Лента новостей
Поиск
loop
Общество
В Ижевске засудили «бородатый» еврейский анекдот

В Ижевске засудили «бородатый» еврейский анекдот

15:46  19 Ноября 2014
3998

В Ижевске запретили еврейский анекдот с

В Ижевске запретили еврейский анекдот с "кавказским" акцентом Соцсети с наслаждением пересказывают историю, как в Ижевске впервые в постсоветской России банальный «бородатый» анекдот был официально признан экстремистским, а против человека, разместившего его в Интернете, возбудили уголовное дело по статье, предусматривающей до двух лет лишения свободы. Как сообщает правозащитный Информационно-аналитический центр «Сова», в ноябре 2014 года в столице Удмуртии Ижевске было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 282 УК (возбуждение национальной ненависти) против местного жителя, опубликовавшего в социальной сети «ВКонтакте» «антикавказский» ксенофобский анекдот и демотиватор со строчкой из песни Булата Окуджавы. На демотиваторе были изображены четыре человека, сложившие руки в виде свастики, с подписью из песни Булата Окуджавы «Союз друзей» - «Возьмемся за руки друзья, чтоб не пропасть поодиночке».

Как еврей превратился в кавказца

Что касается анекдота, то поскольку он в «кавказском» варианте признан экстремистским, СМИ не рискуют его публиковать, чтобы самим не попасть под санкции Роскомнадзора. Вот как обыгрывает эту коллизию журналист Александр Рыклин: - Ну, голубчик, что вас тревожит? - Доктор, я не могу так больше жить! - Что такое? - Я про анекдот, который суд в Удмуртии признал экстремистским... - Про анекдот? Очень любопытно... И что с ним? - Не с ним... Со мной... Я его не знаю... - И? - А как, как мне его узнать теперь?! Вот, вы его знаете? - Да. - Расскажете? - Нет... Не могу - закон... - Вот! Вы понимаете, что я никогда, никогда не узнаю этот анекдот, потому что его нигде не опубликуют - ни в газетах, ни в социальных сетях, не расскажут по радио... А я хочу, очень хочу его знать... И как дальше жить? И главное - зачем? На самом деле этот «криминальный» анекдот – просто вариация известного с советских времен одного из многочисленных анекдотов «про евреев». Как мы помним, в СССР в ходу были анекдоты не только про евреев, но и про чукчей, а также из серии «немец, русский и поляк», про армянское радио и многие другие, в которых «соль» была именно в псевдонациональном колорите. Однако большинство этих анекдотов воспринималось, скорее, не как ксенофобские, а как умеренно антисоветские. А рассматривавшийся в ижевском суде «экстремистский» анекдот в его «еврейском» варианте скорее спорил со знаменитым тезисом, что в Советском Союзе якобы нет антисемитизма. «В СССР строжайше преследуется законом антисемитизм, как явление глубоко враждебное Советскому строю. Активные антисемиты караются по законам СССР смертной казнью», - декларировалось в советские времена. А вот как об этом писали И.Ильф и Е. Петров в «Золотом теленке: «Мистер Бурман взволновался. Всю жизнь он писал в своей газете статьи по еврейскому вопросу, и расстаться с этим вопросом ему было бы больно. — Но ведь в России есть евреи? — сказал он осторожно. — Есть, — ответил Паламидов. — Значит, есть и вопрос? — Нет. Евреи есть, а вопроса нету». Не будем томить читателя и приведем злосчастный анекдот в «безопасной» интерпретации 9-го Канала ТВ Израиля: «В отделение милиции доставили полковника и штатского за избиение еврея. Спрашивают полковника, за что, мол? - Как он в автобус вошел, так мне на ногу и наступил. И стоит. Ну, я минуту подождал, вторую, Думаю: если через пять минут с ноги не сойдет, то точно в морду получит... Спрашивают мужика: - А ты что же влез? - Так я гляжу, полковник то на часы смотрит, то на еврея, то на часы, то на еврея... А потом как ему в морду даст! Ну, думаю, по всему Союзу началось...» Правозащитники резонно усомнились, что демотиватор и этот анекдот, только рассказанный про кавказца, могут рассматриваться, как основание для возбуждения уголовного дела по весьма суровой статье «о разжигании». «Анекдот, на наш взгляд, хоть и имеет ксенофобный характер, не содержит прямых призывов к насилию. По нашему мнению, публикация материалов, в которых пропаганда насилия не содержится или она не очевидна, не должна преследоваться по ст. 282 УК», - считают представители «Совы».

Шуточки и анекдотцы

В соцсетях уже распространяются шутки на тему преследования за анекдоты, о чем за 23 постсоветских года уже вроде бы подзабыли. «О, добрый знак, бляха-муха, анекдоты начали вносить в списки экстремистских материалов. Вспомнился, кстати, крайне актуальный, предлагаю (во избежание) срочно внести, - пишет режиссер Павел Бардин. - Приходит председатель колхоза на собрание и сообщает: - Две новости, товарищи, хорошая и плохая. Начну с плохой: осталось одно г***о. - А хорошая? - Г***а на всех хватит». «Напомнило, - пишет один из комментаторов. - Та же преамбула – председатель, две новости, но первая такая: "Уезжает к себе на историческую родину наш колхозный бухгалтер Яков Семёнович Шварц. Оставляет нам свой дом и участок под детский сад, свою старую машину, чтобы мы могли больных в район довозить... В общем, хороший был человек. Пожелаем ему долгих лет. И второй вопрос – чем будем засевать поля под озимые?" Тут встаёт один колхозник и говорит: "Да зачем нам те озимые! Давайте лучше евреев выращивать».

Воскрешение «совка»

А вот как прокомментировал рвение ижевских борцов с ксенофобией президент Национального института сексологии профессор Лев Щеглов. - Какие на это счет ощущения? К сожалению, весьма печальные, - отметил Лев Щеглов в беседе с корреспондентом Федерального агентства новостей. - Мы видим, что это даже уже не тренд, это даже не вектор, а просто на наших глазах происходит резчайшее, я бы сказал, со свистом скатывание нашего общества в какой-то новый вариант бывшего «совка». Почему это какой-то новый вариант? Ну, известно, что история может повторяться, но она всегда повторяется в каких-то новых модификациях. Целиком в советское прошлое мы скатиться не можем, потому что Советский Союз был мотивирован нелепой, лживой, но единой идеологией. Кроме того, в советский период не было такого разгула воровства, коррупции и такого жесткого деления общества на «бояр» и «холопов», исходя из денег и власти, как это имеет место сейчас. Поэтому всё это тем более напрягает, печалит и пугает, потому что это какой-то удивительный коктейль из мракобесия, возврата к советскому, лакейства, лицемерия и лжи. - Могут ли подобные действия действительно как бы обеспечивать борьбу якобы с тем, на что они направлены? – продолжил профессор Лев Щеглов. - Конечно, нет. Самое страшное, что мы видим, что некий человек может реально пострадать за какой то анекдотец, которые были, есть и будут. Но в то же время буквально по параллельной улице будут идти люди, демонстрирующие свои ксенофобские, агрессивные, человеконенавистнические взгляды, и вряд ли они будут за это привлечены к ответственности. То есть, имеет место лицемерие, запутывание людей, ну и элементы какого-то абсурда и маразма, чему, конечно, способствуют всё новые и новые такого рода инициативы. Вот примерно такое у меня ощущение от этой истории. - Конечно, преследовать за анекдоты это более, чем странно, но с точки зрения этики, насколько приемлемы анекдоты «про евреев», «про кавказцев», «про чукчей» и другие им подобные с национальным «колоритом»? - Анекдот – это заостренный утрированный вариант массового сознания. У грузин есть анекдоты, высмеивающие армян. У армян есть анекдоты, высмеивающие грузин, и так до бесконечности. Бороться с анекдотами – это бой с тенью. Это бессмыслица. А самое главное – еще раз хочу подчеркнуть – больше всего пугает лицемерие. Потому что идет охота на анекдоты в то время, как на некоторых радиостанциях, по некоторым телевизионным каналам говорятся совершенно человеконенавистнические, ксенофобские вещи. Вот о чем речь. Поэтому я думаю, что история с анекдотом – это либо проявление глупости и маразма, что мы сегодня видим в изобилии, либо это такая отвлекающая дымовая завеса, когда по ерунде и по мелочам мы делаем вид, что ведем страшную борьбу с неким явлением, а на самом деле оно прекрасно процветает. Вот и всё, - резюмировал Лев Щеглов.

Немного истории

В сталинские времена антисоветские и просто «вольные» анекдоты считались формой измены Родине, за них сажали и рассказчиков, а иногда и не успевших написать донос слушателей по знаменитой 58-ой статье: 58.10. «Антисоветская агитация и пропаганда». Впрочем, в период больших «чисток» за анекдотец могли и расстрелять. В "вегетарианские" (по определению Анны Ахматовой) времена, то есть при Хрущеве – Брежневе – Андропове за анекдоты тоже можно было «загреметь» лет на десять. Для этого существовали следующие статьи: ст. 69 — антисоветская агитация и пропаганда; ст. 70 — пропаганда и агитация для помощи международной буржуазии; ст. 72 — изготовление, сохранение и распространение литературы контрреволюционного содержания; ст. 73 — россказни и распространения с контрреволюционной целью неправдивых слухов или непроверенных данных, которые могут вызвать панику или недоверие к власти и дискредитацию её. В брежневские времена, впрочем, судьбу «анекдотчиков» попытались несколько смягчить, введя специально для них статью 190-прим: «Заведомо ложные и клеветнические измышления». Сроки по этой статье были меньше, как правило, не более трех лет, но. по свидетельству отсидевших, отбывать наказание по ней было тяжелее. Если осужденные по 70-ой сидели в «политических» лагерях, где режим был строже, но «компания» часто подбиралась отменная, то «190-ую-прим» отправляли на «общий» режим в уголовные зоны, со всеми вытекающими. Что касается количества сидевших за анекдоты после смерти Сталина, то вот цифры, приведенные на одном из форумов: «В 1957-1985гг. по ст. 70 УК РСФСР осуждено 8124 чел. Уточнение: по статье 70 УК РСФСР за этот период были осуждены 6543 человека, по статье 190-прим УК РСФСР - 1609 человек». Ну и в заключение напомним анекдот, который приписывают остроумцу-революционеру Карлу Радеку, репрессированному Сталиным во время террора конца 1930-х годов: «У Сталина спрашивают, есть ли у него хобби? «Да, — отвечает он, — коллекционирую анекдоты». — «И много собрали?» — «Да сотня лагерей наберется». Елена Янкелевич

Алексей Громов
Новости партнеров
mediametrics