Лента
20 октября 04:05
Все новости
Устоит ли социализм на Кубе? Колонка Сергея Малинковича
Global Look Press  /  Steve Sanchez/Keystone Press Agency

Можно без преувеличения сказать, что массовые выступления против власти на Кубе стали сенсацией июля. Особенно неприятно для кубинских властей и для всех, кто так же как и я, их поддерживает, что акции протеста разворачиваются накануне 26 июля — Дня штурма людьми Фиделя Кастро казарм Монкада, празднуемого здесь, на Кубе, как День национального восстания. Как мы видим, сейчас можно говорить о восстании совсем другого рода.

Как это могло случиться и справится ли новое кубинское руководство со вспышкой отчаяния населения? Вообще-то, вспоминаются 90-е годы, когда после распада СССР (а он стал для Кубы настоящей и всеобъемлющей катастрофой) прозападные эксперты предрекали падение режима Кастро со дня на день. Заголовки о том, что еще неделя, максимум месяц, и власть коммунистов падет, появлялись в авторитетных газетах США, Европы и ельцинской России почти ежедневно. Потом еженедельно, затем ежемесячно… Наконец, смущенные предсказатели с кислой миной перестали писать на эту тему.

Социалистические режимы Восточной Европы рушились, как карточные домики, а кубинская социалистическая модель, существовавшая в 90 милях от США, оказалась весьма живучей. Причина, конечно, и в том, что Кастро и его соратники сами пришли к власти, и в том, что традиции и идеалы национального освобождения были в полной мере использованы Компартией Кубы в своей идеологии, и в том, что КПК никогда не отгораживалась от народа стеной льгот и привилегий, партийцы не стали создавать себе здесь другую реальность — более комфортную, чем жизнь большинства населения, страдающего от экономической блокады США. В 1993 или 1994 году, когда на Кубе был сравнимый с сегодняшним кризисом «особый период» (после резкого прекращения советской помощи экономились все ресурсы, электроэнергия, бензин), волнения тоже были. Разозленные экономическими неурядицами и впечатленные концом СССР люди вышли на улицы. Не вместо, но вместе с приведением полиции в боевую готовность Фидель Кастро выехал к митингующим. Без особой охраны, в своей неповторимой манере он говорил с людьми. Кастро напомнил о том, что тяжелая жизнь на острове обусловлена блокадой, которую жестоко и неуклонно десятилетиями проводят янки; признал наличие многих проблем, неэффективность работы чиновников по целому ряду направлений.

Устоит ли социализм на Кубе? Колонка Сергея Малинковича
ТАСС / Науменков Николай / Капустин В.

Именно тогда кубинцам разрешили сдавать квартиры туристам внаем, разрешили хождение доллара, а многие государственные здравницы, в которых так нравилось отдыхать простым труженикам, переделали под отели для иностранных гостей. В тот же момент Компартия Кубы призвала и своих сторонников выйти на улицы, и, как мне рассказывал один из участников событий со стороны революционной власти:

«Мы встали с гусанос (контрреволюционерами. — Прим. ФАН) лицом к лицу и молча смотрели друг на друга. Нас было больше».

Да, такова в постсоветскую эпоху была кубинская реальность. Примерно 80% взрослого населения поддерживали курс Фиделя и исторические завоевания кубинской революции, несмотря на едкие шуточки в адрес режима, ворчание по поводу бюрократизма и вечного дефицита, несмотря на собственные грешки вроде выноса с госпредприятий части продукции для перепродажи или использования в домашнем обиходе. А остальные 20%, особенно это касается молодежи, были против «надоевших стариков-коммунистов и их идеологии». Так было до пандемии, продолжающейся уже полтора года. Никакой серьезно организованной оппозиции на Кубе раньше не существовало. И дело здесь не только в хорошо поставленной советскими инструкторами работе госбезопасности, а в том, что любой оппонент власти на Кубе автоматически становится союзником США, а к Вашингтону у большинства кубинцев отношение крайне негативное.

Но вот ушло от власти старшее поколение, те, кто действительно в походе с Фиделем делали революцию, кропотливо создавали кубинскую модель и затем долгие десятилетия оберегали ее. Достоинства этой модели всем известны — эффективная система здравоохранения и бесплатный доступ к ней всего населения, добротное и опять-таки бесплатное образование, а также все возможности для массового спорта. Символические цены за услуги ЖКХ и продуктовые карточки, по которым за более чем символическую плату каждый кубинец ежемесячно получал набор жизненно необходимых продуктов. Этот набор с учетом необходимых человеку калорий был рассчитан кубинскими учеными, когда американская блокада жестоко взяла народ за горло. Известны и недостатки кубинской модели, свойственные любой разновидности «реального социализма», но гипертрофированные здесь опять-таки из-за беспрецедентного внешнего давления — крайне низкие зарплаты, до последнего времени зарплата многих исчислялась 30 долларами, дефицит самых элементарных вещей, крайне неповоротливая государственная машина. Стоит отметить, что американская блокада стала, конечно, суровым испытанием как для населения, так и для власти, но она же парадоксальным образом максимально укрепила и легитимировала власть коммунистов на Кубе.

Устоит ли социализм на Кубе? Колонка Сергея Малинковича
Global Look Press / Kremlin Pool

Любые трудности, проблемы, промахи КПК всегда списывались на последствия блокады, и это в большой степени верно, а также верен тот факт, что подобные объяснения устраивали людей. Но Рауль Кастро благоразумно передал власть Мигелю Диас-Канелю (долгое нахождение у власти ветеранов революции вызывало недовольство у многих кубинцев), и вот новому президенту и с недавних пор новому главе КПК выпала нескончаемая пандемия со всеми ее прелестями. Но прежде скажем о том, как кубинцы простились с эпохой Кастро. Это случилось не сейчас, когда Рауль Кастро не ушел, а лишь отошел от формальных атрибутов власти, а в 2016 году, когда смерть Фиделя вызвала шокирующие массовые празднества в Майами, где живет кубинская эмиграция, и неподдельную народную скорбь на самой Кубе. Я был тогда на острове. Повсеместно люди выходили на улицы с рукописными плакатами «Я тоже Фидель», плакали, пели революционные песни, вспоминали безмятежную молодость под надежным советским зонтиком, клялись в верности революции.

КПК всегда очень умело, творчески подходила к вопросам пропаганды, находила верную интонацию, практиковала нестандартные подходы. В этом, должен признать, Компартия Кубы была гораздо умнее и эффективнее поздней КПСС. Так что для тех, кто хорошо знает Кубу, никогда не было вопроса, на чем держится режим и почему люди, получающие доллары от своих заграничных родственников-эмигрантов, все равно плакали, провожая Фиделя в последний путь. Коммунисты дали кубинцам ощущение национальной гордости, сделали остров уникальным объектом для внимания всего мира, добились здесь безопасности и гарантировали людям предсказуемую повседневность, чего нет в других странах региона. Но вот выросло новое поколение — молодежь, щеголяющая в майках с американскими флагами.

Конечно, свою роль сыграл интернет и соцсети, но и без них эти парни и девушки давно смотрели в сторону американских берегов, а не чеканного профиля Че Гевары. Взрослые, повидавшие жизнь люди, помнящие от родителей рассказы об унизительной и беспросветной жизни при проамериканском диктаторе Фульхенсио Батисте, всегда более-менее поддерживали социализм с его реальными, хотя и скромными достижениями. А молодежь только смеялась нам, русским коммунистам, в лицо, когда мы говорили им о том, что мобильники, Facebook, поездки за границу и личный автомобиль не могут заменить бесплатного образования, домашнего врача и независимой политики. В конце концов, еще Рауль Кастро разрешил это противоречие между поколениями, и разрешил всем кубинцам получить загранпаспорт и уезжать, если дома плохо. Но проблема в том, что уровень жизни населения здесь не позволяет большинству даже и мечтать накопить на загранпаспорт, квартиру или машину, и потому несогласные с действующей кубинской моделью люди вынуждены оставаться на острове. Однако та часть кубинцев, которая была занята в туристическом секторе, жила совсем не плохо.

Устоит ли социализм на Кубе? Колонка Сергея Малинковича
pixabay.com / PD

Кстати, других граждан — занятых в промышленности, сельском хозяйстве, медицине, образовании — эта разница в доходах раздражала. Помню, как один кубинский государственный служащий убеждал меня в необходимости отменить систему выдачи бесплатных продуктовых наборов, поскольку, мол, зачем пачка кофе и кусочек курицы бармену отеля «Националь», получающему чаевые 50 долларов в день? Вроде бы все верно, но, как понимает читатель, пандемия обрушила туристическую отрасль на Кубе. А она является второй по значимости статьей национального дохода.

Кубинцы долго приноравливались выживать без СССР и сумели сделать это, став туристической Меккой. Неповторимая атмосфера острова, веселый нрав его жителей и почти абсолютная безопасность — чего не скажешь ни о Доминикане, ни о Мексике — привлекали сюда миллионы туристов. Правда, социалистический уклад предопределил здесь низкий уровень сервиса. Воспитанный гордым человеком труда, средний кубинец не желает сильно услуживать туристу. Но люди сюда все равно ехали, особенно россияне, узнававшие в кубинских реалиях вчерашний день своей страны. В общем, ситуация на Кубе была очень противоречивой. КПК и ее новое руководство, как и старое, это понимало и постоянно пыталось проводить какие-то реформы, устранять диспропорции, выступать с инициативами, привлекать к решению и обсуждению всех проблем общество.

Кубинцы очень терпеливы и, напуганные пропагандой гримасами перестройки и лихих 90-х в СССР и России, не хотели быстрых перемен. К сожалению, смена поколений у власти привела к значительной кадровой текучке на всех уровнях управления. От многих пожилых жителей страны я слышал тревожные опасения, что более прагматичные руководители-коммунисты не захотят сохранять систему социальной поддержки каждого кубинца, поднимут цены и тарифы, и что же, мол, тогда будет с нами, выросшими при Фиделе и Рауле?

Но Мигель Диас-Канель, видимо, является верным и прилежным учеником легендарных революционеров. Он не пытался дистанцироваться от наследия братьев Кастро и Че Гевары, но, безусловно, имеет свой стиль. Ведь еще в молодости, руководя одной из провинций, он постоянно ездил по предприятиям и организациям, мог нагрянуть с проверкой даже ночью. Диас-Канель старается быть ближе к простым людям, показывать партийным руководителям личный пример. Когда из-за проблем в Венесуэле начались перебои с бензином, он по дороге на работу подвозил на своей машине жителей Гаваны, и т. д. Можно смело сказать, что трансфер власти на Кубе прошел без сбоев, с учетом интересов всех сторон.

Однако экономические последствия пандемии, осложненные на Кубе американской блокадой, поставили новые власти Острова свободы в безвыходное положение. На что кормить привыкшее к поддержке население, если средства от туризма перестали поступать в казну? Когда стало ясно, что пандемия затянулась, Диас-Канель санкционировал денежную реформу — отмену бивалютной системы, ограниченную либерализацию цен и одновременный рост зарплат, но, как это водится, цены росли гораздо быстрее. Кубинские знакомые в конце 2020 года сообщили мне, что тогда впервые многие не получили привычный продуктовый набор от государства, не смогли отоварить свои карточки. Система помощи не была отменена совсем, но претерпела большие изменения и ограничения, и я считаю это большой ошибкой кубинских властей.

Ведь для многих, особенно для пожилых людей, карточная система помощи оставалась свидетельством стабильности, неизменности основ социальной жизни на Кубе. Кубинцы могли пережить дефицит, бюрократизм, блокаду и пандемию (с учетом энергично работающей системы медобслуживания), но по отдельности, а не вместе. Кроме того, ясно, что авторитет Фиделя Кастро или Рауля Кастро базировался на исторических достижениях, а Диас-Канель все-же совсем недавно управляет страной и, по мнению многих экспертов, не обладает пока большой харизмой. Но к протестам привел не только симбиоз перечисленных мною факторов.

Устоит ли социализм на Кубе? Колонка Сергея Малинковича
Global Look Press / Alejandro Mart�Nez V�Lez/Keystone Press Agency

Кубинские власти привычно жестко ограничили перемещение людей из-за опасности эпидемии, закрыли границы между регионами, все развлекательные заведения. Дело в том, что с таким веселым и легким народом по-другому сложно поступать, иначе все запреты будут нарушены в одночасье. Но сидеть так долго взаперти, без «движа», да еще в атмосфере отсутствия товаров и в окружении местных бюрократов, темпераментные кубинцы не смогли. Опытные психологи из американских спецслужб этим, конечно, воспользовались.

То, что не получалось у Вашингтона ранее, вышло в период пандемии, и раздраженные люди, организуемые через соцсети, действительно высыпали на улицы. Диас-Канель и в этой ситуации повторил тактику Фиделя — сам пошел на улицу и призвал выйти на защиту Революции коммунистов. Этим реакция кубинского лидера в корне отличается, на мой взгляд, от действий Александра Лукашенко, который подавлял протесты — тоже имеющие отчасти внешнее управление — исключительно с помощью силовых структур. Коммунисты на улицы вышли, и тех, кто знает Кубу, это абсолютно не удивило. Но, положа руку на сердце, я уверен, что и сторонники социализма также недовольны происходящим. Это признал и сам Диас-Канель в своем выступлении. Проблемы, говорит, на «острове свободы» обострились, но зачем же стекла бить?

Действительно, подавить любые акты агрессии и насилия со стороны митингующих против власти — дело чести кубинских силовиков. Иначе, если Куба станет менее безопасной, никакие туристы туда больше не поедут. Правильным представляется и ограничение интернет-трафика, но все понимают, что бесконечным оно быть не может. Порядок на улицах должен быть обеспечен, а вот жестокий разгон протестующих повредил бы делу революции и только облегчил бы задачу США.

Необходимо действительно развернуть широкую мобилизацию лояльного Революции населения, но при этом надо и решать обострившиеся проблемы. Вопрос в том, как это сделать, ведь у государства здесь, хотя оно очень бережливое и осмотрительное, почти нет ресурсов. Кажется, пора поднять вопрос о борьбе с коррупцией на Кубе, вспомнить опыт комитетов защиты Революции, которые, прямо скажем, действуют в последние десятилетия на Острове свободы формально. А ведь в 60–70-е годы это был мощный инструмент внутриквартального народного контроля и борьбы против злоупотреблений, дефицита, саботажа. Зная кубинцев, уверен — надо дать людям высказаться, пошуметь.

Властям стоит проанализировать введенную ими систему ограничений — возможно, кое-какие можно отменить. КПК должна сделать и кадровые выводы — многие партийные и комсомольские активисты на местах, видимо, ослабили работу с людьми, если не удалось удержать граждан дома. В последние годы ослабла и идеологическая работа. Например, по кубинскому ТВ не увидишь больше сериалов о революции, о борьбе с американскими агентами. Все про любовь да про секс-меньшинства. Но чего ожидать от молодежи после такого контента? Проблема борьбы за сознание молодых — одна из основных на острове. Диас-Канель и партия должны, просто обязаны сформулировать для молодежи ясную перспективу. Молодые люди должны понять, что, оставшись жить на острове при социалистической модели, они не будут несчастны. Это очень трудный вопрос, и нужно срочно создавать механизмы для реализации требовательных новых поколений. Иначе в какой-то момент США усилят влияние на кубинскую фронду до критической точки.

Устоит ли социализм на Кубе? Колонка Сергея Малинковича
Global Look Press / Steve Sanchez/Keystone Press Agency

Уверен, что сейчас у Диас-Канеля и социализма — большие шансы устоять. Не бросят президента и старики-ветераны. Рауль Кастро спешно улетел в Венесуэлу, чтобы, видимо, попросить Николаса Мадуро по-братски помочь Острову свободы. Но у Мадуро и у самого — полно проблем. Да и у кого сейчас их нет?

Но именно ценности солидарности, умения делиться с ближним последним кастровская Куба десятилетиями культивировала среди населения. И потому сейчас Куба, принимавшая детей Чернобыля, Куба, воевавшая за свободу Африки, Куба, радовавшая и восхищавшая нас десятилетиями, вправе ожидать помощи от более благополучных стран. Хотя я и против оказания сегодня широкой помощи иным странам, но если Россия, Китай и многие страны Латинской Америки хотят и далее видеть Кубу такой, какой мы ее любим, нам стоит по-настоящему, по-советски всем миром помочь этой стране. Иначе мы будем наблюдать очередную трагедию в виде необратимого крушения по-настоящему благополучного и органичного общества.

Вернуться назад

Комментировать