Лента
30 июля 21:14
Все новости
Алла Бут: Все 13 лет заточения Виктора в американской тюрьме мы на стрессе
Федеральное агентство новостей  /  Евгения Авраменко

Жена отбывающего в американской тюрьме 25-летний срок россиянина Виктора Бута заявила ФАН, что он — боец, человек, который всегда говорит, что у него все хорошо.

Алла Бут в эксклюзивном интервью рассказала подробности о написанной Александром Гасюком книге «Виктор Бут. Подлинная история «оружейного барона», которая уже реализуется в Сети, а на следующей неделе появится в широкой продаже в печатной версии.

Алла Бут: Все 13 лет заточения Виктора в американской тюрьме мы на стрессе
wikipedia.org  / Drug Enforcement Administration / Public Domain

«Есть очень много фейков, легенд и выдумок»

— Алла Юрьевна, автор много времени провел с вами для подготовки этой книги?

— Где-то последние полгода, наверное, мы с ним достаточно плотно общались. Когда он написал первую рукопись, прислал мне для ознакомления. И после этого я предоставила ему дополнительные материалы, которых еще не было в свободном доступе в Интернете.

Также у Александра была возможность встретиться с непосредственными участниками событий, о которых идет речь в книге, с людьми, работавшими с Виктором, хорошо его знающими, которые были в Кандагаре, участвовали и в других историях. Поэтому, естественно, он с ними встречался, общался, уточнял данные и факты.

— А их ведь, этих данных и фактов, очень и очень много…

— Жизнь у Виктора сложная, событий самых разных было много. А еще есть очень много путаницы, очень много фейков, легенд и выдумок, поэтому нужно было попытаться достоверно донести всю информацию до читателя.

— Идея написать эту книгу была Гасюка?

— Да-да-да, он, можно сказать, меня поставил перед фактом, то есть просто позвонил и сказал: «Вот я написал книгу, и хочу, чтобы вы ее прочитали и сделали какие-то замечания или внесли пожелания».

— Насколько я знаю, автор даже пообщался с самим Виктором. Так?

— Мы познакомились с Александром на процессе в Нью-Йорке. Он работал корреспондентом «Российской газеты», был ее официальным представителем в Вашингтоне. И приезжал оттуда на все судебные заседания, которые проходили в Нью-Йорке. Там мы с ним разговаривали, и я ему еще тогда передавала какие-то документы для ознакомления. То, что не выходило в прессу, то, что я считала важным, — чтобы он понимал и начал разбираться в ситуации.

Еще появилась возможность, не помню уже, как мы это оформляли, — через посольство или через адвокатов, нанести визит к Виктору. Гасюк с ним встречался и разговаривал.

— У книги вторая часть названия — «подлинная история оружейного барона»…

— Меня от всего этого, конечно, коробит. Это не очень приятно слышать… С какого-то времени началась некая такая медийная кампания: сняли фильм («Оружейный барон» с Николасом Кейджем в главной роли. — Прим. ФАН), выпускали книги в США, были различные публикации в прессе. К сожалению, вот это определение настолько, так сказать, въелось в мозг людей, что, когда просто говоришь: «Виктор Бут», не все адекватно реагируют. А когда говоришь: «Оружейный барон», — тут вот уже прямая ассоциация, прямая аналогия…

Я думаю, что, наверное, будет тяжело как-то это перебить, это уже настолько к нему приклеилось, и не всех реально есть желание покопаться в Интернете. Несведущему человеку настолько сложно разобраться во всем этом огромном количестве информации, среди которой есть абсолютно противоречивые и противоречащие друг другу факты и аргументы. Ну и кому, на самом деле, верить? На данный момент получить достоверную информацию из Интернета попросту невозможно.

Поэтому я очень рада, что у всех желающих, у тех, кто действительно хочет как-то понять, что и почему, на самом деле, произошло, есть шанс узнать всю правду. Я настоятельно рекомендую им ознакомиться с книгой, которую я бы даже назвала триллером. Там настолько все насыщено различными событиями, и, если рассматривать каждую главу отдельно, можно было вообще отдельные истории писать. Но это невозможно, потому что все-таки есть какие-то рамки.

Алла Бут: Все 13 лет заточения Виктора в американской тюрьме мы на стрессе
needpix.com  / 

«Любой автор основывается на реальных фактах»

— Я почему спросил насчет названия — наверняка же найдутся такие, кто кавычек могут и не заметить.

— Мы с редакцией тоже на эту тему разговаривали, потому что я как бы не приветствовала такой заголовок. Но вот вам другой пример. Вышел как-то один документальный фильм, и он у нас был назван как «Торговец смертью Виктор Бут». Хотя, на самом деле, американское название — The Notorious Mr. Bout («Пресловутый мистер Бут». — Прим. ФАН).

Когда я спрашивала, почему так сделали, они начали ссылаться на людей, у которых купили фильм. А те говорили, что это все неправда. То есть концов было просто не найти. Думаю, что все это делалось исключительно ради какой-то пиар-кампании, чтобы привлечь людей, а там уже по ходу говорить так: «Кто захочет — разберется», потому что будет такая возможность разобраться во всей этой истории.

— Во вступительном слове вы говорите о том, что в книге можно найти ответы на многие вопросы. Мне кажется, что ответы на главные вопросы: «Кто? Зачем? И почему?» вряд ли можно будет узнать наверняка, или все-таки в книге есть что-то такое, чего мы еще не знаем?

— Любой автор, как я считаю, — это ведь документальная вещь, а не фэнтезийная, мы же не какой-то там детективный роман или поэтический триллер пишем, — основывается на каких-то реальных фактах. Это первое. Второе — все-таки он не может навязывать свою точку зрения, должен просто излагать факты. А выводы уже должен делать человек, который читает эту книгу. Ну, насколько позволяет его эрудиция: он разбирается в политике, в геополитике, в каких-то исторических моментах — что такое 90-е годы, что происходило в это время в России и как это происходило.

С одной стороны, это такой документальный роман, но хочу сказать, что, конечно, на абсолютную истину автор никак не может претендовать. Потому что истину может рассказать только сам Виктор — как все было на самом деле.

Но попытка что-то донести до читателя с предоставлением реальных фактов и документов, с каким-то анализом, нами сделана. И хорошо, что в книге не навязывается авторское мнение.

— Мы общались с вами ровно год назад, и тогда вовсю ходили слухи о том, что Виктора могут обменять на осужденного у нас за шпионаж Пола Уилана. За все это время, как мы видим, ничего подобного так и не произошло. У вас за этот год была какая-то надежда, что дело сдвинется с мертвой точки?

— Ну как? Без надежды, в принципе, жить нельзя. Это просто невозможно, иначе руки опустятся… Конечно, у нас была надежда. Но мы понимали, что при старой американской администрации такое невозможно, ну вот вообще никак не получится решить вопрос с политической точки зрения. Потому что любое упоминание президента Дональда Трамп по поводу России трактовалось совершенно в обратную сторону. И мы никаких иллюзий тогда не испытывали.

Но, безусловно, ждали нормализации российско-американских отношений, потому что наш вопрос в юридической плоскости вообще никак не решался. Он может быть решен только за счет договоренностей на каком-то высшем уровне.

Потом, слава богу, мы услышали то, что хотели, и инициатором был как раз Джозеф Байден, который озаботился судьбой своих граждан, находящихся у нас в заключении. На самом деле, Россия ранее неоднократно же предлагала различные варианты [для обмена], однако американская сторона в этом никак не была не заинтересована, и сама никакой инициативы не проявляла.

— Перед недавней встречей Владимира Путина Байдена мать Виктора Раиса Кузьминична обратилась к президентам двух стран с просьбой вернуть сына на родину. Вы надеялись на то, что данный вопрос может быть поднят на саммите в Женеве?

—Да, текст письма был отправлен в Белый Дом и Кремль, соответственно. Это просто крик о помощи матери, которой идет уже 86-й год. И там было сказано: «Я надеюсь, что вы найдете время обсудить». Не было никаких требований, а только просьба найти возможность договориться о том, чтобы ее сын вернулся домой. В конце было написано, чтобы этот вопрос решился вообще у всех, включая американцев.

А что-то советовать — не наше право. Мы не юристы и не политики. Но если бы, кстати, там было написано о помиловании, я не уверена, что Виктор пошел бы на это. Такую тему даже не обсуждали.

Алла Бут: Все 13 лет заточения Виктора в американской тюрьме мы на стрессе
ast.ru  / Prt Scr

«Виктор старается еще и нас поддерживать»

— Учитывая возраст матери Бута, получается, есть опасность, что она может больше и не увидеть сына…

— Безусловно. Годы идут, уже 13 лет прошло, и здоровья явно не прибавилось ни у кого: ни у нее, ни у меня. Все эти 13 лет мы на стрессе. При этом рук не складывали и продолжали бороться. Это необходимо! Но никто не даст тебе прямых советов. Что сделать, как сделать… Наоборот, ты сам что-то инициируешь, какие-то действия, предлагаешь делать то-то или то-то: «Давайте сделаем это, давайте попробуем так или вот так, а давайте предложим это». Вот так все и происходило, а дальше у наших МИДовских работников было право сказать, что возможно, а что — нет.

— 13 лет прошло, а впереди еще 12… Скажите, насколько часто вам удается общаться с Виктором, и разрешают ли ему там звонить?

— Знаете, у нас произошла большая беда. Мы были у Виктора в конце 2019 года, в декабре улетели, а в начале 2020-го его перевели в той же тюрьме обратно из общего режима в строгий блок коммуникационного контроля. Собственно говоря, это абсолютно ограничивает любую связь. Если, скажем, в общем режиме заключенным дают какое-то количество времени на звонки, минут там 360 на месяц, то они вправе сами распределять эти минуты и звонить в любое время. Можно потратить их сразу или частями, да и выбор абонентов расширен.

Здесь же всего по два звонка в неделю, по 13 минут и в строго определенное время. Иногда по техническим причинам звонки не проходят, что-то там у них не работает, ломаются аппараты. А при пандемии их две недели вообще держали закрытыми в одиночных камерах. Как говорил Виктор, всего на 10 минут в неделю им разрешали выйти из своих камер, чтобы принять душ.

Тут уже нам можно было думать о чем угодно, даже как-то попытаться связаться с тюрьмой и выяснить, что с ним происходит. Если бы он был, предположим, в критическом состоянии по состоянию здоровья, то узнать об этом сразу и не могли бы.

— Как бы вы сейчас оценили его состояние, прежде всего, психологическое?

— Виктор у нас боец. Когда мы с ним разговариваем, он постоянно говорит, что у него все хорошо. То есть даже если все плохо, он всегда говорит: «У меня все хорошо». Мы понимаем, конечно, что он не хочет расстраивать маму, не хочет расстраивать меня.

По сути, за все эти годы мы очень редко слышали от него какие-либо жалобы. Когда он там от высокой температуры чуть ли не сознание уже терял, тогда приходилось подключать наше посольство, чтобы Виктору оказали срочную медицинскую помощь. Если он был уже просто на грани, только тогда говорил, что нужна как-то помочь.

Так что он держится, при этом старается еще и нас поддерживать, как ни парадоксально это звучит. Но, естественно, нельзя говорить об его хорошем состоянии здоровья…

Вот как раз вчера он звонил — ему сделали операцию. У Виктора опять воспалились зубы: понятно, что за 13 лет там все рушится без оказания стоматологической помощи, потому что они это не лечат. У него удалили очередной зуб, и до этого было два удаления. Наше посольство обращалось, насколько мне известно, потому что была сложная операция. Привозили специалиста по челюстно-лицевой хирургии. Виктор сказал, что сделали наркоз, и, по крайней мере, было не больно…

 

В 2008 году гражданин РФ Виктор Бут был арестован спецслужбами Соединенных Штатов в результате проведенной сразу на трех континентах и завершившейся в Таиланде подставной операции.

Буту предъявили обвинения в сговоре против Америки. В течение двух лет, проведенных им в тайской тюрьме, судьба Виктора решалась в рамках острой дипломатической борьбы между Россией и США.

После экстрадиции Бута в Нью-Йорк в 2010-м его держали в одиночной камере, подвергали психологическим пыткам, склоняли к сотрудничеству с местными спецслужбами и требовали компромат на наших политиков.

Отказ от предательства обернулся для Виктора судебным приговором к 25 годам тюремного заключения, которые он до сих пор отбывает за океаном…

Специальный корреспондент «Российской газеты» Александр Гасюк в своей книге «Виктор Бут. Подлинная история «оружейного барона», которая выйдет в издательстве АСТ, делает попытку объективно изложить все обстоятельства ареста Бута и посмотреть на произошедшее с ним в контексте международной политики.

Автор произведения досконально изучил биографию своего героя, взял у него интервью, поговорил с непосредственными участниками событий и экспертами в сфере права и международной политики.

Гасюк ставил перед собой задачу реконструировать на основе ранее не публиковавшихся документов и свидетельств очевидцев полную картину операции американских спецслужб под названием «Безудержный».

До сих пор в данной истории на многие вопросы не было дано ответов, и автор книги совместно с Аллой Бут заполняет эти пробелы.

Вернуться назад

4 комментария
Рейтинг@Mail.ru