Лента
20 сентября 01:58
Все новости
Как Турция использует свои ЧВК для увеличения влияния в Африке
Федеральное агентство новостей  / 

В середине августа Анкару с официальным визитом посетил премьер-министр Эфиопии Абий Ахмед Али. По результатам прошедших переговоров было подписано несколько соглашений, в том числе о военно-финансовом сотрудничестве между Турцией и Эфиопией. Этот визит и договоренности в оборонной сфере — лишь одно звено из многочисленных контактов турецкого лидера с руководителями стран Африки.

Какие цели преследует Турция на африканском континенте, подписывая соглашения о военном партнерстве, и какие силы она для этого использует — разбирался автор Telegram-канала «Стамбульский волк».

Турция в Африке

В 1998 году Анкара определили новую генеральную линию государства в отношении африканских стран, но из-за нехватки ресурсов идея не реализовывалась.

Первые серьезные шаги в регионе Турция начала предпринимать только примерно семь лет спустя. По инициативе тогда еще премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана 2005-й был официально провозглашен «годом Африки».

Уже в 2008 году на саммите «Африканского союза» Турцию назвали стратегическим партнером континента. А в 2010-м, после очередного собрания глав государств в формате партнерства Турция — Африка, в Стамбуле был принят стратегический африканский меморандум.

По мнению специалиста по региону Ташансу Туркера, столь стремительные шаги в сторону Черного континента были обусловлены «дальновидностью» политического руководства Турции.

«Много лет назад Анкара предвидела, что Африка станет центром столкновения сверхдержав. Именно поэтому за десять лет до этого наши власти взялась активно работать с этим регионом», — заявил он.

При этом эксперт особо подчеркнул, что лучше всего отношения складываются с Эфиопией — «со страной у подбрюшья Египта». Тем самым Туркер намекнул на недружественные намерения подобного сотрудничества.

Действительно, за последние десять лет Турция заметно нарастила разносторонние связи с государствами Черного континента. Товарооборот со странами к югу от Сахары вырос до 8 млрд долларов в 2020 году. В то время как еще 18 лет назад он с трудом достигал 1 млрд.

За этот же период Анкара увеличила тут свои дипломатические миссии. Так, в 2009 году в регионе была всего дюжина турецких посольств. Но согласно последним данным, сейчас число диппредставительств страны в Африке достигло 43.

Общая стоимость проектов с участием турецких компаний по всему континенту выросла почти до 70 млрд долларов.

Также Анкара инвестировала в регион более 6 млрд долларов, 2,5 млрд из которых были вложены в Эфиопию. В 2005 году Эрдоган посетил это государство, заявив, что оно является «дверью в Африку».

«Турция с 2005 года постепенно наращивала помощь континенту и стала третьей страной после США и Великобритании, оказавшей наибольшую поддержку региону», — утверждают в Фонде исследователей Африки (AFAM).

«Мягкая сила» Турции

В качестве «мягкой силы» Турция использует государственные организации, занимающиеся религиозной деятельностью, гуманитарной помощью, образованием и работой с бизнес-сообществами.

Для достижения своих целей Анкара организовывает свое присутствие в Африке посредством следующих инструментов:

  • 42 посольства;

  • Turkish Airlines («Турецкие авиалинии») — летают более чем в 50 стран;

  • Турецкое агентство сотрудничества и координации (TIKA) — выделяет гранты на строительство инфраструктурных проектов;

  • Информационное агентство Anadolu — имеет широкую корреспондентскую сеть;

  • Институт Юнуса Эмре (YEE) — предоставляет возможность изучения турецкого языка, занимается повышением узнаваемости, авторитета и престижа республики;

  • Фонд «Маариф» (TMV) — образовательное учреждение;

  • Управление по предотвращению и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций (AFAD) — имеет несколько представительств по всему региону;

  • «Зеленый полумесяц» (Yeşilay) — организация по борьбе с вредными привычками и наркозависимостью;

  • Совет по внешнеэкономическим связям (DEIK) — деловая организация для бизнес-сообщества;

  • Ассоциация независимых промышленников и бизнесменов (MUSIAD) — еще одно сообщество для предпринимателей;

  •  Управление по делам религии Турции (Diyanet) — занимается религиозной просветительской деятельностью.

Стоит отметить, что все эти организации представлены не только в тех странах, в которых Анкара имеет дипломатические представительства.

Между тем на территории Южной Сахары два исламистских течения фактически конкурируют друг с другом посредством действий, в основном осуществляемых НПО и гражданским обществом. Они занимаются строительством мечетей и религиозных школ, а также предлагают теологическое обучение за границей.

Одну сторону представляют приверженцы ваххабизма, подпитываемые Саудовской Аравией, а другую — проповедники, близкие к идеологии движения «Братьев-мусульман» (запрещено в РФ), вдохновленной Турцией и ее союзником Катаром.

Вытеснение Франции и военное сотрудничество

Бесспорно, в настоящее время Париж стремительно теряет влияние в Африке, открывая новые возможности для России, Китая и Турции. И это признают даже в самой Франции. Так, газета Le Monde в августе текущего года опубликовала статью «Растущее влияние Турции в Сахеле вызывает озабоченность», в которой приводились примеры сотрудничества Анкары со странами к югу от Сахары (Буркина-Фасо, Мали, Мавритания, Нигер и Чад).

Согласно стратегии турецкого руководства, описанная выше дипломатическая и гуманитарная деятельность со временем должна перерасти в полноценное военное сотрудничество. Шаги в этом направлении Анкара уже предпринимает.

Так, в ноябре 2019 года Турция подписала с ныне распущенным Правительством национального согласия (ПНС) в Триполи соглашение о делимитации границ и военной поддержке.

В июле 2020 года представители Анкары посетили Нигер, где также была заключена двусторонняя оборонная сделка. Детали предстоящего сотрудничества не разглашали, но по данным The International Crisis Group, новые договоренности включают в себя отправку турецких солдат в африканскую страну для обучения и поддержки местной армии в борьбе против террористической группировки «Боко Харам»1 (запрещена в РФ), а также для помощи в обеспечении безопасности границ с Мали и Буркина-Фасо.

Именно это и вызывало беспокойство Парижа — ранее французы полагали, что Анкара не уйдет дальше экономического сотрудничества с африканскими странами.

В январе прошлого года министр вооруженных сил Пятой республики Флоранс Парли признала тот факт, что Турция стала одним из государств, стремительно заполнявших освободившиеся от Франции пространства Черного континента.

В апреле прошлого года, после того как Анкара заявила о выделении 5 млн долларов совместным контртеррористическим силам Сахельской группы пяти (Нигер, Мали, Буркина-Фасо, Мавритания, Чад), делегации из этих государств направилась Турцию. Там они посетили основные компании оборонного сектора с целью приобретения оборудования для своих вооруженных сил.

Турецкие частные военные компании

Тем не менее самым интересным аспектом деятельности Турции в Африке на данный момент можно считать именно военное присутствие и использование частных военных компаний (ЧВК).

2 января 2020 года турецкий парламент без поддержки оппозиции, силами партий Эрдогана и его партнера по коалиции Девлета Бахчели, в течение короткого времени ратифицировал соглашение, подписанное с ливийским Правительством национального согласия.

Один из пунктов данного договора, впоследствии обнародованного оппозицией, подразумевает возможность отправки гражданских лиц из Турции в Ливию.

По мнению депутата «Республиканской народной партии» (РНП) Утку Чакырозера, в данном случае речь вероятнее всего идет именно о представителях частных военных компаний.

«Турция, согласно меморандуму, может отправлять в Ливию "гражданских лиц, являющихся членами ЧВК ". Ни одно соглашение из тех, которые наша республика прежде подписывала с другими странами, не имела такого абстрактного определения. Первое, что приходит в голову в этой ситуации, — это ЧВК "Садат" (SADAT) и другие компании такого рода», — заявил Чакырозер.

В декабре 2019 года в Интернете была обнародована информация из открытых источников об увеличении количества самолетов, курсирующих между Турцией и Ливией. Кроме этого, в соцсетях появлялись фотографии и видео сирийских боевиков на борту одного из воздушных судов, направлявшихся в Триполи.

Президент Реджеп Тайип Эрдоган на разных публичных выступлениях в начале 2020 года заявлял, что в Ливию направлены военнослужащие, которые присоединятся к силам, уже находящимся в африканской стране.

Однако после конференции по Ливии в Берлине он сказал, что турецкие вооруженные силы не будут участвовать в операциях против Ливийской национальной армии (ЛНА).

Позже, впрочем, Эрдоган проговорился об использовании в Африке ЧВК.

«Турецкие войска будут присутствовать в Ливии, но не для участия в наступательных действиях. Боевая сила будет представлена не нашей армией, а другими людьми. Для этого у нас есть все ресурсы», — сказал он.

ЧВК SADAT

Компания SADAT, созданная в 2012 году, называет себя организацией, предоставляющей консультации и услуги по военной подготовке в области международной обороны.

Впрочем, в тот же год турецкое издание Aydinlik выпустило материал о том, что данная ЧВК организовала на северо-западе Турции лагерь, в котором обучает боевиков для ведения войны против правительственных сил Сирийской Арабской Республики (САР).

Не зря турецкие законодатели регулярно направляют парламентские запросы о связях данной частной военной компании с силами «Сирийской национальной армии», «Джебхат ан-Нусры»1 (запрещена в РФ), «Аль-Каиды»1 (запрещена в РФ) и «Исламского государства»1 (ИГ1, запрещено в РФ), а также другими вооруженными группировками боевиков на территории САР.

Основателя SADAT, бывшего бригадного генерала турецкой армии Аднана Танрыверди называют фигурой, имеющей сильное влияние на Эрдогана, через которого он пытается воплотить свое видение мирового порядка.

К примеру, лидер турецкой оппозиционной «Хорошей партии» Мераль Акшенер в 2018 году рассказала широкой публике о том, что в провинциях Конья и Токат ЧВК SADAT обучает граждан стрельбе и ведению боя.

Позже стало известно, что группировка Esedullah («Эсадуллах»), активно действовавшая во время городских столкновений между курдами и властями на юго-востоке Турции в 2015 году, имеет тесные связи с данной ЧВК. Боевики использовали ту же символику и исламистские лозунги, которые в социальных сетях выкладывали хорошо экипированные турецкие «Серые волки», воевавшие на стороне туркоман в сирийских горах Латакии.

Эти же радикалы взяли на себя ответственность за причастность к убийству российского пилота Олега Пешкова в ноябре 2015 года. Позже стало известно, что некоторые члены группировки были убиты в Ливии.

Итог

Хотя турецкие эксперты пытаются убедить общественность страны в том, что цели Анкары в Африке исключительно гуманитарные и дружественные, основанные на исторических и религиозных связях, события последних лет говорят об ином. Турция на протяжении нескольких лет увеличивала свое влияние на Черном континенте и постепенно перешла к военному сотрудничеству.

Пример Ливии не оставляет сомнений в том, что Эрдоган намерен при необходимости использовать на африканском континенте свое политическое влияние и «мягкую силу» (в особенности фактор ислама) для решения собственных задач. В том числе с применением ЧВК и потенциальных боевиков из других стран.

На данным момент это происходит не так заметно. Но наблюдая за последними событиями в Африке, некоторые турецкие политологи даже сетуют на слабую позицию Анкары.

«В Африке идет война за раздел влияния, а мы обсуждаем выделенные Турцией 30 млн долларов Сомали!» — пишет Сонер Ялчин, намекая на то, что Эрдоган мог бы действовать намного решительнее и жестче.

Хотя Турция последнее время очень активно занимается именно этим, используя действия своих ЧВК в Ливии как визитную карточку.

1 Организация запрещена на территории РФ.

Данная статья является исключительно мнением автора и может не совпадать с позицией редакции.

Вернуться назад

Комментировать
Рейтинг@Mail.ru