Лента
02 декабря 19:13
Все новости
Павел Карманов: Российских композиторов очень редко привлекают к западным проектам
из личного архива Павла Карманова  / 

Павел Карманов — один из немногочисленных представителей сообщества современных композиторов-академистов, чьи сочинения, при всей их стилистической сложности, красивы и понятны неискушенной публике. Сам автор признается, что пишет музыку, чтобы порадовать людей и отпустить их домой после концерта в хорошем расположении духа.

В интервью ФАН Павел Карманов рассказал о том, трудно ли оставаться оптимистом в непростое ковидное время и почему российских композиторов не приглашают на работу на Западе.

Павел Карманов: Российских композиторов привлекают к западным проектам очень редко
из личного архива Павла Карманова /

«В своих опусах я предпочитаю думать о публике»

— В одном интервью вы сказали, что ваша музыка — это отражение жизни. Ваш творческий ответ ковиду?

— Я специально не задумывался над творческим ответом пандемии, но так получилось, что в этот непростой для всех период я написал первое в моей жизни сочинение для симфонического оркестра без солистов. Карельская филармония при финансовой поддержке финской стороны заказала мне партитуру, посвященную ... комарам на озере. Премьера пьесы под названием «Белые ночи на лесном озере» состоялась весной этого года в Петрозаводске.

Я работал над произведением с интересом, в привычной для себя обстановке, уединившись в студии. Поэтому коронавирус, честно говоря, никак не изменил моего эмоционального строя — я уже много лет нахожусь в добровольной самоизоляции, когда пишу музыку. И никакие внешние обстоятельства не меняют моих принципов работы — сочиняю я не спеша, и мои заказчики прекрасно об этом знают. Тем более сейчас, в ситуации неопределенности вокруг ковида, никто не бросается организовывать концерты и устраивать премьеры, руководствуясь соображениями финансового характера.

В настоящий момент затевать масштабные проекты невыгодно: неполные залы, ограничения, невозможность что-то планировать наперед...

— Вокруг вас сложился целый пул музыкантов, которые исполняют ваши сочинения. Центральная фигура — Алексей Любимов. Впрочем, список большой, и он пополняется. Всем вам тесно в рамках академической музыки? Что вас объединяет при яркой индивидуальности каждого?

— Объединяет нас всех многолетнее знакомство. Например, Алексей Любимов заметил меня еще в 1996 году, можно сказать, вчерашнего студента Московской консерватории (закончил вуз в 1995 году. — Прим. ФАН). У Алексея Борисовича своеобразный вкус, он поклонник авангардного экстрима, но любит минимализм. Меня причисляет к композиторам-минималистам. Я, правда, так не считаю. На мой взгляд, минимализм — это что-то очень длинное, монотонное, я же в своих опусах предпочитаю думать о публике, чтобы им было не скучно и не тоскливо. Мои пьесы обычно длятся плюс минус 15 минут.

— Выступление в Большом зале Московской консерватории по-прежнему тест на профессиональную состоятельность музыканта или сегодня другие показатели успешности, популярности?

— Участие в концерте в Большом зале Московской консерватории (БЗК) — это по-прежнему круто. Эта сцена — намоленное место для любого музыканта, ведь здесь выступали и выступают великие исполнители. Действительно особая энергетика, руки сами играют.

Сюда просто приятно прийти, так как многие ныне знаменитые артисты в юности здесь занимались, пропадали с утра до ночи, репетировали перед экзаменами, кто-то участвовал в конкурсе имени Чайковского... Снова оказаться здесь — как домой вернуться. Последние пару лет конкуренцию БЗК составляет зал «Зарядье». Его администрация очень открыта к исполнению современной музыки, что меня очень радует.

— Сейчас Минкультуры активно поддерживает российское кино. Сочинять музыку для фильмов интересно с финансовой точки зрения?

— Киномузыка — выгодное дело для композиторов: так было и в советское время, так же обстоят дела и сейчас. В свое время такой маститый автор как Владимир Мартынов написал огромное количество треков для кино. У Мартынова в послужном списке около сотни картин. Лично мне интересно работать в этом жанре, а коммерческая выгода и успех зависят от команды, работающей над фильмом, и конечно же режиссера.

Я работал с Валерием Тодоровским, Тимуром Бекмамбетовым, Андреем Прошкиным... С этими именами связаны приятные во всех отношениях воспоминания...

Павел Карманов: Российских композиторов привлекают к западным проектам очень редко
из личного архива Павла Карманова /

«Сейчас мало кому нужна авторская музыка»

— Насколько российский композиторский рынок конкурентоспособен в планетарном масштабе? Наших авторов зовут работать на Западе?

— В очень редких случаях российских композиторов привлекают к западным проектам. Например, так произошло, к примеру, с Евгением Гальпериным: он прекрасно ассимилировался во Франции и теперь в Каннах на фестивале представляет свои саундтреки.

Или же Анна Друбич, работающая в Голливуде и на Netfliхs. Но эти случаи, скорее, исключение из правил. Наша композиторская школа законсервирована сама в себе.

— И что же там происходит?

— Я сам не могу понять, куда девается та сотня композиторов, которую каждый год выдают московские вузы.

Многие выпускники уходят сразу же на преподавательскую работу, кто-то бросает профессию вовсе. Я много лет в жюри Конкурса композиторов имени Андрея Петрова, который проводится в Санкт-Петербурге. В прошлом году просмотрел порядка 300 партитур. Но справедливости ради замечу, что процент интересных работ очень небольшой. На второй тур проходит лишь каждый десятый участник. Музыка пишется, но она не доходит до слушателя.

В Москве еще можно что-то придумать в плане продвижения новых композиторских имен, а в провинции — это мертвая история. Сейчас мало кому нужна авторская музыка. Это невыгодно, потому что нужно платить отчисления ныне живущим композиторам. С классикой проще в этом смысле.

— Все так безнадежно?

— В последние несколько лет началось движение по раскрутке современной музыки. На «Мелодии» есть теперь Карина Абрамян, наш союзник. Активизировался Союз композиторов России и ищет заказчиков для исполнения новой музыки, появились разные программы поддержки, фестивали актуальной музыки, и она стала выползать на свет божий. Но без денежных вливания, оплаты репетиционного зала, работы оркестра, дирижера, артистов, наконец композиторов прорыв не получится.

Если финансовая поддержка современной музыки продолжится, то лет через десять возможно мы будем чувствовать себя гораздо лучше.

Павел Карманов: Российских композиторов привлекают к западным проектам очень редко
из личного архива Павла Карманова /

Досье

Павел Карманов — автор музыки ко многим художественным и документальным фильмам. Среди работ — музыка к фильмам Тимура Бекмамбетова «Арена» («Гладиатрикс») и «ГАЗ — Русские машины», «Солдатский декамерон» Андрея Прошкина, «Враги» Марии Можар, «Письмо» Матвея Живова, «Гольфстрим под Айсбергом» Евгения Пашкевича и другим.

Карманов создал саундтреки к телесериалам Наны Джорджадзе «Только ты», Али Хамраева «Место под солнцем» и «Артисты», Олега Фесенко «Умножающий печаль», а также к фильмам мультипликатора Ивана Максимова «Потоп», «Мост в нужную сторону» документалиста Алексей Ханютина, среди которых «Музыка для Фейерверка», «Контекст», «Эвакуация», и «Дорога».

Вернуться назад
Комментировать
Какой вопрос вы задали бы Владимиру Путину?
Написать