Лента
20 октября 23:21
Все новости
Конец истерики: чего ожидать на газовом рынке после рекордного ценового скачка
Федеральное агентство новостей  / 

Рекордные цены газа на европейском фьючерсном рынке заставили задаться вопросом: когда снова ожидать максимальной стоимости топлива и кому вообще выгодны такие расценки. Своими размышлениями на эту тему поделился заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов, ставший участников прямого эфира Медиагруппы «Патриот».

«В реальности на цены на газ, которые будут сказываться в том числе и на газовых контрактах «Газпрома», влияют спотовые котировки, а сейчас речь идет о фьючерсных контрактах, которые, можно сказать, живут своей жизнью. И на них огромное влияние оказывает спекулятивная составляющая, на которую, в свою очередь, влияет информационный фон. <…> Информационная повестка начинает прорабатывать эту ситуацию следующим образом: посмотрите, низкие запасы газа в подземных хранилищах означают, что зимой нам газа может не хватить. И вот начинается эта истерика с фьючерсными контрактами. Мы не можем однозначно сказать, что не повторится этого непонятного роста», — говорит Александр Фролов.

Конец истерики: чего ожидать на газовом рынке после рекордного ценового скачка
ФБА «Экономика сегодня» / ФБА «Экономика сегодня»

По его словам, нынешняя политика Евросоюза касательно формирования газовых цен оказалась несколько недальновидной, и на контрактах «Газпрома» текущая ситуация на спотовых площадках Европы начнет сказываться не ранее, чем в четвертом квартале года. Другой вопрос вот в чем: сегодня из двух региональных рынков — азиатско-тихоокеанского и европейского — складывается общий евразийский, цены на котором будут устанавливаться в зависимости от показателей в Азии, где они, как правило, высоки. Интересно, как в этой ситуации будет жить Украина, где соответствующие процессы регулируются законом о рынке газа?

«Украина взяла на себя обязательство свои внутренние цены привести к ценам на внешних европейских площадках, плюс транспортные расходы, плюс налоги. И сейчас, исходя из текущих биржевых котировок, действительно цены для украинской промышленности и большей части украинских потребителей должны быть на уровне порядка 800–900 долларов за 1000 кубических метров. Это чудовищно много при том, что Украина сама добывает примерно две трети газа, которые она потребляет. На внешних рынках она покупает лишь треть. И, по идее, если бы не непродуманная политика всех украинских руководителей за последние годы, то можно было бы изменить ценовую политику, сделав такой микс цены», — объясняет Александр Фролов.

Что же касается Польши, то отказываться от закупок российского газа руководство страны не намерено. Скорее, в его планах пойти по той же дорожке, что и с транзитом топлива, то есть начать взаимодействовать с поставщиком на биржевых условиях с желанными ценами.

«Может сложиться впечатление, что Польша просто неадекватна и не понимает, как надо работать. Но тут нужно оговориться, что в Европейском союзе есть определенные нормы, которые требуют от национальных правительств отказываться от долгосрочных контрактов во всех сферах, потому что якобы они вредят конкуренции, а без нее не будут снижаться цены. <…> Польша пытается играть в самых европейских европейцев — есть правила, мы им следуем, потому что мы самые замечательные, потому что мы умеем следовать этим правилам, они очень правильные, очень хорошие», — резюмирует гость эфира.

Вернуться назад

Комментировать