Лента
24 сентября 13:02
Все новости
В Афганистане могут появиться китайские ЧВК
Global Look Press  /  Rahmatullah Alizadah

Китай в постамериканском Афганистане — сегодня это, пожалуй, одна из самых популярных тем для аналитики в западных СМИ, в которых нет-нет, да и проскочит мысль о том, что на смену Вашингтону в Кабул придет амбициозный и всепоглощающий Пекин. Однако не все так просто.

Специальный корреспондент ФАН Аббас Джума рассказывает о целях и страхах Поднебесной на афганской территории после вывода американских войск.

Китайцы намерены дружить с «Талибаном»?

Нет сомнений в том, что КНР нужен стабильный Афганистан. Однако это должна быть китайская стабильность — т.е. возможность контролировать и направлять ситуацию таким образом, чтобы получать максимум выгоды: ведь Афганистан для Китая — это и полезные ископаемые, и транзитные пути.

Надо сказать, что в Пекине очень боятся хаоса в Афганистане, так как новые конфликты и кризисы в этом и без того неспокойном государстве еще сильнее разожгут исламский фундаментализм. А это, в свою очередь, серьезная угроза внутренней безопасности Поднебесной и ее глобальных экономических проектов типа Китайско-пакистанского экономического коридора (КПЭК).

Отдельная головная боль Пекина — ситуация в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Этому посвящена очередная статья в The Global Times («Хуаньцю шибао» — китайская ежедневная газета, специализирующаяся на освещении международных событий) с ярким заголовком «Насколько велика угроза безопасности Китая по мере приближения талибов к границе с Синьцзяном?».

В ней автор попытался доказать, что талибы больше не страшные и с ними можно и нужно договариваться. Мол, крайне маловероятно, что террористические группировки войдут в Китай со стороны Ваханского коридора — ведь ту небольшую его часть, что граничит с Поднебесной (чуть более 90 км), легко заблокировать. Да и сам «Талибан»1 (запрещен в РФ), дескать, уже не тот, что был 20 лет назад.

«Талибы больше не будут позволять уйгурским сепаратистам, некоторые из которых ранее искали убежище в Афганистане, въезд в страну. «Талибан» также предотвратит деятельность «Аль-Каиды»1 (запрещена в РФ) или любых других террористических групп», — пишет издание.

Пока это выглядит, как наиболее желаемый для Китая сценарий развития событий. Реальные же действия Пекина в Афганистане будут продиктованы его страхом перед радикализацией региона. Ведь именно отсутствие стабильности и безопасности всегда препятствовало китайским инвестициям в Афганистан. Эта страна никогда не была приоритетным экономическим партнером КНР в отличие от соседнего Пакистана.

И вот теперь, когда американцы уходят с насиженного места, ситуация на «кладбище империй» становится еще более неопределенной.

Китай начинает действовать

Так, на переговорах в Ашхабаде и Душанбе глава китайского МИД Ван И гарантировал Туркменистану и Таджикистану «традиционную и нетрадиционную» защиту госбезопасности. Многие эксперты усмотрели в этом беспокойство КНР по поводу возрастающей роли Турции в регионе — в частности в Афганистане.

«В моем представлении в Афганистане турки хотят дружить и сотрудничать с талибами, — считает доктор политических наук Андрей Манойло. — Для китайцев появление такого игрока за спиной «Талибана» — это серьезная угроза».

Тем временем

Новым специальным посланником МИД КНР по делам Афганистана был назначен Юэ Сяоюн — дипломат с многолетним стажем работы в США, Катаре, Иордании и Ирландии. Как заявил китайским СМИ Ли Вейцзянь — вице-президент Китайской ассоциации ближневосточных исследований — назначение Юэ свидетельствует о «готовности Пекина к более активному присутствую в Афганистане». По мнению эксперта, в будущем КНР может предпринять «дополнительные меры» — эксперты уверены, что речь идет в том числе и о военном присутствии.

В Афганистане Китай будет действовать, как в Африке

«Безусловно, для Пекина нынешняя ситуация в этом регионе выглядит тревожной. В первую очередь, по причине обострения в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Эта территория с незапамятных времен считается источником проблем для КНР, и уйгуры всегда очень скептически относились к тому, что китайцы — это их власть. Поэтому думаю, что Китай не оставит Афганистан без своего военного присутствия», — рассказал ФАН политический обозреватель ВГТРК Андрей Медведев.

По мнению эксперта, Пекин в качестве инструмента влияния на события в проблемном регионе может выбрать не совсем стандартный метод.

«Год назад проскакивала информация, что китайские власти ввели подразделения Народно-освободительной армии Китая (НОАК) в Ваханский коридор. Эта информация так и не подтвердилась, но я думаю, что Китай не станет игнорировать возможность военного влияния. Только непосредственно в Афганистане Поднебесная будет действовать через ЧВК, которые, скорее всего, будут юридически оформлены как предприятия, обеспечивающие охрану китайских инвестиционных проектов. Однако ЧВК в Китае — это по сути подразделения НОАК», — уверен Медведев.

Итого

«Сейчас Пекин как многостаночник прорабатывает совершенно разные варианты — и квазивоенного вмешательства, и переговоров с талибами, и контактов с Пакистаном (возможности Исламабада Китай использует для налаживания отношений с «Талибаном»). И да, это будет угрожать нашим интересам, так как все это происходит очень близко к нашим границам. И неважно, кто там будет находиться — англичане, американцы или китайцы», — резюмирует Медведев.

1 Организация запрещена на территории РФ.

Данная статья является исключительно мнением автора и может не совпадать с позицией редакции.

Вернуться назад

Комментировать
Рейтинг@Mail.ru