Максим Шевченко: Киевская блокада только сплачивает Донбасс

Максим Шевченко: Киевская блокада только сплачивает Донбасс

21.11.2014 12:58
2300

Максим Шевченко

Максим Шевченко Известный журналист, член Совета при президенте РФ по правам человека и развитию гражданского общества, эксперт Изборского клуба Максим Шевченко рассказал Федеральному агентству новостей о своей поездке в Донецк, несправедливости критики Игоря Стрелкова в отношении Александра Захарченко, а также перспективах ДНР и ЛНР как независимых государств. - С какой миссией вы прибыли в Донецк? - Я езжу в Донецк как минимум два раза в месяц последние несколько месяцев. Моя главная задача - это содействие созданию на территории Донецкой и Луганской народных республик современных эффективных средств мониторинга социально-гуманитарной и правозащитной ситуации через взаимодействие с местными гражданскими активистами. Благодаря членам Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека в Донецкой и Луганской области создана позиция омбудсмена. В ДНР это Дарья Васильевна Морозова – глава комитета по развитию гражданского общества и правам человека. В ЛНР с этим сложнее, они пока определяются, потому что сейчас прошли выборы, и все еще формируются различные назначения. Тем не менее, наши коллеги еженедельно профессионально докладывают о гуманитарной и правозащитной ситуации. - Ведутся ли активные боевые действия на территории ДНР? - Несмотря на перемирие, там ежедневно идут тяжелые бои. Последние три дня, в которые я находился в Донецке, шла непрерывная тяжелая канонада тяжелой артиллерии в районе Авдеевки, Пески, тяжелые бои в районе Дебальцево, Горловки; в Луганской области, в районе станицы Луганская, шел тяжелый кровопролитный бой. Гибнет очень много людей с оружием в руках и главное – гибнет мирное население. Один из последних случаев, который я наблюдал, произошел в Горловке, где я получил сообщение о том, что в шесть часов вечера два снаряда попали в квартиру девятиэтажного дома. Мы поехали рано утром с журналистами телеканала «Россия» и Life News на место трагедии. В своем твиттере я разместил фотографии, где видно, что два снаряда попали в квартиру и убили двух детишек, 5 и 9 лет, их маму и папу. Также рядом у подъезда мина ударила и оглушила людей, изувечила дом. Тут это происходит постоянно, за всем не уследишь. В тот же день в Енакиево из-за обстрела погибли люди. Еще был случай, когда три подростка вышли на улицу и сели покурить, а в эту лавочку ударил снаряд или мина. До этого этот район не подвергался обстрелам достаточно давно. Поэтому, к сожалению, можно констатировать, что ситуация тяжелая. - Как эти события влияют на боевой дух ополчения, не стимулирует ли это идти в наступление? - Наступление – это дело военное, и оно не происходит спонтанно, однако подавляющее большинство ополченцев – это жители Донецких и Луганских областей бывшей Украины, и они относятся к современной ситуации, как к тому, что их дома (а многие родом из Мариуполя, Славянска, Краматорска и других городов, которые оккупированы киевской армией, нацгвардией) захвачены врагом. Поэтому, когда им говорят - «давайте отступим, отдадим этот дом, так как, согласно минским соглашениям, это населенный пункт в Украине под контролем Киева», – они говорят людям, дающим советы (часто это российские политики или военные эксперты), что «это наши дома и мы не будем отступать из нашего дома». У Донбасса, у Луганска есть ощущение, что люди сражаются за свою землю, за свои дома, за свою Родину, честь и достоинство. Их в этом поддерживают добровольцы из России и других стран мира. Так, недавно я беседовал с немцем, который воюет на стороне ополчения из-за смерти своей родственницы в малазийском «Боинге». В Европе говорят, что его сбили ополченцы, а немец мне заявил, что это не так. Он рассказал, что сначала он приехал узнать правду в Нацгвардию, но нашел доказательства того, что все заявления украинской стороны – ложь, вранье – и перешел на сторону ДНР. К слову в ополчении есть греки, бразильцы, люди совершенно разных вероисповеданий. Даже есть один местный герой – мормон, который был ранен в боях за ДНР. Многие люди воюют не за государство, не за Украину, не за Россию, а за народную правду свободы, потому что истина – на их стороне. Это главная мысль, которая дает энергию бойцам ДНР и ЛНР, которая позволяет им двигаться и вытеснять тех, кого они считают оккупантами на своей земле. - Как местные отреагировали на, то что Порошенко объявил экономическую блокаду республикам Новороссии? - Блокада – это чудовищное преступление киевского режима, цель которого – физическое уничтожение населения Донбасса, не подчиняющегося киевскому режиму. Ведь там тяжелый климат: температура дня резко отличается от температуры ночи, очень высокая влажность, сильный ветер, приходящий с Азовского моря, несущий леденящий холод. На улице может быть 0 или +1, но вы не можете даже дышать, так вам будет холодно от высокой влажности и ветра. В этой ситуации объявить о прекращении экономической и социальной помощи Донбассу – нацистская позиция, и многие жители юго-востока именно так это и восприняли. Если Порошенко думает, что блокада подорвет волю жителей ДНР и ЛНР, то это глубокое непонимание человеческой природы тех, кого киевские злодеи так любят называть гражданами Украины – жителей Донбасса. Это обстоятельство только сплачивает Донбасс, его не запугать. Люди будут помогать друг другу, топить буржуйками свои квартиры, переходить на рубли во внутреннем обороте ДНР и ЛНР, будут создавать срочные альтернативные киевской власти системы, ориентированные, например, на Россию или какие-то внутренние платежные системы. Но точно Донбасс перед наглой киевской властью, которую возглавляют миллиардеры, полагающие, что «бабки решают всё», на колени не встанет. Донбасс считает, что дух приоритетен по отношению к деньгам, и в этом суть конфликта между Донбассом и Киевом. - Игорь Стрелков в недавнем интервью заявлял, что разочарован в Александре Захарченко. А как местные жители относятся к новоизбранному руководству? - Большинство людей в Донбассе уже забыли, кто такой Стрелков. О нем помнят в основном его сподвижники. Люди в ситуации гражданской войны редко читают интернет и редко опираются на теоретические рассуждения тех, кого там нет сейчас на поле боя. К тому же, непонятно, почему Стрелков не остался там и не возглавил какой-то отряд. Он хочет быть только начальником? Странная позиция, будем откровенны. В ситуации войны важен принцип единоначалия. Нравится Захарченко, не нравится – его избрали руководителем. Поэтому действия Стрелкова – это то, что делали по отношению к нему. Он критикует Захарченко, тем самым подрывая его позиции как единого командующего всеми вооруженными силами ДНР. Мне кажется, что Игорь Иванович тут ошибается, хоть я и уважаю его за то, что он выступил, прямо скажем, катализатором революции. Но я отмечу, что народная революция не всегда идет по какому-то одному политическому сценарию, который представляется правильным какому-нибудь теоретику. Она идет совершенно разными путями: есть левая и правая составляющая, имперская и республиканская, наконец, есть украинская, русская, греческая (30 процентов населения Донецкой республики – это греки) составляющая в ДНР. То есть, это настоящая демократическая народная революция. Кто не знает историю этих мест может думать, что она возникла случайно, спонтанно, а я напомню, что Донецко-Криворожская республика создавалась товарищем Артемом (революционер Федор Сергеев – прим. ред.) в годы Гражданской войны, как республика свободных советов. Не советов, находящихся под контролем партийных, большевиков, а советов, в которых были представлены эсеры, троцкисты, большевики, и именно органы народовластия были принципиальны для Донецко-Криворожской республики. Рядом с ней, уже за Волновахой, начиналась украинская народная повстанческая республика Нестора Ивановича Махно, который тоже базировался на принципах свободных советов: свободы слова, религии, диалога и так далее. Поэтому Новороссия, Донбасс – это территория старой народной демократии, и я лично воспринимаю то, что там происходит как попытку восстановления исконных для этих земель форм народных демократии. Жители Донбасса не забыли ни Артема, ни Махно. Они прекрасно помнят, что эти люди сделали, как они боролись после февраля 1917-го за восстановление форм народовластия, и многие считают, что в своей борьбе продолжают традиции Артема и Махно, то есть традиции свободных народных советов. В свою очередь, Игорь Стрелков считает, что Новороссия – это часть империи, что чуть ли не нужно вступать в состав Российской Федерации. Честно скажу, это уже не самая популярная линия в ходе борьбы: идеи народовластия, народной республики гораздо более приоритетны и гораздо более популярны. Поэтому критика Стрелкова очень интересна, но не очень конструктивна. - Стрелков также заявил, что гуманитарная помощь не доходит до людей и попадает на рынки, в связи с чем 70-80% гражданских лиц, оставшихся в Донецке, голодают. Реальна ли данная проблема? - Проблема есть, но ситуация не такая катастрофическая, как ее представляет Стрелков, в целом гуманитарная помощь к людям попадает. Наверное, здесь есть фактор бардака, который всегда бывает в ситуации гражданской войны и разного рода неконтролируемых полевых командиров. Мне кажется, что российская сторона, отвечающая за поставки, вполне могла бы этот вопрос решить в более конструктивном, более жестком ключе и не ссылаться на власти республики, в которой только месяц назад возникло политическое государственное руководство. Не нужно впадать в критиканство, а просто трезво смотреть на ситуацию. - Идет ли Новороссия по пути Приднестровья, и какие перспективы у нее, как государства, в будущем? - Я считаю, что ничего общего с Приднестровьем тут нет абсолютно. Кроме того, что на территории ДНР, как и на территории Приднестровья, размещены важные военные, технологические производства, которые, кстати, сейчас работают. Также территории республик гораздо более объемны, чем Приднестровье, территории Тирасполя или Бендер. Это совсем другой масштаб. Население Приднестровья – это несколько сотен тысяч человек, а ДНР и ЛНР, вместе с оккупированными украинскими силовиками территориями – это порядка семи миллионов человек, с полным промышленным циклом, с наличием фактически всех полезных ископаемых, включая нефть на шельфе Азовского моря. Это государство, которое безусловно может жить. Это совсем не Приднестровье, это более склонная к самостоятельному историческому бытию территория. - Есть шанс, что Новороссию признают как независимое государство? - Да, но за это нужно бороться, нужно освободить оккупированные территории, утвердить структуры, содействовать возникновению на территории Украины других народных республик. Рядом, допустим, была махновская Гуляйпольская республика. Почему она не может быть восстановлена? Там есть давние традиции на территории Запорожской области, народовластие. Почему все должны подчиняться Киеву? Современная Украина – это абсолютно жесткое унитарное государство, когда даже в райцентрах, районных муниципалитетах люди должны документы ездить в Киев согласовывать. Киевская бюрократия подобна каким-то феодалам, которые контролируют жизнь на всей Украине, и это людям надоело не только в Донбассе, это также раздражает и соседние области. Я думаю процесс создания или, точнее, восстановления республик будет развиваться и продолжаться, и мировое сообщество (или какая-то его здравомыслящая часть) рано или поздно обратит внимание на волю народа бывших регионов украинского государства и признает их права. Беседовала Анна Анина

Алексей Громов
Сирия: переговоры в Астане пройдут без «Ахрар аш-Шам»
Закрыть