Лента
30 июля 21:06
Все новости
Террористы, госперевороты и уран: зачем Франции присутствие в Сахеле
Федеральное агентство новостей  / 

Франция вновь понесла потери среди участников операции «Бархан». Трое военнослужащих получили ранения во время разведывательной операции для обеспечения безопасности передовой базы в районе города Госси. Инцидент произошел 21 июня в центральной части Республики Мали.

Ранее Париж заявил о приостановке военного сотрудничества с Бамако, обосновав соответствующее решение произошедшим в Мали военным переворотом. Все это указывает на серьезные изменения во внешнеполитическом курсе Франции относительно Сахаро-Сахельского региона.

Редакция Telegram-канала «Пятая республика» рассказывает, почему Франция вмешивается во внутренние процессы Африки, ради чего Елисейский дворец прикладывает столько усилий для сохранения влияния на континенте, при чем тут урановые месторождения в граничащем с Мали Нигере, а главное — какие действия предпримет Париж в ближайшем будущем.

Зачем Парижу Сахель

Для руководства Пятой Республики данный регион стратегически важен. Во-первых, это вопрос безопасности, поскольку оттуда идет непрекращающийся поток мигрантов в Европу.

На настоящий момент порядка 2% населения Франции — выходцы из стран Магриба и Сахеля. Почти 80% населения региона исповедуют ислам и потенциально могут попасть под влияние радикальных группировок.

Если беженцы доберутся до Старого Света, то и так переживающий не лучшие времена Париж столкнется с еще большей террористической угрозой. В связи с этим бывшая метрополия пытается бороться с экстремизмом на дальних подступах, чтобы не допустить роста антифранцузских настроений.

Немаловажен и экономический вопрос. Еще в 1957 году, учитывая насыщенность региона минерально-сырьевыми ресурсами, была предпринята попытка создать автономное административно-территориальное образование от Алжира до Чада, куда бы вошли земли современных Мали и Нигера.

Террористы, госперевороты и уран: зачем Франции присутствие в Сахеле
Федеральное агентство новостей  / 

Поскольку в середине прошлого века затея не увенчалась успехом, французы навязали бывшим колониям соглашение об обороне, в соответствии с которым африканцы предоставляли метрополии приоритетные права на разведку и эксплуатацию полезных ископаемых.

Условия подписанных в 1961 году документов предусматривают, что стороны берут на себя обязательство сотрудничать в области добычи и обработки стратегических ресурсов. К первой категории таковых были отнесены жидкие углеводороды и газ, ко второй — уран, торий, литий и бериллий.

Африканцы обязались согласовывать все действия в рамках использования месторождений. Кроме того, после удовлетворения внутренних потребностей бывшие колонии отдавали приоритет в реализации добытого сырья Французской Республике.

Заложенный еще в те годы политический подход сохраняет актуальность для Парижа и сегодня. Страны Черного континента не могут предпринимать какие-либо шаги в области добычи нефти, газа или урана без одобрения со стороны бывшей метрополии.

Особым значением в этом контексте обладают богатые месторождения урана в Нигере. Это ключевой ресурс, необходимый для французской энергетической отрасли, в основе которой заложено стратегическое сохранение независимости.

Африканская житница

В прошлом Нигер — «заморская территория Франции», получившая независимость только в 1960 году. Страна расположена в Сахаре, которая всегда поражала человека своими сокровищами.

Одним из этих богатств являются месторождения ураносодержащих руд, открытые французскими геологами во время поиска меди на территории центральных провинций Агадес и Тахуа еще в 1957 году.

После получения независимости Ниамей сохранил тесные связи с Парижем, в том числе в области урановой промышленности. Добыча последнего фактически стартовала в 1971 году. Позднее запасы урановой руды были обнаружены и на юге страны.

Главную роль здесь играет французская компания Orano, более известная под названием Areva. Это имя она носила до 2018 года, когда произошла реструктуризация. На момент начала реорганизации и старта продажи части активов чистый долг организации составлял 7 млрд евро.

Все это время фирма, вне зависимости от изменений названия, осуществляет деятельность главным образом через совместные предприятия SOMAIR и COMINAK. Акции этих компаний принадлежат Areva, правительству Нигера и иным инвесторам.

SOMAIR создана в 1971 году и с того момента занимается эксплуатацией месторождений Arlit, Tagora, Artois, Tamou. Последнее расположено на юге в провинции Тиллабери, остальные в Агадесе, Маради и Тахуа.

В настоящий момент это главный добытчик урана в Нигере. Объемы производства по итогам 2015 года составили 2509 т (около 60% от общего количества). Рекордные показатели были достигнуты в 2012 году и составили 3065 т, или 4% от мирового объема добычи.

Террористы, госперевороты и уран: зачем Франции присутствие в Сахеле
Global Look Press  / © Paul Glaser / dpa-Zentralbild

COMINAK создана в 1974 году и работает на месторождениях Akouta, Akola, Afasto. Все они расположены в центральной части страны. Результат производства по итогам 2015 года — 1607 т, что делает компанию вторым по величине производителем урана в Нигере.

Уран, извлеченный из добытой руды, перевозится по трассе до Ниамея, затем в бенинский город Параку. Качество дорог в Нигере характеризуется как крайне низкое, что значительно усложняет процесс транспортировки.

В Параку уран перегружают на железную дорогу и доставляют в бенинский порт Котону в 400 км к югу. Сопровождение осуществляют воинские подразделения, состоящие из нигерских и бенинских военнослужащих, организация и подготовка которых осуществляются в тесном взаимодействии с французскими советниками.

Оттуда морским путем через Гвинейский залив и Гибралтарский пролив сырье попадает на предприятие Comurhex во Франции, где проходит переработку и подготовку к дальнейшему процессу обогащения.

Террористы, госперевороты и уран: зачем Франции присутствие в Сахеле
Федеральное агентство новостей  / 

Пятая Республика потеряла одно из самых значимых своих месторождений 31 марта. На руднике Akouta, который эксплуатирует французская компания Orano, окончательно прекратили все работы.

Убытки ошеломляющие: объект приносил порядка двух тысяч тонн урана в год на протяжении последних 40 лет. Добытый ресурс используется в ключевых сферах бывшей метрополии: энергетической и оборонной (топливо для атомных подводных лодок класса «Барракуда»).

Стабильная нестабильность

Политическая нестабильность, внутренние кризисы, вооруженные конфликты и хрупкость государственных органов — все это неотъемлемый атрибут постколониальной истории Нигера.

Одной из причин перечисленных выше проблем является этническая и социокультурная неоднородность населения страны, около 55% которого представлены этносом хауси, 21% — сонгай и джерма, 9% — фульбе и гурма, 5% — канури, 9% — туареги.

Почти все они исповедуют ислам. Однако с древних времен кочевые туареги севера противостоят земледельцам долины реки Нигер, что делит страну на два враждебных мира. Туареги ведут специфический образ жизни и известны умением воевать.

Помимо скотоводства и торговли одним из их родов деятельности являются разбой и грабеж на караванных путях. Сегодня к этому прибавились контрабанда, торговля оружием и наркотиками, а также захват заложников с целью получения выкупа.

Террористы, госперевороты и уран: зачем Франции присутствие в Сахеле
Global Look Press  / © Egmont Strigl / imageBROKER.com

Целью группировок неоднократно становились иностранцы, в том числе работающие на урановых предприятиях в Нигере. Во второй половине нулевых за похищения и убийства иностранных граждан также взялась «Аль-Каида»1 Исламского Магриба (террористическая организация, запрещена в РФ).

Основной упор их активности приходился на Мали, но отдельные акции, в том числе похищения сотрудников Areva французского происхождения, случались и в Нигере. В некоторых случаях заложников из числа иностранцев спасти не удавалось. Все это препятствовало работе компаний Пятой республики и вынуждало принимать дорогостоящие меры по обеспечению безопасности на проектах.

Однако ливийская война в 2011 году повлекла за собой новую эпоху нестабильности и террора в Северной Африке. Спустя несколько недель после падения Триполи на север Мали прибыли хорошо вооруженные и получившие боевой опыт на полях сражения туареги, которые достаточно эффективно вели боевые действия в составе сил, лояльных Муаммару Каддафи.

Они сразу заявили об автономии и подняли новое восстание. Политический кризис в Мали привел к тому, что правительство было свергнуто военными, а страна оказалась на грани хаоса. Огромное количество оружия из арсеналов ливийской армии разошлось по Сахаре, в том числе оказавшись в руках исламистских группировок.

Террористы, госперевороты и уран: зачем Франции присутствие в Сахеле
Global Look Press  / © Nicolas Remene / Keystone Press Agency

Их боевой потенциал позволял претендовать на захват целых регионов, что и случилось в Мали: исламисты захватили большую часть территории страны. Очевидно, что через несколько месяцев пала бы и Бамако, после чего война и террор должны были перекинуться в соседний Нигер.

Для Франции невмешательство в войну на территории Мали означало бы отдать на растерзание исламистам всю Сахару со всеми вытекающими последствиями. В том числе в виде вероятной потери Нигера как крупного поставщика урана.

Угроза потерь вынудила Париж принять решение о военном вмешательстве. Операция «Сервал» против исламистов началась 11 января 2013 года. В течение шести месяцев активных боев Мали освободили.

Одновременно с вводом ограниченного контингента в африканское государство Пятая Республика направила подразделения для охраны урановых рудников в Нигер. Эту информацию подтвердил и президент страны Махамаду Исуфу.

С тех самых пор и по настоящий момент в Сахаро-Сахельском регионе постоянно присутствуют Вооруженные силы Французской Республики, правда теперь в рамках другой операции — «Бархан».

Террористы, госперевороты и уран: зачем Франции присутствие в Сахеле
Федеральное агентство новостей  / 

Однако в мае произошел второй за последние девять месяцев военный переворот в Бамако, которому Париж оказывает помощь и поддержку в борьбе с радикальными исламистами с января 2013 года.

Особой пикантности ситуации придает тот факт, что у власти в африканском государстве теперь находится офицер Вооруженных сил. Это ли не ярчайший показатель провала всех усилий Елисейского дворца по борьбе с терроризмом в Сахаро-Сахельском регионе? Реакция на данное событие последовала мгновенно, 30 мая в очередном номере «Воскресного журнала» появилось интервью президента Пятой Республики Эммануэля Макрона.

По словам главы государства, Франция выведет войска из Мали, если республика пойдет «в сторону» радикального исламизма. Пятая Республика перешла от угроз к действиям 3 июня. Источник в Министерстве обороны подтвердил, что Франция решила приостановить двустороннее военное сотрудничество с Бамако «временно, в качестве меры предосторожности».

Следствие этого решения — полная остановка совместных операций контингента «Бархан» с Вооруженными силами Мали (FAMa). Кроме того, прекращаются учебные мероприятия, проводимые французами с представителями силовых ведомств страны.

Действия Парижа не вяжутся с заявленными целями присутствия в регионе. В рамках операции «Бархан» с 2014 года в Сахеле находятся около 5000 военнослужащих. Большая часть — на севере Мали. Обоснованием такого числа бойцов заявлена необходимость борьбы с широко распространенными джихадистскими группировками, связанными с ИГ1 и «Аль-Каидой» (террористические группировки, запрещены в РФ).

Очередное переформатирование

Однако вот уже несколько лет, начиная с саммита Франция-G5, Париж заявляет о своем намерении вывести войска. Связано это с попытками переложить ответственность за борьбу с террористическими группировками на плечи стран региона.

Пятой Республике дорого обходится содержание военного контингента. В 2020 году Париж потратил около 1,4 млрд евро на проведение операций за рубежом, из которых более 600 млн — расходы на «Бархан», который наносит серьезный ущерб имиджу европейской страны. Обвинения в неоколониальной политике, проводимой Елисейским дворцом в Африке, звучат все громче. Но и это не все причины.

Бывшая метрополия находится под серьезным давлением. На следующий год запланированы президентские выборы, а военная операция таких масштабов за рубежом приносит только негатив. Победить терроризм не удается, затраты на операцию высоки, военные продолжают получать ранения и погибать, авторитет руководства Пятой Республики падает, как в глазах африканцев, так и в глазах населения самой Франции.

Террористы, госперевороты и уран: зачем Франции присутствие в Сахеле
Global Look Press  / © Theo Duval / Xinhua

Так, согласно опросу Французского института общественного мнения (IFOP), в январе 2021 года 51% граждан страны высказался против проведения операции «Бархан» в Мали. Помимо прочего, немаловажную роль сыграла и потеря уранового месторождения в Нигере. Для Парижа это, действительно, подходящий момент пересмотреть политику в отношении Сахаро-Сахельского региона.

Скорее всего, полного вывода войск не произойдет. Да, численность будет значительно уменьшена, свернут и передовые базы, но при этом в стратегических местах французские военнослужащие все-таки останутся. С большой долей вероятности в число таковых войдут небольшие подразделения специального назначения в столицах Нигера и Чада, Ниамее и Нджамене соответственно.

Париж не откажется и от дислокации отряда в городке Агуэлал, в окрестностях которого находятся урановые месторождения, в районе города Арлит. Пусть и негласно, и с официальными заявлениями, что никого там на самом деле нет, но слишком уж важен этот ресурс для экономики Пятой Республики.

1 Организация запрещена на территории РФ.

Вернуться назад

Комментировать
Рейтинг@Mail.ru