Лента
23 сентября 23:57
Все новости
Помощь бедным и политический ислам: как работает «мягкая сила» Турции на Балканах
Федеральное агентство новостей  / 

Идеолог современного неоосманизма Ахмет Давутоглу стремился сделать Турцию для Балкан не просто посредником и донором, а «старшим братом и культурным магнитом». Еще в 2009 году он, выступая на конференции в Сараево, пообещал «восстановить османские Балканы». Давутоглу подчеркивал, что в то время, как для дипломатов из другой части мира боснийский вопрос является «техническим», для Турции это «вопрос жизни и смерти».

C 2015 года Анкара значительно увеличила финансирование гуманитарных проектов, и к 2018 годк по объемам средств, выделенных на программы развития, Турция догнала Соединенные Штаты, Великобританию, Францию и Германию. В качестве инструментов «мягкой силы» Анкара задействует государственные учреждения и фонды, а также неправительственные организации.

Автор Telegram-канала «Балканская сплетница» рассказывает о гуманитарных инициативах и религиозной дипломатии Анкары, с помощью которых турки вовлекают в свою орбиту влияния все больше стран Балканского полуострова.

Гуманитарные инструменты мягкой силы

Наиболее ощутимо на Балканах присутствие Турецкого агентства по сотрудничеству и координации (TIKA). Сегодня TIKA управляет проектами инвестиций и развития в более чем 150 странах, в ее ведомстве также находятся культурные центры Юнуса Эмре (турецкий аналог Институтов Гете и Сервантеса) и Управление по делам религий (Diyanet).

По сути, агентство представляет собой механизм поддержки сотрудничества между госучреждениями и некоммерческими организациями, а также способствует развитию контактов среди представителей частного сектора. TİKA выступает в роли платформы для координации отношений между ними и распределяет средства, выделяемые турецким правительством на гуманитарные цели. Несмотря на то, что агентство реализует и ряд коммерческих проектов, основная его работа сфокусирована на социальных и культурных аспектах.

TIKA работает на Балканах с начала 2000-х годов. В самопровозглашенной республике Косово агентством реализовано 650 проектов, в Боснии и Герцеговине — вдвое больше, около тысячи.

Примерно столько же и Северной Македонии: более 900, половина из которых пришлась на последние шесть лет.

Как только Черногория стала самостоятельным государством, TIKA обратила свой взор и на нее. В 2007 году было выделено 20 миллионов евро на реализацию различных программ. К настоящему времени успешными можно называть 300 инициатив.

Большинство турецких проектов рассчитаны на поддержку уязвимых слоев населения. Например, не так давно сотрудники TIKA открыли в Боснии и Герцеговине Центр здорового старения, который предоставляет услуги людям старше 60 лет. Помимо этого была организована гуманитарная акция в детском центре — его сотрудникам передали специальное оборудование для малышей с особенностями развития — а также открыт первую в своем роде высокотехнологичную лабораторию в Сараевском университете.

Cовременную высококачественную образовательную среду турки также строят в Черногории, а в Северной Македонии они решают вопросы трудоустройства фермеров.

Подобный фокус на проблемах местного населения воспринимается местными как благие намерения: это позволяет повысить имидж Анкары в глазах местных жителей.

Отдельного внимания достоин также Фонд Юнуса Эмре, который возглавляет турецкий министр культуры и туризма. С 2009 года организация активно работает над популяризацией на Балканах турецкого языка. Результат налицо: в странах с преобладающим мусульманским населением, особенно Боснии и Герцеговине, по популярности турецкий язык уже превосходит английский. Налажено и сотрудничество в сфере программ по обмену студентами и курсантами военных академий. Так, для изучения турецкого языка Министерство обороны Боснии и Герцеговины направляет молодежь в турецкую Авиационную военную академию и Военно-медицинскую академию. А на территории Балкан работают два полноценных высших учебных заведения, открытых под патронатом Турции — Международный Балканский университет в Скопье и Международный Сараевский университет.

А в пригороде Охрида TIKA проводит мероприятия для молодых ребят. В лагере скаутов выходцы из Албании, Косово, Черногории, Сербии и Боснии и Герцеговины приобретают навыки выживания в дикой природе и участвуют в различных спортивных мероприятиях.

В 2016 году свою работу также начал образовательный Фонд «Маариф», под чье руководство вскоре были переведены все школы, связанные с сетью Фетхуллахла Гюлена. Фонд продвигает турецкие образовательные программы в 67 странах мира. В странах балканского региона он представлен рядом филиалов, наибольшее число которых сосредоточено в Албании и самопровозглашенной Республике Косово.

Религиозная дипломатия и политический ислам

Еще одно направление работы ТIKA на пространстве Балкан — возрождение архитектуры османского наследия. Среди ярких примеров восстановленных за счет Турции культурных и исторических памятников боснийский мост Конич, мечеть Ферхат-паши (Ферхадия) в Баня-Луке и мост Соколлу Мехмет-паши в Вишеграде, а также серсбкая крепость Рам и мечеть Валиде-султана. Скоро будет восстановлен еще один памятник времен Османской империи: на встрече с градоначальником Стамбула мэр Сараево Бенджамина Карич договорилась о реставрации знаменитой крепости Bijela Tabija (Белый бастион), которая, по ее словам, занимает «особое место в сердцах жителей Сараево».

Роль другого турецкого госучреждения Diyanet Işleri Başkanlığı заключается в «выполнении работ, касающихся верований, культа и этики ислама, просвещения общественности и управления священными местами поклонения». Филиалы открыты в более, чем 40 странах, организация издает и распространяет религиозную литературу на 25 языках. Она же оказывает финансовую поддержку мусульманским учреждениям в Европе и даже в Африке с Латинской Америкой. Diyanet присутствует практически в любой точке мира, но особое место в идеологической работе организации занимают Балканы: консультационные службы открыты во всех странах бывшей Югославии кроме Словении.

В 2006 году организация запустила программу «Города-побратимы». Это платформа, через которую муфтии сотрудничают и реализуют совместные проекты. По состоянию на 2015 год двести пятнадцать городов Турции отвечали за строительство более ста мечетей и проведение религиозных курсов в 230 городах-побратимах, из них 66 (это примерно одна треть) приходилась на Балканы. Через Diyanet также финансируется издательскую деятельность в регионе — например, публикацию исламской литературы на боснийском, болгарском и албанском языках.

Несколько лет назад Diyanet построила в Тиране самую большую мечеть на Балканах. «Уникальный символ братства» албанцы, конечно, приняли с благодарностью. Однако активное вовлечение Турции в религиозную сферу через различные транснациональные механизмы вызывает у представителей балканских народов все больше беспокойства. В 2018 году ученый Джемал Ахмети даже подготовил отчет, в котором рекомендовал правительству предпринять конкретные шаги для защиты Албании от «политического ислама» Эрдогана.

Благодаря Diyanet Анкара стала высшим авторитетом для балканских мусульман. Пожертвования и стипендии — один из основных источников дохода для различных официальных мусульманских общин региона. Особенно тесные отношения у турецкой религиозной организации сложились с муфтием Черногории Рифатом Фейзичем. Благодаря совместным с TIKA усилиям в последние годы он открывает в стране все больше школ для мальчиков (медресе), предлагающих полноценное среднее образование. Большинство выпускников, следуя примеру самого Фейзича, затем отправляются в Турцию, чтобы получить высшее образование.

На Балканах действуют и крупные турецкие НПО — например, Фонд защиты прав и свобод человека и гуманитарной помощи (IHH). С фондом связан скандал: выяснилась его причастность к финансированию террористических организаций в Сирии.

Еще одна крупная турецкая неправительственная организация — Hasene. Через нее осуществляется управление студенческими общежитиями, оказывается гуманитарную помощь нуждающимся и организуетсяифтар в городах и селах Черногории, Северной Македонии, а также в Рашской области Сербии (входящую в исторически турецкий регион Санджак).

Разумеется, в Анкаре не упустили возможность воспользоваться и фактором пандемии, которая сильно ударила по экономике и системам здравоохранения Балкан. В отличие от «европейской солидарности», которой так и не дождался Александр Вучич, из Китая и Турции помощь пришла своевременно. Уже 11 марта 2020 года гуманитарная помощь была направлена в Болгарию, а в апреле крупные партии поступили в Албанию, Сербию, Черногорию, Косово и Северную Македонию.

Плевенский марш в честь султана

Развернув на Балканах активную работу в религиозной и культурной сферах, Турция не останавливается на достигнутом. Масштабные инвестиции в инструменты «мягкой силы» направлены на то, чтобы повлиять на образ мышления жителей Балкан и усилить протурецкие настроения среди нынешнего и будущих поколений. Плоды своих трудов турки пожинают уже сейчас: во время визита Эрдогана в Нови-Пазар в 2017 году, местные жители собрались на площади и встречали турецкого лидера криками «Наш султан!». При этом риторика Турции в этом регионе может спровоцировать дальнейшие разногласия между представителями разных конфессий и нарушить религиозный баланс.

Вложенные в строительство мечетей миллионы способствуют укреплению турецкого превосходства — не только религиозного, но и политического. Не так давно закончилось балканское турне главы Diyanet. В Приштине Али Эрбаш торжественно объявил о начале первой стадии строительства центральной мечети и поблагодарил косовских имамов, получивших образование в Турции, за предоставление людям «правильной религиозной информации». В Черногории посетил церемонию закладки фундамента религиозного культурного центра в Биело-Поле, пообещал строить больше мечетей и передал привет от султана Эрдогана «братьям и сестрам», проживающим в Рожае. Местные дети встречали его Плевенским маршем.

Интересы Турции на Балканском полуострове обусловлены глубокими историческими и культурными связями со странами региона, который Анкара считает одним из приоритетных направлений свое внешней политики. Однако успешную модель применения инструментов «мягкой силы» можно перенести на все регионы, которые когда-либо попадали в зону влияния Стамбула. Этим Анкара успешно и занимается в последние годы, уверенно занимая позиции регионального лидера не только на Балканах, но и в Средней Азии.

Данная статья является исключительно мнением автора и может не совпадать с позицией редакции.

Вернуться назад

6 комментариев
Рейтинг@Mail.ru