Лента
17 января 07:25
Все новости
Союз России и Китая перечеркнул глобальный образ будущего по-американски
ПолитЭксперт  / 

Тандем России и Китая доказал свою внутреннюю устойчивость и способность противостоять давлению извне. Очевидно, что этот союз ожидает большое будущее — особенно на фоне блистательного отсутствия модели нового глобального мира по-американски.

К такому выводу пришел обозреватель ФАН, проанализировавший перспективы развития российско-китайского союза.

Союз России и Китая перечеркнул глобальный образ будущего по-американски
Global Look Press / Guo Chen / XinHua

«Агрессивный медведь» и «коварный дракон»

Китайский таблоид Global Times 19 июня отметил, что Москва и Пекин — это стратегические партнеры и что существующее между ними взаимное доверие имеет прочную политическую основу. По мнению китайского издания, едва ли не основной причиной, подтолкнувшей Джо Байдена ко встрече с Владимиром Путиным в Женеве являлось стремление Вашингтона разрушить крепнущий союз Москвы с Пекином. Заметим, что на Западе этот союз рассматривают преимущественно как военный, что не совсем верно.

Попробуем разобраться в перспективах развития тандема двух наших стран.

Для начала обратим внимание на то, что сейчас, после саммита Россия—США, Штаты развернули подготовку к переговорам на высшем уровне с руководством КНР. Выглядит этот процесс весьма любопытно. С одной стороны, Вашингтон дает понять Пекину, что готов к саммиту без каких-либо предварительных условий. С другой стороны, администрация Байдена активно транслирует предостерегающие сигналы всем, кто так или иначе контактирует с РФ и КНР.

Например, заместитель помощника министра обороны США Дана Строул в начале июня «предостерегла» страны Ближнего Востока от сотрудничества в области безопасности с Россией и Китаем, заявив, что сближение с ними может поставить под угрозу суверенитет государств региона.

Попутно американская сторона разгоняет в Европе информационную волну об угрозе российско-китайского военного союза. В ход идут пропагандистские штампы времен холодной войны. Ну, разве что в них теперь образ русского «агрессивного медведя» дополняется фигурой китайского «коварного дракона».

На фоне этого американского спектакля заманивания-запугивания китайское руководство выдерживает паузу, ожидая от Штатов более содержательного предложения и овеществленных результатов саммита Россия—США. В общем, Пекин не рвется немедленно жать руку Вашингтону, что явно заставляет последний нервничать и все сильнее добиваться встречи на высшем уровне.

Очевидно, что главная интрига встречи Си Цзиньпина и Джо Байдена связана не с двусторонними отношениями этих держав, а отношения глобальных союзов, а также социально-экономических систем, конкурирующих за пространство и ресурсы. Ключевое место в этой проблематике занимает именно стратегический союз России и Китая, разрушающий военно-политическую и экономическую гегемонию США. И очень важно, что этот союз направлен на развитие и укрепление стратегической стабильности не только его основателей, но и других стран.

Сформированная Москвой и Пекином глобальная модель выдержала натиск Соединенных Штатов и продемонстрировала устойчивость в защите самых слабых участников — Ирана, Сирии и Венесуэлы. Впервые в современной истории Соединенные Штаты столкнулись с конкурентной, устойчивой и весьма эффективной моделью альянса, которая оказалась им не по зубам.

В связи с этим американская сторона вынуждена пересматривать или хотя бы частично корректировать собственный политический консенсус в отношении РФ и КНР. При этом в Вашингтоне явно поубавилось уверенности, что его сил и ресурсов хватит на то, чтобы принудить к капитуляции обе державы.

Союз России и Китая перечеркнул глобальный образ будущего по-американски
kremlin.ru / Пресс-служба Кремля

Союз без формализма и ограничений

Американский истеблишмент, заигравшийся в увлекательные «виртуальные» внутриполитические игры, где отношения с Россией и Китаем выступали инструментом борьбы собственных партий и кланов, пришел к неприятной реальности, когда приходится иметь дело с конкурирующим союзом, не только устойчивым к ударам, но и способным к адаптации и развитию.

По крайней мере, все предыдущие попытки Белого дома нанести серьезный ущерб Москве и Пекину, а также разорвать их союз нужного американцам эффекта не возымели. Более того, международная ситуация сегодня скатывается к неуправляемой конфронтации и неэффективной гонке вооружений.

Стремление Вашингтона «сыграть» против Москвы и Пекина в киберпространстве (для чего еще в 2009-м американцы создали у себя USCYBERCOM — Киберкомандование) тоже, надо полагать, к явной победе не привело. Иначе вряд ли американская сторона, до недавнего времени категорически избегавшая любых взаимных договоренностей с РФ и КНР по поддержанию безопасности в киберпространстве, вдруг заговорила бы во время женевского саммита о необходимости защитить критическую инфраструктуру от кибератак.

То есть можно предположить, что в киберпространстве на диверсии США страны-союзники ответили эффективными и болезненными ударами, одновременно показав свою готовность и далее поднимать ставки в противостоянии. Все это чувствительно ударило по транснациональному бизнесу, который выступает главным бенефициаром новой администрации Белого дома.

При этом американское руководство все больше концентрируется на противоборстве с Китаем (и это неплохо для РФ), который рассматривается им как главный конкурент и противник в глобальной борьбе за доминирование и мировую торговлю. Для борьбы с КНР Штаты планируют мобилизовать силы своих союзников. Так, по итогам недавнего саммита НАТО впервые в истории Альянса была озвучена задача противостояния Китаю. Экономическим инструментом для такого противостояния должен будет стать евроатлантический проект соединения экономик и торговых путей, нацеленный на вытеснение китайского глобального транзитного проекта «Один пояс и один путь». При этом угроза военного союза Россия—Китай служит базовым основанием для включения КНР в повестку НАТО и соединения ее с антироссийским курсом.

Тем не менее, в дипломатическом плане усилия США в этом направлении не ослабляют отношения России и Китая, а скорее укрепляют их, давая импульс для взаимной интеграции. Вместе с тем, именно военный союз Москве и Пекину сейчас не нужен. Дело в том, что любой военный союз целесообразен в условиях крайней конфронтации, где он служит для объединения ресурсов и целей сторон. В мирное же время военный союз — это скорее способ жесткого контроля своих «партнеров», что прекрасно демонстрирует НАТО.

Ни Россия, ни Китай в таком взаимном контроле не нуждаются. Модель их стратегического сотрудничества и безопасности лежит в сфере прорывных технологий — таких, как освоение космоса, аэрокосмические и авиационные программы, IT-сфера и энергетика. В глобальном масштабе речь идет о тандеме военных и экономических партнеров, в котором Россия предоставляет военные технологии, а Китай — эффективную экономическую интеграцию.

Для обеих стран такой союз полезен и естественен в силу очевидных и актуальных вызовов, на которые он отвечает. России нет смысла «бросаться в объятия» Китая, поскольку она занимает независимую отдельную позицию в международном мире. В ответ на недружественные шаги со стороны США и их сателлитов Москва и Пекин имеют возможность координировать свои стратегические операции, обмениваясь планами на различных театрах и объединяя их в единую картину. Это и создает общий контур стратегического союза без формальных структур и ограничений.

Пока два государства все больше притираются друг к другу, логичным было бы ожидать от США стремления продемонстрировать миру свою модель, конкурентную российско-китайской. Но этого не происходит. Более того, на саммите Россия—США Байден не смог предложить Путину ничего более «аргументированного» и «привлекательного», чем заезженные страшилки про «огромный Китай». Разумеется, такое поведение американских «партнеров» только укрепило мнение российской стороны о необходимости продолжения сближения с Китаем. Это и зафиксировал президент РФ, подчеркнувший важность и ценность наших отношений с КНР.

Союз России и Китая перечеркнул глобальный образ будущего по-американски
kremlin.ru / Администрация президента России

Немного о роли личности в истории

Отметим важный и показательный момент. Политика доказывает, что роль личности в истории зачастую бывает решающей. Как Ричард Никсон в начале 1970-х своим визитом в Пекин лишил геополитического преимущества Советский Союз, так в первые десятилетия XXI века Владимир Путин своей политикой лишил геополитического преимущества Соединенные Штаты и создал предпосылки к союзу Москвы с Пекином.

Этот альянс двух держав устойчив, гибок и одинаково удобен как для России, так и Китая. Он не несет жестких обязательств и не имеет вертикальной иерархии, позволяя сторонам-участницам в широком пространстве сотрудничества находить новые проекты развития. Он доказал свою внутреннюю устойчивость, а также способность противостоять давлению извне. Очевидно, что союз Россия и Китая ожидает большое будущее. А вот модели нового глобального мира по версии США мы все еще ждем, однако ничего кроме угроз и агрессии «передовой» западный мир пока не демонстрирует.

Вернуться назад
6 комментариев