Лента
07 декабря 06:37
Все новости

Зацепинг, он же проезд снаружи поезда, стал набирать популярность среди российской молодежи и подростков примерно с 2010 года. В 2011 году была зафиксирована попытка такой поездки на скоростном поезде «Сапсан». С тех пор в СМИ регулярно появляются сообщения о зацеперах, чья неудачная попытка проехать снаружи вагона электрички или даже метро заканчивается трагедией. Что движет этими молодыми людьми? Почему хайп становится дороже жизни? С какими проблемами сталкиваются выжившие, но искалеченные подростки и их родители? На эти вопросы ответили гости пресс-центра Медиагруппы «Патриот» — Аркадий Аксенов, чей неудачный трюк навсегда изменил жизнь семьи, и его мама Мария Петрова.

В первый день школьных зимних каникул, 26 декабря 2020 года, 11-летний Аркадий Аксенов попал под поезд в одном из жилых районов Петербурга. Попытка снять трюк, зацепившись за проходящий мимо состав, закончилась для школьника трагедией — он потерял обе ноги. Подобным опасным трендам подвержены не только сложные подростки, случай Аркадия Аксенова — тому подтверждение. По признанию Марии Петровой, до травмы у школьника был только один выходной раз в две недели. Все остальное время было занято учебой, кружками, помощью по дому. Но от влияния других детей никуда не деться.

«Наша семья — яркий пример того, как доверительные отношения не всегда спасают от беды. Трагедия в нашей семье произошла, когда ребенок сказал, что хочет погулять на железной дороге. Я ему запретила, но он все равно пошел», — поделилась Петрова.

Значимую роль в популяризации зацепинга среди детей играют многочисленные видеоролики, выложенные в интернете. Любой подобный ролик с опасным трюком практически мгновенно вирусится. Прокуратура может удалить его из Сети, но на это требуется много времени, чтобы найти видео, обратиться в суд, а потом изъять из доступа. Вся процедура изъятия видео занимает около трех месяцев, а распространяется оно за несколько часов. В этом плане система оказалась несовершенна.

Мать искалеченного зацепера рассказала, как борется за его нормальную жизнь
Федеральное агентство новостей / Степан Яцко

Мама Аркадия Аксенова, которой после трагедии пришлось самой пройти все круги эмоционального и бюрократического ада, признает, что в первую очередь в такой ситуации родителям требуется психолог.

«Люди по-разному реагируют на горе. Человеку кажется, что он хорошо справляется. Но это бомба со сломанным часовым механизмом: неизвестно когда рванет. А потом начинается бюрократический лабиринт. Важно — не закрываться, не замыкаться, не бежать от этого вопроса. А как можно скорее установить инвалидность. Пока у тебя нет документа, инвалидом ты не считаешься», — объяснила она. 

По словам родительницы, когда она столкнулась с такой ситуацией, была приятно удивлена, что государство масштабно готово помогать и поддерживать инвалидов. Но основная проблема — в доступности информации: непонятно, как этими мерами поддержки пользоваться, поделилась Петрова. Актами, постановлениями и прочими документами, связанными с обеспечением жизни, занимаются разные комитеты.

«Там 100500 страниц, написанных непонятным языком», — прокомментировала Петрова.

Но после получения инвалидности и мер поддержки возникают проблемы адаптации. Доступная среда оказывается для людей с ограниченными возможностями недоступна. 

«Мы ни разу не рискнули воспользоваться метро. Для этого нужно заранее позвонить (за 12 часов) на станцию и сообщить, что требуется помощь. Если попытаться зайти в метро и вызвать помощь, то вам ответят: «Ждите, заявка обрабатывается». Техническое оснащение метро не выдерживает никакой критики», — сказала Мария Петрова.

При этом она отметила, что если бы решили «заморочку с доступной средой», то это облегчило бы жизнь не только инвалидам, но и мамам с колясками.

Мать искалеченного зацепера рассказала, как борется за его нормальную жизнь
Федеральное агентство новостей / Степан Яцко

Сам Аркадий, которого приятели уговорили запрыгнуть на товарный поезд ради ролика на YouTube, но потом убежали, не позвав помощь, относительно зацепинга выразился кратко. 

«Я скажу, что это «на слабо» ничего не стоит. Пока ты здоров, у тебя есть ноги, ты сможешь сходить погулять. Тебе не нужна будет помощь родителей. Это того не стоит, я считаю», — прокомментировал подросток.

После падения с поезда школьник в течение часа ожидал скорой помощи, хотя звонок в службу 112 был зафиксирован, проверка по этому факту продолжается по сей день. Антон Соловьев, учредитель Фонда развития спорта и содействия сохранению объектов культурного наследия имени В. А. Соловьева рассказал, что эта ситуация побудила сотрудников фонда заняться разработкой новой инициативы. Она, по словам спикера, предусматривает прием видеозвонков диспетчерами скорой помощи.

Мать искалеченного зацепера рассказала, как борется за его нормальную жизнь
Федеральное агентство новостей / Степан Яцко

Говоря о сложностях, с которыми сталкиваются инвалиды, Соловьев особо отметил, что даже в таком крупном и развитом городе, как Санкт-Петербург, до конца не решена проблема доступной среды. По его словам, для установки пандуса необходим подъем в восемь градусов. На Петроградской стороне нет ни одного учреждения, которое может установить этот пандус. Такая же ситуация и в центре города, где очень много памятников федерального значения. Но это не единственная проблема, согласился представитель фонда.

«Часто вижу просьбы о помощи людям с дополнительными потребностями. Граждане обращаются на прямую линию президента. Одно из обращений: мужчина попросил инвалидную коляску для жены после инсульта. Выходит, получить коляску — это уже проблема. Также возникают трудности с оформлением документов: люди не получают деньги для реабилитации, на средства для перемещения», — сказал он.

По словам Соловьева, на данный момент для людей с ограниченными возможностями разработана дорожная карта. В ней описан порядок действий в той или иной ситуации, а также включен перечень учреждений культуры и спорта, которые помогают инвалидам.

Вернуться назад
4 комментария
Какой вопрос вы задали бы Владимиру Путину?
Написать