Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Евромайдан как шанс для России

Евромайдан как шанс для России

10:38  21 Ноября 2014  /обновлено: 19:59  27 Октября 2015
1532

Евромайдан

Евромайдан 21 ноября 2013 года несколько сотен киевлян, в основном, студенты и активисты неправительственных организаций (НПО), собрались на площади Независимости в центре столицы Украины, чтобы выразить свое несогласие с отказом тогдашнего премьера Николая Азарова подписать на саммите Восточного партнерства ЕС в Вильнюсе соглашение о «евроассоциации». Перед собравшимися выступали как лидеры НПО, так и представители парламентской оппозиции: Виталий Кличко («Удар»), Арсений Яценюк («Батькивщина») и Олег Тягнибок («Свобода»). Митинг протеста решили сделать постоянным и бессрочным. По аналогии с «оранжевым» Майданом 2004-2005 годов, эту протестную акцию сразу нарекли «Евромайданом». Так начался новый этап в истории Украины, и не только ее.

Как всё начиналось

Парадокс заключается в том, что инициатором и главной движущей силой процесса «евроассоциации» Украины выступали как раз власти – Партия Регионов, правительство Николая Азарова и лично президент Виктор Янукович. С их согласия в стране развернулась тотальная агитация «за евровыбор», на которую, по разным оценкам, было потрачено от полумиллиарда до миллиарда долларов. Одной из «вершин» данной пиар-кампании стала серия комиксов, созданных украинскими художниками по заказу Института мировой политики в Киеве (команда интернет-сайта glavred.ua). Серия получилась в некотором роде шедевральная (выделение автора). Вот лишь некоторые из этих рисунков. Комикс о евроинтеграции Украины Лишь 18% украинцев довольны системой здравоохранения, в то время как в Евросоюзе в среднем 29%, а в таких странах как Австрия, Германия, Великобритания, Швеция — более 90%. Комикс о евроинтеграции Украины Украинцы боятся перемен и инноваций, а в ЕС — нет. Комикс о евроинтеграции Украины В Европе полиция действительно с народом То есть, в головы украинцев и на сознательном, и на подсознательном уровнях буквально вбивалась мысль о том, что после подписания соглашения о евроассоциации они заживут «как в Европе». Или могут зажить «как в Европе». Которая, по сравнению с украинскими реалиями, – идеальна. Здесь – ад, а там – рай. К которому и следует стремиться любой ценой. Когда и при каких условиях это может произойти – неважно. Тем более неважно, что социально-экономическая ситуация на Украине реально ухудшалась: и по причине объективной слабости «нэзалэжной» экономики, особенно уязвимой в условиях глобального системного кризиса, и по причине весьма агрессивной политики «донбасского клана» во главе с Виктором Януковичем, окружение которого все годы его президентства занималось исключительно личным обогащением. Большинство этого «негатива» как раз и было обыграно в приведенной выше изосерии. Эта «европейская» пропаганда велась не недели и не месяцы, а почти полтора года. Теле- и радиопередачи, газеты и журналы, интернет-СМИ – непрерывно повышали градус ожидания. До поры до времени эти ожидания играли на руку Януковичу и Ко, купируя многие проявления социального недовольства: мол, «до Европы» можно и потерпеть. Поэтому принятое буквально «на флажке» решение тогдашнего руководства страны «евроассоциацию» всё-таки не принимать, было воспринято значительной частью украинского общества как прямое предательство его интересов. Причем эта часть была не только более проевропейски и прозападно настроена, но и куда в меньшей степени связана с реальным сектором экономики (переток денег между юго-востоком и западом Украины достигал около $20 млрд ежегодно, причем $12 млрд приходились на долю двух областей: Донецкой и Луганской, а остальные $8 млрд – на долю Харьковской, Николаевской, Херсонской и Одесской областей). И вот, эту «великую европейскую мечту» этой отчасти паразитической части украинского общества ненавистные им донецкие «регионалы» рушили буквально на глазах. Так что достаточно было небольшого толчка, нескольких сот недовольных, чтобы лавина пошла. И она пошла.

Технология "революции"

Следует заметить, что «оранжевый» Майдан образца 2004/2005 годов пользовался на Украине куда более широкой поддержкой, чем необандеровский, «черно-красный» Евромайдан, символизирующий не «кровь и землю», но огонь и пепел. Его поддерживали самые разные социальные группы, поскольку девять лет назад речь шла о том, что украинцы сделают свою страну по-настоящему «европейской», с равными правами и свободами для всех граждан Украины, независимо от их языка и национальности. Идеология «оранжевого» Майдана была, если можно так выразиться, национально-демократической и прогрессистской. Евромайдан же эксплуатировал «мессидж» о том, что Украину должны сделать европейской страной уже не сами украинцы, а европейцы. При этом идеология «черно-красного» Майдана была национально-социалистической, чтобы не сказать «неофашистской», и реакционной. Его врагом сразу была объявлена значительная, если не большая часть населения современной Украины – все, кто не становится под черно-красные флаги, не согласен с лозунгом «Украина – для украинцев!» и с тем, что принадлежность к украинцам будет определяться специальными органами «майданной», а теперь и государственной власти. Но Евромайдан имел значительные отличия не только от своего предшественника девятилетней давности, но и от более близких по времени «цветных революций» – например, таких, как «арабская весна» или недавние волнения в Турции, не говоря уже о «революции роз» в Грузии или киргизской «революции тюльпанов». Хотя общая схема «ненасильственного свержения политических режимов», всегда одна и та же. «Вашингтонский обком» сначала создаёт коррупционный режим в исполнительской власти, а параллельно работает с оппозиционными группами, которые также наращивают свою активность на средства США и при полной поддержке СМИ и интернет-пространства. Такой подход позволяет проамериканской «оппозиции» в нужный момент под лозунгами «антикоррупции», «демократии», «социальной справедливости» и т.д. вывести многочисленные толпы на улицы. А затем блокировать действующую власть через свою агентуру в силовых структурах или в политическом руководстве. В основе любой «цветной революции» лежит пятиэтапная структура: массовые мирные протесты — провокации и дискредитация действующей власти — нейтрализация власти — социально-политический хаос — захват власти. Для реализации каждой из стадий этой схемы необходимо вполне определенное сочетаний условий, сил и средств. Стоит одному из этапов не состояться – ломается вся схема. Так, для начала массовых мирных протестов необходим активно и позитивно воспринимаемый обществом и частью политической элиты информационный повод: например, коррупция правящего режима, необходимость «честных выборов» или, как в случае Евромайдана, «украденная у народа евроассоциация». Тогда можно не только ожидать, но и гарантировать выход на улицы значимой части населения: от десятка тысяч человек в политическом центре страны. В случае «Евромайдана» следует отметить следующие особенности. — Первая фаза массовых мирных протестов оказалась минимальной как по длительности, так и по количеству участников. За «евроассоциацию» и «евроинтеграцию» в Киеве митинговало всего несколько тысяч человек, и уже в конце первой недели, после 24 ноября, их число резко пошло на убыль. — Вторая фаза, сознательно активизированная ближайшим окружением президента Януковича (санкцию на атаку «Беркута» в ночь на 30 ноября 2013 года давал лично тогдашний глава президентской администрации Сергей Лёвочкин), напротив, была чрезвычайно длительной (почти два с половиной месяца), с перерывом «на новогодние праздники», приливами и отливами протестных акций, постоянными переговорами внутри властных структур, а также между властью и «майданной оппозицией». — Третья, четвертая и пятая фазы все вместе уложились буквально в пять дней 18-22 февраля 2014 года, когда все властные полномочия на Украине с нарушением практически всех действующих на тот момент законов страны были захвачены оппозиционными депутатами Верховной Рады, к которым под угрозой насилия, буквально под дулами автоматов, присоединились и многие депутаты от Партии Регионов. При этом все действия оппозиции: как «майданной», где тон задавали активисты НПО, так и парламентской, — открыто координировались из посольства США. Вашингтон в Киеве «играл в четыре руки», используя свои возможности и в украинской «вертикали власти» (Партия Регионов и правительство, администрация президента), и в оппозиционных партиях (с ведущей ролью своих прямых агентов Яценюка и Турчинова, после ареста Юлии Тимошенко взявших под контроль «Батькивщину»), и в бизнес-среде (подавляющее большинство украинских олигархов и принадлежащих им СМИ активно поддерживали Евромайдан), и в националистической среде (слияние в «Правый сектор»* ряда мелких НПО произошло далеко не спонтанно).

Цели и задачи Евромайдана

Главной целью Евромайдана как инструмента политической борьбы была вовсе не ассоциация Украины с Евросоюзом и не повышение уровня жизни граждан, а «управление посредством хаоса». Вызванный Евромайданом и ответными действиями России и пророссийских сил хаос на Украине выглядит идеальным средством достижения следующих целей: – создание «конфликтной зоны» на границах РФ с участием русского населения как России, так и Украины, что должно гарантировать максимальную вовлеченность Кремля в данный конфликт и снизить его активность на других азимутах международной политики, в том числе — на Ближнем Востоке (Сирия); – дискредитация России на международной арене; – рост напряженности в отношениях между Россией и Европой, чтобы еще крепче привязать последнюю к формату «атлантической солидарности»; – остановка процесса сближения России с Китаем и формирования на этой базе глобального «центра силы», уже сегодня превосходящего по своему потенциалу потенциал США (без учета их союзников); – срыв процессов «евразийской» интеграции на постсоветском пространстве; – активизация «украинского фактора» во внешне- и внутриполитической жизни России с целью её дестабилизации при возможной параллельной активации «кавказского фактора» и «исламского фактора»; – отвлечение значительной части российских ресурсов от решения проблем социально-экономической модернизации и развития, укрепления обороноспособности страны и т. д. Конечно, далеко не все пункты из этого списка оказались выполнены, но конфликт на Украине и вокруг Украины еще далек от завершения и будет важным фактором глобальной политики и экономики не год и не два.

Уроки Евромайдана

Разумеется, годовщина «Евромайдана» вызывает вопросы о том, можно ли было избежать подобного развития событий и не повторится ли нечто подобное в Москве и в России в целом. Ответ на оба эти вопроса практически одинаков. Поскольку в России продолжает работать «либерально-монетаристская» модель, с Чубайсами, Набиуллиными и Силуановыми внутри руководства страны, с сохранением олигархической сырьевой экономики, пронизанной коррупцией, с нынешней степенью отчуждения между властью и обществом, – Россия не могла и до сих пор не может предложить Украине никакой реальной альтернативы «необандеровскому» государственному перевороту под эгидой Запада. Более того, вовсе не исключен аналогичный сценарий и внутри самой России, на что работают и режим западных санкций, и искусственное падение мировых цен на энергоносители, и запредельное ослабление рубля с одновременным резким ростом потребительских цен. Выбор, стоящий сегодня перед нашей страной, очевиден и прост: или полная и безоговорочная капитуляция перед США и их союзниками по всем конфликтным и прочим позициям, – или отказ от «вашингтонского консенсуса» и очищение России от «пятой колонны» либерально-проамериканской агентуры влияния с переориентацией приоритетов внешней политики на «незападный мир». Иными словами, нынешний украинский кризис, вызванный Евромайданом, открыл «окно возможностей» для фундаментальных внутриполитических и социально-экономических изменений в самой России. И появление такого «окна» — важнейший результат событий на Украине. Александр Маслов

* Организация запрещена на территории РФ.

Алексей Громов
Закрыть