Лента
22 октября 09:59
Все новости
Как Франция пытается вернуть свое влияние в Ираке за счет ливанского сценария
Global Look Press  /  TASS Host Photo Agency / Simon Dawson / POOL

Завершился двухдневный визит президента Франции Эммануэля Макрона в Ирак. В ходе заграничной поездки политик посетил несколько городов и стал особым гостем на региональной конференции в Багдаде.

Выступая на пресс-конференции по итогам мероприятия, французский лидер сделал громкое заявление — Париж не выведет военный контингент из Ирака, даже если США примут решение покинуть ближневосточное государство. Кроме того, Макрон пообещал вернуть консульство в Мосул и способствовать открытию французских школ.

Зарубежные аналитики увидели в происходящем попытки Франции вернуть свое влияние в регионе. В прошлом году такие тенденции просматривались на примере Ливана.

Международная редакция ФАН разбиралась, как Макрон пытался навести порядок в Бейруте в прошлом году и какая «почва» сложилась для французского влияния в Ираке.

Визит Макрона в Ирак

Двухдневный визит Макрона начался 28 июля. В первый день политик принял участие в региональном саммите по укреплению сотрудничества в Багдаде, на котором обсуждались вопросы безопасности, борьбы с терроризмом, а также ситуация в Афганистане.

«Независимо от того, какой выбор сделают американцы, мы сохраним наше присутствие в Ираке для борьбы с терроризмом», — сказал лидер Франции на пресс-конференции, отметив, что борьба с терроризмом в стране еще не окончена.

На следующий день Макрон прибыл в Мосул, преимущественно суннитский город, отвоеванный у террористической организации «Исламское государство»1 (ИГ1, запрещена в РФ) в 2017 году. В городе, пострадавшем от действий ИГ, боев и бомбардировок, французский лидер посетил католическую церковь Чудотворной Девы, а также комплекс соборной мечети Ан-Нури.

«Мы здесь для того, чтобы подчеркнуть важность Мосула и выразить признательность всем сектам, составляющим иракское общество», — отметил Макрон, добавив, что темпы восстановления города являются крайне медленными.

Затем Макрон посетил Эрбиль, столицу Иракского Курдистана, где провел встречи с нынешним главой региона Нечирваном Барзани, историческим лидером иракских курдов и экс-президентом автономии Масудом Барзани. Он также встретился с французскими военнослужащими, находящимися в Ираке с целью борьбы с ИГ и консультирования местной армии.

Частый гость

Это не первый визит Макрона в Ирак за последний год. В сентябре 2020-го глава Франции побывал в Багдаде, где встретился с премьер-министром Ирака Мустафой аль-Казыми и президентом Бархамом Салехом.

Тогда на пресс-конференции Макрон раскрыл ряд договоренностей, к которым пришли стороны. Они коснулись активизации дорожной карты сотрудничества между двумя государствами от 2019 года, поддержки суверенитета Ирака и отказа от иностранного вмешательства в дела Багдада, «нормализации» всех вооруженных сил (отсылка к поддерживаемым Ираном шиитским бойцам) и обсуждения военного сотрудничества для противостояния ИГ.

Макрон и Аль-Казыми также обговорили энергетическое сотрудничество, совместную работу над ядерным проектом, который мог бы решить проблему хронической нехватки электроэнергии в Ираке, а также поддержку Франции в строительстве железной дороги метро в Багдаде.

Если Соединенные Штаты продолжают сокращать свое присутствие в Ираке спустя 17 лет после вторжения, то Париж, наоборот, объявил о большом количестве пакетов помощи для поддержания иракского правительства.

Цели Парижа

Вернемся в 2021 год. Находясь в Мосуле, Макрон пообещал вернуть в город консульство республики и французские школы. Он также выразил особую поддержку христианской общине страны.

Эти заявления вряд ли можно расценивать как случайные. Иракские христиане часто жалуются на дискриминацию и отсутствие помощи со стороны правительства в восстановлении их домов и имущества, конфискованных могущественными вооруженными группировками.

Париж финансирует франкоязычные христианские школы в регионе и при любой возможности стремится подчеркнуть тяжелое положение христиан, а также других меньшинств на Ближнем Востоке.

По мнению аналитиков ресурса The Arab Weekly, происходящее наводит на мысль о том, что Франция стремится воссоздать те же условия, за счет которых надеялась укрепить позиции в Ливане, но которые не помогли ей добиться реальных результатов.

«Макрону могут помочь в его миссии французские компании, которые очень хорошо знают иракские проблемы, от оружия до электричества и багдадского метро. Однако вопрос заключается в том, действительно ли Франция финансирует эти проекты», — отметил один из аналитиков.

По его словам, Париж находится в неблагоприятной финансовой ситуации. Сам Ирак можно полноценно считать банкротом после того, как сменявшие друг друга проиранские правительства с 2006 года растратили все деньги, поступившие в казну в период, когда цена барреля нефти была довольно высокой.

Опыт в Ливане

Ливанский опыт Парижа последних лет действительно нельзя считать успешным. В апреле 2018 года международная донорская конференция обещала выделить 11 млрд кредитов в обмен на реформы. Франция выделила 550 млн евро — больше, чем остальные государства.

После трагического взрыва в Бейруте, произошедшего в августе 2020-го, Макрон незамедлительно посетил страну. Во время пресс-конференции он сообщил, что новая французская помощь Ливану будет направлена​​ через неправительственные организации, дав правительству срок до 1 сентября встать на рельсы необходимых политических трансформаций. Таким образом Париж пытался избежать коррупции в ливанском истеблишменте.

Во время своего визита 1 сентября Макрон вновь выступил с решительным призывом к переменам. Он встретился с официальными лицами из восьми крупнейших политических групп, включая «Хеболлу», и представил «дорожную карту», в которой были изложены программы реформ — начиная борьбой с коронавирусом и заканчивая расследованием взрыва в порту, восстановлением гавани, ремонтом сектора электроэнергетики и возобновлением переговоров с Международным валютным фондом.

Как заявил французский лидер, ливанские власти дали ему слово сформировать новое правительство в течение всего 15 дней. Президент Франции пообещал вернуться в Ливан в декабре, чтобы лично проверить ход исполнения преобразований.

Франция, завуалировав свои интересы особой исторической ролью в республике, отчетливо пыталась закрепить свои позиции на Ближнем Востоке и расположить на свою сторону средиземноморскую страну. В результате мы имеем следующее: правительство в Ливане до сих пор не сформировано, стране грозят санкции, а ее экономика продолжает скатываться в яму.

Хаос и коррупция

Тем временем в Ираке ситуация обстоит не лучше. Пандемия COVID-19 и резкое снижение цен на нефть и объемов производства усугубили экономическую уязвимость республики. Рост ВВП в 2020 году сократился почти на 11%.

Ирак, один из крупнейших мировых производителей нефти, не может даже надежно поставлять электроэнергию своим гражданам и вынужден импортировать ее из Ирана.

Энергетическая инфраструктура страны пострадала от трех разрушительных войн, уничтоживших нефтеперерабатывающие заводы и электростанции. Но с тех пор, как американское вторжение в Ирак свергло Саддама Хусейна в 2003 году, правительству не удалось в должной мере восстановить электроснабжение.

Одной из главных причин упадка стало взяточничество, процветающее во всех эшелонах власти. Как отметил президент Салех, из почти триллиона долларов, заработанных Ираком на нефти с 2003 года, более 150 млрд были незаконно выведены за рубеж в результате коррупционных сделок.

В октябре 2019-го в Багдаде и по югу страны прошли массовые митинги, главным требованием которых была отставка правительства взяточников. В результате насилия, связанного с демонстрациями, по меньшей мере 550 человек погибли, тысячи получили ранения, а сотни были задержаны. Некоторые протестующие были застрелены, когда возвращались домой с акций.

Иракцам удалось добиться своего — тогдашний премьер-министр Адель Абдул Махди подал в отставку в конце ноября 2019-го (хотя и покинул пост окончательно лишь спустя полгода), а его место занял Мустафа аль-Казыми. Тем не менее всепоглощающая коррупция по-прежнему процветает в стране, а проблемы с безопасностью лишь усиливаются.

За последние полтора года несколько десятков видных оппозиционных активистов в Ираке были убиты в результате целенаправленных налетов вооруженных формирований. Хотя власти и пытаются решить проблему бандитского произвола, их руки связаны. По словам военного источника, силы безопасности нередко оказываются неспособными защищать активистов, потому что у военизированных группировок есть влиятельные политические сторонники.

Арена влияний 

Франция потеряла свое влияние в Ираке после войны 1991 года, когда покойный президент Франсуа Миттеран решил присоединиться к возглавляемой США коалиции по освобождению Кувейта от иракской оккупации. Париж сохранял заметное присутствие в Багдаде в течение восьмидесятых годов. По данным расположенного в Стокгольме Международного института изучения проблем мира, Пятая республика даже занимала второе место после СССР по поставкам оружия и современных технологий в страну.

Сейчас Ирак является региональной ареной противоборства Ирана, США, арабских государств и Турции. Каждая из этих сторон стремится получить доминирующую часть влияния над нефтеносным государством, имеющим выгодное региональное месторасположение.

«Мы не приемлем использование нашей страны в качестве арены для международных и региональных конфликтов, а также плацдарма, с которого может исходить угроза любой другой стороне», — заметил Мустафа аль-Казыми на прошедшем саммите в Багдаде.

Ирак, пожалуй, одно из немногих государств, которые тесно сотрудничают как с США и их союзниками, так и Ираном. На территории республики Турция борется с «Рабочей партией Курдистана», Штаты пытаются уничтожить ИГ, а проиранские формирования активно участвуют в жизни страны.

Даже несмотря на возможный вывод войск США из Ирака, Франции будет достаточно сложно проявить себя в качестве ключевого наставника правительства этого государства. Попытки Макрона навязать свои порядки, пусть даже с благими целями, могут вызвать неприятие со стороны коррумпированных властей Ирака и иметь обратный эффект, как в Ливане.

1 Организация запрещена на территории РФ.

Вернуться назад

Комментировать