаги скупала ФРС, которая таким образом пытается не допустить обвала фондовых рынков, то в обозримой перспективе скупать их будет некому, и они лягут тяжким бременем убытков на плечи биржевых спекулянтов.

«Сегодня мы совсем не настроены оптимистично. Что действительно движет рынком, так это рост доходов. Мы не можем повторить некоторые вещи, которые мы сделали в этом году. Рост доходов может замедлиться в 2022 году, возможно, резко», — заявил Дэвид Жиру, руководитель отдела инвестиционной стратегии T. Rowe Price.

В пользу снижения доходов говорит как возможное сокращение прямых денежных вливаний, так и другие факторы, среди которых анонсированное президентом Джо Байденом увеличение корпоративных налогов, а также сокращение свободных денег у населения, значительная часть которых также подпитывала фондовые рынки, повышая спрос и приводя к росту индексов.

Результатом тревожных мыслей инвесторов стала просадка индекса S&P 500 на 5%, что стало самым значительным единовременным падением за последний год.

«Шесть месяцев назад потребление было на подъеме. У людей были деньги и время. Теперь у них меньше денег и меньше времени. Очевидно, что динамика доходов достигла пика по сравнению с шестью месяцами назад. Я обеспокоен тем, что рынок не оценивает ухудшение экономических перспектив», — признается Лука Паолини, главный стратег Pictet Asset Management.

По его словам, на рынке долгое время царило самоуспокоение, и тот факт, что многие инвесторы до недавнего времени не беспокоились о трудностях, с которыми сталкивается экономика, является тревожным знаком. Компании во многих отраслях промышленности сообщают о проблемах с поставками товаров и важных комплектующих, например, полупроводников, что затрудняет производство и удорожает продукцию.

«Инфляция растет, экономический рост снижается. Нарушения в цепочках поставок носят глобальный характер, что приводит к увеличению затрат и давлению на прибыль», — жалуется Сара Кеттерер, исполнительный директор Causeway Capital Management.

В погоне за прибылью многие инвесторы начали искать альтернативные рынки. Некоторые из них говорят о целесообразности вложений в европейские компании на фоне восстановления экономики Евросоюза, отмены ограничительных мер, связанных с COVID-19 и продолжающихся программах по стимулированию экономического роста со стороны Европейского Центробанка.

В то же время часть капитала начинает уходить из рынка ценных бумаг на товарные рынки. Влияние этого разворота можно проследить в ценах на энергоемкие ресурсы — прежде всего сталь и алюминий, которые взлетели в цене на фоне сокращения промышленного производства, которое наблюдалось в большинстве экономик мира в последний год.

Многие инвестиционные фонды начали вкладывать деньги в недвижимость, что привело к резкому росту стоимости жилья в США, которое стало не по карману большинству обычных американцев.

Экономист Василий Колташов в беседе с корреспондентом международной редакции ФАН поделился своим мнением о перспективах американского фондового пузыря и о том где крупный капитал может искать «хлебное место» на фоне падения доходов на рынке акций.

«Давайте вспомним главное: даже в условиях обвала мировой экономики, очень низких цен на нефть, а в США — стремительного роста безработицы после марта 2020 года, фондовый рынок США все равно рос. Причем рос параллельно безработице.

Это был очень важный сигнал того, что этот рынок больше не функционирует как нормальный фондовый рынок в капиталистической экономике. Он должен был падать, а он рос — потому что Федеральная резервная система вливала очень большие деньги. И поэтому вне зависимости от того, как разрешится спор республиканцев и демократов о пределе правительственного заимствования, ФРС оставляет за собой и право и возможности вливать в финансовую сферу практически любого объема средства. Ставка очень низкая. Выкуп «мусорных бумаг», который называется количественным смягчением, — эта политика тоже сохраняется.

Таким образом, если американские корпорации продолжают наращивать долг, то есть продолжают выпускать облигации, эти облигации обесцениваются, а ФРС их выкупает, поддерживая их номинальную ценность, таким образом передавая деньги корпорациям, то я бы не торопился с выводом о том, что нас ожидает коллапс американского фондового рынка.

Этот коллапс может наступить из-за единственной причины — из-за технической ошибки руководства ФРС. Подобная ошибка произошла в марте 2020 года. В 2019 году в Китае вызрел кризис перепроизводства и в этой ситуации руководство ФРС должно было предвидеть, что грядет обвал рынков. Необходимо было в начале 2020 года, нужно было обнулять ключевую ставку, а политику количественного смягчения нужно было реализовывать в гораздо большем масштабе — в десять раз более энергично. В конце 2019 года ФРС объявила о начале политики количественного смягчения, и, если бы они с самого начала выделяли те суммы, которые они были вынуждены выделять потом, такого драматического падения не случилось бы».

По мнению экономиста, несмотря на пессимистичные настроения отдельных инвесторов, ФРС в ближайшее время не сможет приступить к нормализации кредитно-денежной политики из-за структурных проблем, существующих в американской экономике.

«Сейчас в ФРС много говорят о повышении ключевой ставки, но это только разговоры — никакого повышения ставки сейчас быть не может. Нас ожидает ситуация, в которой ФРС на протяжении лет будет держать низкую ставку. Возможно, остающуюся в районе нуля. При этом ФРС будет вынуждена выкупать с рынка акции, давай таким образом денежную подпитку.

Ситуация в экономике США сейчас крайне нездоровая. Они оказались прикованы к политике дешевых денег, политике разгона мировой инфляции и всеми силами стараются сохранить структуры, не допуская корпоративных дефолтов».

Вместе с этим он признает, что среди финансистов наблюдаются тенденции на перераспределение активов с частичным выходом из ценных бумаг.

«При этом в финансовых кругах США идут изменения интересов. Повышается интерес к сектору производства: продуктов питания, сырьевых товаров. Американский финансовый капитал, понимая то, что его держат на ногах искусственно, в то же время понимает, что нужно искать новые опоры. А эти опоры — продовольственный рынок, рынок металлов, углеводородов. Добыча и перепродажа.

Капитал сейчас должен думать о том, куда уходить из американской экономики. В том числе — и в Россию. Нужно переходить в производственные экономики, в страны, которые являются новыми или потенциальными центрами производственного развития. Это Индия, российская экономика сюда входит.

Несколько все сложнее с китайской экономики, но ясно что есть много зон, куда двигаться. Это и Юго-Восточная Азия, и Латинская Америка. Главное — это ниши. И наиболее востребованные ниши — это производство востребованных, постоянно торгуемых товаров. Но пока эта тенденция только зарождается. И мы будем наблюдать разгон цен. На уровне торговли и спекуляций капитал уже там. Зерно, картофель и рис — это гораздо более перспективное вложение денег, чем какие-нибудь «мусорные» бумаги. Это у нас и произошло в сентябре. Несмотря на свежий урожай, произошло повышение цен на многие продукты, что было обусловлено фактором рыночного роста».

По мнению Василия Колташова, многие кризисные явления, которые сейчас наблюдаются на Западе, вызваны искусственными причинами и во многом связаны со стремлением отдельных кругов получить сверхприбыли. В конечном итоге все это будет работать на раскручивание инфляции и повышение мировых цен на все товары.

«Очень важная составляющая этого процесса — это игра на повышение, которая на Западе идет второй год. Например, пустые полки магазинов в Великобритании — под тем предлогом, что не хватает водителей грузовиков, огромные очереди на бензоколонках. То есть специально создается дефицит. Для того, чтобы потом организовать поставку этих товаров, но сделать их значительно дороже. Таким образом играть на повышение. При этом рост цен на продукты питания, на одежду, вообще на все, будет провоцировать рост цен на мировом рынке.

На Западе избавиться от этого явления можно только ослаблением национальных валют. Все эти явления проистекают из простого факта: колоссального избытка денежных знаков по отношению к реальной товарной массе. И владельцы этих денежных знаков постепенно теряют вкус к фиктивным товарам — ценным бумагам — и начинают постепенно двигаться по направлению к рынкам реальных товаров, а это спекулятивное движение. Это то, что мы будем наблюдать вместо классического биржевого краха, о который предрекают многие аналитики. Но это, опять же, при условии того, что в ФРС не допустят грубую ошибку».

Вы узнали об этом первыми.
Подписывайтесь на наш сайт
и будьте в курсе самых важных событий!