Лента
17 сентября 02:58
Все новости
Юрий Маликов о 50-летии «Самоцветов»: Юбилей — всего лишь продолжение
ТАСС  /  Прокофьев Вячеслав

6 июля отмечает свой 78-й день рождения основатель легендарного ансамбля «Самоцветы» Юрий Маликов. 50 лет назад музыкант с консерваторским образованием создал ВИА, вместе с которым несколько поколений советских людей пели «Мой адрес — Советский Союз!», «Вся жизнь впереди», «Не повторяется такое никогда», «Там, за облаками».

Народный артист России в интервью ФАН рассказал историю появления коллектива, объяснив, почему «Самоцветы» стали символом брежневской эпохи и, несмотря на смену состава, не распались до сих пор.

Юрий Маликов о 50-летии «Самоцветов»: Юбилей — всего лишь продолжение, идет жизнь
ТАСС  / Фомичев Михаил

«Появление парня с гитарой уже вызывало интерес»

— Юрий Федорович, на протяжении полувека вы являетесь бессменным руководителем музыкального коллектива, в исполнении которого песня «Мой адрес — Советский Союз!» стала гимном поколения бамовцев, стройотрядовцев. Когда появились «Самоцветы»? Этот год юбилейный для коллектива?

— Я начал создавать коллектив в 1970 году и получилось, как рождение ребенка, — через 9 месяцев, 14 июля 1971 года, была сдана первая программа, а 31 июля прошел первый концерт. Но название «Самоцветы» появилось несколько позднее, через два-три месяца. Сначала был просто — «ВИА под руководством Юрия Маликова». Если бы я сделал это сегодня, то оставил бы именно такое название, потому что имя — бренд, принадлежащий человеку.

Как все начиналось?

— До основания коллектива я отработал 10 лет простым музыкантом в Москонцерте. Я окончил консерваторию, завкафедрой был знаменитый Ростропович, а до этого учился в музыкальном училище имени Ипполитова-Иванова. В консерватории я был концертмейстером симфонического оркестра группы контрабасов. Потом я оказался в Японии на выставке Экспо-70 и на все заработанные деньги, а я проработал там 8 месяцев, купил аппаратуру. Погрузил 15 ящиков аппаратуры на пароход: из Осаки мы плыли в Находку, из Находки ехали поездом до Владивостока, а оттуда летели уже в Москву. Причем не было денег с собой, мне пришлось оплачивать багаж в Москве.

Я приехал и объявил: «Хочу попробовать создать ВИА». Захотелось в этом жанре попробовать себя, поскольку еще до консерватории увлекался джазом, но джаз в то время был не очень-то «съедобен» и популярен в нашей стране. Тут же приехал Павел Яковлевич Слободкин, которого, к сожалению, уже нет среди нас. Он пригласил меня в свой коллектив с аппаратурой. Через два дня приехал Игорь Гранов, светлая ему память. Я извинился, сказал, что организую свой коллектив и мне разрешили репетировать, дали место.

С инструментами шли репетиции 9 месяцев. Надо было исполнителей еще найти. Просматривал, ездил на гастроли. Естественно, у меня был 10-летний опыт работы в Москонцерте, и я знал всех музыкантов.

— Кто помог коллективу заявить о себе?

— Появление молодого парня с гитарой уже вызывало интерес. Не было еще хороших инструментов, хорошей аппаратуры, звука, не было звукорежиссеров. Я уже не говорю про свет. И клипов не было, просто были концертные номера, которые на телевидении снимали тремя камерами.

Еще в Японии я познакомился через знаменитого артиста Бориса Брунова с Катей Тархановой, главным режиссером популярнейшей радиопередачи «С добрым утром». На выставке она представляла нашу радийную продукцию. Она увидела какого-то увлекающегося человека, который покупает какую-то гитару, и сказала: «Если что-то вдруг у тебя получится — позвони»

— Как появилось название «Самоцветы», как коллектив стал узнаваемым?

— В начале 1970-х уже начался бум создания ВИА, а до этого все было спокойно: были «Песняры», «Веселые ребята» и «Голубые гитары». Я начал репетировать, подобрал ребят, и произошел небольшой «выстрел» в передаче «С добрым утром». Я обратился к Кате Тархановой, а она познакомила меня с редактором и телеведущей — Эрой Куденко.

Мы сделали первую программу. Спели «Увезу тебя я в тундру» и народную «Пойду ль я, выйду ль я». Эра спросила меня: «Юра, скажи пожалуйста, как ты хочешь назвать свой ансамбль?». Она предложила обратиться к слушателю и объявить конкурс на лучшее название. В песне есть слова: «Сколько хочешь самоцветов мы с тобою соберем». Пошли письма. Пришло более тысячи разных наименований и среди них «самоцветы». Хотя в голове название возникло раньше.

С музыкантом Олегом Анофриевым мы как-то были на гастролях и заглянули в местный универмаг, а там табличка с названием отдела — «Русские самоцветы». В ансамбле у нас были люди разных национальностей, поэтому мы слово «русские» отложили в сторону, а «самоцветы» оставили. Это было 8 августа 1971 года, а уже в конце октября мы объявили, что по многочисленным просьбам называемся «Самоцветы».

Юрий Маликов о 50-летии «Самоцветов»: Юбилей — всего лишь продолжение, идет жизнь
ТАСС  / Красильников Станислав

«На разогреве» у «Самоцветов» была Соня Ротару»

— Вы спели «Мой адрес — Советский Союз!» и прославились?

— В Москонцерте было всего два коллектива и появился третий. Мы друг другу не мешали — у каждого была своя программа и свой репертуар, свой путь по городам. Советский Союз — огромная страна: то фестиваль, то дни города, то профессиональные праздники.

Однажды в одной из телепередач прозвучал призыв написать музыку на стихи Владимира Харитонова «Мой адрес — Советский Союз». Я позвонил Тухманову и сказал: «Давид Яковлевич, дайте мне эти стихи». Он предложил подумать вместе, приехал к нам на репетицию и даже поспорил с кем-то, что из этих стихов он постарается сделать то, что сейчас называется хит, шлягер. А тогда это было просто популярной хорошей песней. И сделали «Мой адрес».

Мы исполняли ее везде. Вначале коллектив выступал номером в программе, потом мы заполняли отделение, а дальше стали давать сольные концерты.

Кто придумал костюмы с расшитыми отложными воротниками, по которым всегда узнают легендарные «Самоцветы»?

— Это придумала талантливая художница. Первоначально мы ходили в каких-то светлых, парчовых костюмах, с какими-то жабо. А эти костюмы запомнились: у нас было 2 варианта: черно-белый и светло-бежевый с красивой натуральной вышивкой. Мы вышли в них и спели сначала «Увезу тебя я в тундру». Кстати, все думают, что первый исполнитель этой песни — Кола Бельды. Я подарил ему эту песню в 1974 году и с ней он поехал на международный фестиваль в Сопот (Польша), а до этого, начиная с 1970 года, ее исполняли «Самоцветы».

Есть еще одна история, с песней «За того парня». Мы исполняли ее на гастролях в 1972 году во Дворце спорта Алма-Аты. Работали второе отделение концерта, а в первом отделении выступали тогда еще совсем неизвестные артисты. Один из них подходит ко мне и говорит, что его отобрали для участия в международном фестивале песни в польском Сопоте. Попросил совета, какую песню спеть. Это был Лев Лещенко. В Сопоте он получил Гран-при. А вторым артистом, как сейчас бы сказали, «на разогреве» у «Самоцветов», была Соня Ротару.

— Благодаря репертуару и образу ансамбля, «Самоцветы», как никакой другой музыкальный коллектив, убедительно олицетворяет и отражает брежневскую эпоху. Наверняка об этом будут снимать разное кино. Почему так получилось?

— Не согласен. Любой коллектив — «Веселые ребята», «Голубые гитары», а в первую очередь «Песняры» — выдающийся. Наверное, если бы не было «Песняров, не было бы и «Самоцветов», потому что они настолько были интересными, яркими, необычными, что мне захотелось сделать то же самое, только более масштабным.

«Песняры» представляли Белоруссию. «Веселые ребята» увлекались другой музыкой, больше искали переработки западных песен. Они хотели сами сочинять, а тогда допускалось не более 25% своих песен в репертуаре. «Самоцветы» пели песни Туликова, Тухманова, Фрадкина, Шаинского, Фельцмана, Френкеля. Союз композиторов заваливал меня предложениями. Редакторы с телевидения постоянно приглашали нас выступить на «Песне года». Мы были «проходимы».

— Почему бренд, созданный 50 лет назад, не теряет своей актуальности? В чем секрет успеха?

— В первую очередь, это жанр. Жанр ВИА. Конец 1960х — это расцвет в мире музыки Beatles и Rolling Stones. Два таких эталона — битломания и рок-н-рольная тема. Битлы более мелодичны и тем мне ближе. Английский язык я так и не выучил, но в песни я влюбился, как и многие мои ровесники. И расцвет жанра ВИА у нас в стране возник благодаря тому, что появился парень с гитарой. Не бардовская песня, а именно электрогитара со всякими приколами, примочками и всякими звукоподражаниями, искажениями.

Звук гитары настолько нравился молодежи, что в 1970-е годы это перешло в повальное увлечение. Ко мне и сейчас люди подходят со словами: «Я ваши песни в школе пел и играл», даже те, кто занимает сейчас высочайшие должности в государстве. Для меня звучит как похвала в мой адрес, что увлечение нашей музыкой кого-то сподвигло на обучение игре на бас-гитаре, кто-то сам смастерил синтезатор, потому что в то время молодежи не на чем было играть.

Жанр ВИА в сочетании с советской песней и в свежих аранжировках стал культурным, народным достоянием. Потом это стало искусством массовым. ВИА стремительно развивался в России потому, что его у нас не было. Было засилье солистов, пусть даже очень хороших, джазовых оркестров. Другие были аранжировки, а вот аранжировка ВИА стала фундаментом сегодняшней поп-музыки и получила развитие в жанре рок-музыки.

Отличительная особенность, за которую любит «Самоцветы» и старшее и новое поколение, заключается в теплоте, в душевности, в романтичности.

Юрий Маликов о 50-летии «Самоцветов»: Юбилей — всего лишь продолжение, идет жизнь
wikipedia.org  / Floridorus / CC BY-SA 4.0

«У нас было по 10 концертов на стадионе «Динамо»

— В вашем золотом репертуаре, где более 25 всенародно любимых песен, большая часть — патриотического содержания. Это был госзаказ или вы как продюсер поняли запрос времени? Что первично?

— Совпадало и то, как я чувствовал, и то, что у созданных произведений должна быть аудитория. И форма, через которую можно донести эту музыку, — тогда это была фирма звукозаписи «Мелодия», радио и телевидение.

Кто зритель и слушатель «Самоцветов» на живых концертах?

— Молодежь «валила» на эти концерты, вывешивали афишу и зал был забит битком: три концерта в день во Дворце спорта, по 5-6 тысяч зрителей на каждом выступлении, гастроли в каждом городе. У нас два года подряд, в 1974-м и в 1975-м, было по 10 концертов на стадионе «Динамо». Сегодня кто может дать столько? Наверное, Шнур, и то, возможно, три концерта, но не 10.

Чем объясняется этот феномен?

— Гитара, аранжировка, новые звуки. Свежий звук и, конечно, молодые исполнители в этом жанре от 20 до 30 лет.

— Коллектив «Самоцветов» за 50 лет много раз менялся. Кто прошел через ВИА и впоследствии сделал свою картеру?

— 8 человек из тех, кто в разное время оказывался в ансамбле, стали впоследствии народными артистами: Володя Кузьмин, Володя Винокур, Слава Добрынин, Дмитрий Маликов, Сергей Березин и другие. Человек 10 получили за свое творчество звание заслуженных: это Сережа Беликов, Аркадий Хоралов, Елена Преснякова, Владимир Пресняков, Леша Глызин.

У каждого человека своя судьба, тут невозможно предугадать. Они — талантливые люди, с которыми мне удалось познакомиться и приобщить к нашему цеху, самоцветовскому. Потом уже они выросли, им стало тесновато, и они почувствовали свою самостоятельность, — вот здесь уже их труд.

— Вы старший в музыкальной династии Маликовых. Дмитрий Маликов и Инна Маликова — известные артисты. Какую роль играет для вас слово репутация? Имеет ли она значение для семьи?

— Репутация, опять же, это еще и отрицательные черты характера — уничтожь в себе эту зависть, эту подлость, эту нехорошую черту. Просто надо жить нормальной жизнью, не надо никого обманывать, говорить о других плохо. Я когда-то в детстве мечтал быть священнослужителем, но стал потом членом КПСС. Трудно мне сказать, кто я — коммунист или верующий в бога. Ну а династия, она по музыке — пока династия в детях. Внуки умеют играть, умеют петь, танцевать, но пока профессия у них другая.

Моя семья — это моя жена и мои дети. Моя репутация — это я, моя жена в первую очередь, сын и дочь. Все остальное — это уже производные, это уже от них исходит. Репутация, она складывается из характера человека и его воспитания, от его родителей. Мои как раз жили в тот период, когда мне не хватало 24 часов в сутки для работы, как сейчас не хватает Дмитрию и Инне.

— Чему вы посвящаете свободное время? Что интересует вне музыки?

— Последние годы, лет может быть 5-6, я стал отходить от большой активной жизни, хотя она продолжается. Я увлекаюсь футболом, вот уже 50 лет болею за московское «Динамо», к великому сожалению, потому что клуб все время меня разочаровывает.

Вячеслав Добрынин, Лев Лещенко и я — три народных артиста, которые болеют за «Динамо», и все время мы переживаем за свой любимый клуб, а он все время выше шестого места никак не может подняться.

Мне нравится гулять в парке, город как-то неудобен. Я сейчас реже бываю в Москве, потому что шумновато, душновато, загазованность, пробки.

— Как пройдет юбилейный год?

— Юбилей отмечаю только я, потому что я единственный, кто остался от того первого состава «Самоцветов».

Юбилейный концерт ВИА прошел к 35-летию коллектива в Кремле 15 лет назад, когда мы все еще были живы. Лучше концерт я не смогу сделать, людей уже нет этих. А сейчас 2-3-5 концертов в месяц у друзей, по приглашениям тех, кто нас помнит и любит. Весной был концерт в Храме Христа Спасителя в Москве.

Продолжение «Самоцветов», оно, может быть, еще будет и через 5, и через 10 лет. Живут наши песни и в них хотят слышать, что «не надо печалиться», что «все, что в жизни есть у меня» и «мой адрес — Советский Союз». Что есть «добрые приметы, и не повторяется такое никогда». Юбилей, я бы сказал так, — продолжение, идет жизнь.

Вернуться назад

Комментировать
Рейтинг@Mail.ru