Лента
19 октября 17:39
Все новости
Решение Европейского суда толкает Польшу в «газовые объятия» России
ФБА «Экономика сегодня»  /  ФБА «Экономика сегодня»

Вчерашнее решение Европейского суда практически вынуждает Польшу закрыть крупнейшую угольную шахту и перейти к закупке природного газа. Суд Евросоюза в Люксембурге приговорил Польшу к выплате 500 тысяч евро ежедневно вплоть до прекращения добычи угля на шахте «Туров». Причем Польшу обязали выплачивать штраф сразу же с момента уведомления и вплоть до выполнения предписания суда.

Быстрого решения угольного вопроса у Польши нет, это означает, что для продолжения работы одноименной ТЭС «Туров» ей необходимо найти альтернативные источники энергии, например, природный газ. Но поставки газа можно быстро организовать только из России.

Евросоюз против

Судебное разбирательство против Польши в вопросе «Турова» было инициировано по запросу соседней Чехии. В своем иске Прага требовала гораздо более существенных компенсаций, настаивая на взыскании в размере 5 млн евро ежедневно. Чешская жалоба в суд Евросоюза касалась расширения угледобывающей шахты, а точнее угольного разреза «Туров» в Богатыне (Дольношленское воеводство) на юго-западе Польши. Главной претензией Праги было то, что эта шахта нарушает водоносные горизонты в пограничных районах Чехии, чем лишает чешских фермеров воды и наносит значительный вред окружающей среде.

Обращение Чехии в суд последовало после долгих попыток договориться по-хорошему, которые в Варшаве просто проигнорировали. Кроме того, владеющая ТЭС «Туров» польская государственная компания PGE заключила контракт на 1 млрд долларов США, чтобы расширить эту угольную электростанцию мощностью в 2000 МВт за счет постройки нового энергоблока мощностью 450 МВт.

Этот главный потребитель угля из шахты «Туров» является ключевым элементом польской электроэнергетики — ТЭС «Туров» отвечает за 7% производства польской электроэнергии, кроме того, обеспечивает теплом город и муниципалитет Богатыня, где нет альтернативных источников отопления. Фактически от существования шахты и ТЭС зависит вся экономика этого небольшого города с населением около 20 тыс. человек: закрытие шахты означает увольнение 5 тыс. работников, это также нанесет значительный ущерб экономике, на что правительство пока пойти не может.

Отключение же ТЭС «Туров» грозит гораздо большими опасностями: мощность электростанции эквивалентна энергопотреблению 3,7 млн польских домохозяйств. Оценка только прямых финансовых потерь эквивалентна 3,75 млрд долларов, а для региона это означает резкую безработицу и массу социальных проблем.

Впрочем, в Евросоюзе уже предложили модернизировать ТЭС «Туров» для сжигания природного газа. В этом и состоит основная интрига, ведь своего природного газа в Польше нет.

Решение Европейского суда толкает Польшу в «газовые объятия» России
wikipedia.org / Mielon

Польский газовый квест

Вплоть до последнего времени Польша всячески декларировала уход от закупок российского природного газа, за счет которого обеспечивалось газовое потребление страны. В своем стремлении уйти «из-под газового диктата Кремля» в Варшаве опирались на две альтернативы.

Первой из них должна была стать постройка газопровода Baltic Pipe, по которому в Польшу придет норвежский газ. Однако с этим трубопроводом мощностью в 10 млрд м³ газа в год есть неприятная проблема: производство газа в самой Норвегии на протяжении последнего десятилетия не растет — старые норвежские месторождения уже исчерпаны, а новые залежи газа в Осло предпочитают сразу осваивать под СПГ, как произошло, например, с месторождением Сневит («Белоснежка»).

Сам газопровод планируется запустить в эксплуатацию в конце 2022 года, когда у национального польского оператора PGNiG заканчивается контракт с «Газпромом» на поставки газа. Однако эти сроки уже будут сорваны, и Baltic Pipe заработает не раньше начала 2023 года. Сказать что-то определенное касательно производства норвежского газа через два года не берется никто: в нынешний газовый кризис Норвегия никак себя не показала, будучи не в силах обеспечить никаких дополнительных объемов добычи газа. Поэтому не исключено, что дополнительного газа для Baltic Pipe может и не найтись, тем более что по новым европейским правилам Варшава должна покупать его на спотовом, мгновенном рынке.

Второй газовой альтернативой в представлении Польши должны были стать поставки сжиженного природного газа (СПГ). Под эти цели Варшавой был построен новый СПГ-терминал в Свиноуйсьце. Однако нынешний газовый кризис ЕС показал всю ненадежность сжиженного природного газа. Продавцы СПГ очень неохотно идут на длительные контракты и зарабатывают на глобальных колебаниях рынка. Сегодня, например, весь СПГ ушел в Азию, что спровоцировало резкий скачок газовых цен на рынке Евросоюза.

Закрытие шахты «Туров» означает для Польши потерю производства около 20 млн тонн бурого угля ежегодно. Если перевести это в энергетически эквивалентные объемы природного газа, это означает необходимость дополнительной поставки около 8 млрд м³ газа ежегодно, так как природный газ как топливо в 2,5 раза эффективнее бурого угля. Фактически это означает, что к уже запланированному трубопроводу Baltic Pipe Польше надо построить еще один, чтобы обеспечить статус-кво от закрытия шахты и для спасения ТЭС «Туров». Но никакого нового «норвежского газа» на такой газопровод нет, равно как нет и дешевого и, что самое главное, надежного источника СПГ.

Однако планы Евросоюза идут гораздо дальше: Польшу в ЕС уже называют не иначе как «грязной Золушкой Европы», намекая на то, что и сегодня поляки получают более 70% электроэнергии на угольных ТЭС. Пока в Варшаве всячески сопротивляются отказу от угля, но судебное решение по «Турову» может быть только первой ласточкой.

А в такой ситуации единственным надежным поставщиком природного газа в Польшу оказывается… российский «Газпром», от которого Варшава уходила целое десятилетие. Но теперь, судя по всему, снова пришла.

Вернуться назад

7 комментариев