Поиск
Лента новостей
Закрыть
Происшествия
Водитель иномарки скончался на месте ДТП в Мурманской области
Политика
Штайнмайер спешит в Москву: договариваться или дожимать?
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Штайнмайер спешит в Москву: договариваться или дожимать?

    16:40  17 Ноября 2014  /обновлено: 20:15  27 Октября 2015
    932

    Штайнмайер, Лавров

    В Москву едет Штайнмайер. Министр иностранных дел Германии прибудет в столицу России 18 ноября, проездом через Киев, и проведёт переговоры с главой российского внешнеполитического ведомства Сергеем Лавровым. Переговоры срочные. Ещё 13 ноября о поездке Франка-Вальтера Штайнмайера никто не заикался, ни у нас, ни в Берлине. Однако под этот визит президент Владимир Путин уже успел дать, перед самой поездкой в Брисбен, обширное интервью ARD, ведущему телеконцерну Германии. В интервью, расчитанном на западную публику и показанном немецкому телезрителю в ночь на понедельник, то есть уже после саммита G-20, Путин достаточно чётко обрисовал позицию России по главному вопросу предстоящих переговоров — украинскому. Другим своеобразным анонсом встречи глав МИД двух стран стала брисбенская реплика германского канцлера Ангелы Меркель о том, что договариваться с Россией необходимо, — это прозвучало заметным диссонансом на фоне ястребиной риторики прочих западных лидеров. Да и сама фигура Штайнмайера намекает на то, что в его лице Берлин собирается не выдвигать Москве ультиматумы, а разговаривать и слушать. Штайнмайер известен своей прагматичной "восточной" позицией, согласно которой Россию изолировать недопустимо, хотя и потакать её геополитическим амбициям тоже не следует. Попытаемся понять, о чём именно будут завтра договариваться Штайнмайер и Лавров. Какие позиции имеются у каждой из сторон, в чём они совпадают, а в чём коренным образом различаются.

    Чего хочет Европа?

    Разберём сперва позицию Германии, которая - вопреки сложившемуся мнению - не так уж сильно отличается от позиции всего "коллективного Запада" или, во всяком случае, Евросоюза. 1. Взаимные санкции, введённые друг против друга Западом и Россией, в самом деле негативно влияют на экономики обеих сторон. Страдает не только Россия, но и европейские, прежде всего немецкие, предприятия и даже — об этом было только что громогласно заявлено в Австралии — вся мировая экономика. И хотя санкции не будут отменены "просто так", в одностороннем порядке, они не могут считаться нормальным и долговременным status quo. Россия, в глазах Германии, до сих пор остаётся "договороспособным" игроком на мировой арене, арсенал средств мирного воздействия на которого всё ещё не исчерпан. И в тех случаях, когда иначе нельзя, даже допускаются встречные уступки Москве со стороны Запада по вопросам, не угрожающим его интересам. 2. Украина является суверенным государством, чей суверенитет распространяется среди мятежных регионов как минимум на Донбасс. Ни о какой государственной самостоятельности Новороссии речи идти не может. И более того, необходимо сегодня и впредь обуздывать любые реваншистские устремления России по усилению своего влияния на постсоветском пространстве, и в особенности — на Украине. 3. Вместе с тем, нынешние украинские власти больше не рассматриваются как однозначное вселенское добро и уж точно не могут рассчитывать на бесконечную поддержку со стороны западного сообщества в финансовом вопросе. Кроме того, совершенно неприемлем "газовый" шантаж Киева, угрожающий спокойствию и комфорту европейского бюргера. 4. Несмотря на чёткое понимание Запада, что Крым "был аннексирован Россией", сам крымский вопрос сейчас подвешен на неопределённый срок, как будто никакого полуострова вообще не существует. Однако он может вновь оказаться в повестке дня при благоприятном стечении обстоятельств — читай, при резком ослаблении российских позиций на других "театрах действий". Таков дипломатический "багаж", с которым глава МИД Германии Штайнмайер едет теперь в Москву.

    На чем стоит Кремль?

    С чем же готов встретить своего немецкого коллегу Сергей Лавров? Какими соображениями сегодня руководствуется Кремль? Попробуем набросать и их, насколько это возможно. 1. Антироссийские экономические санкции, безусловно, серьёзно вредят российской экономике, не готовой к мобилизационному сценарию развития и длительному существованию внутри "железного занавеса". Вместе с тем, отмена санкций — это вовсе не та победа, за ценой которой "мы не постоим". Уже понятно, что украинский кризис оказался лишь поводом для столь мощного экономического давления на Россию. Никакие уступки не гарантируют окончательной отмены санкций и не предохраняют от нового прессинга по какому-то другому поводу. Результатом такого понимания стали, в частности, два газовых контракта России с Китаем, лишающих Европу в ближайшей перспективе статуса "монопольного покупателя" сибирского "голубого топлива". Другие ходы Москвы, например, расширение торговли за национальные валюты вместо доллара, также способны увеличить её пространство для манёвра, хотя и не могут полностью устранить последствия от западных санкций. В целом, Россия явно не готова к серьёзному противостоянию с Западом уровня "холодной войны", но и не считает себя "мальчиком для битья", которого можно приструнить одним лишь щелчком пальцев — даже если этот щелчок повредит некоторое количество дорогих особняков в Лондоне и в Майами. 2. В экономическом срезе "украинского вопроса" позиция Россия остаётся неизменной: мы отказываемся открывать настежь двери своего рынка для беспошлинного ввоза европейских товаров через "ассоциированную" Украину. Не готов Кремль и спонсировать Киев по "газовому вопросу" — это ясно показали недавние трёхсторонние переговоры с участием Евросоюза. При этом нежелание Москвы досрочно требовать погашения трёхмиллиардного кредита, выделенного в прошлом году, продиктовано исключительно неспособностью Киева данный кредит оплатить. Одновременно сохраняется стратегический курс Москвы на постепенную нейтрализацию Украины как влиятельного транзитёра между Россией и Европой. 3. По вопросу будущего Новороссии, Кремль, похоже, окончательно убедился в том, что ломиться напролом и дразнить Запад сентенциями о геополитической раздробленности Украины бесперспективно. Ещё бесполезнее устраивать демарши с признанием легитимности обеих мятежных республик: никакой выгоды от этого Россия не получит. Поэтому российское руководство в целом готово, как представляется, сменить внешнеполитическую риторику о статусе Донбасса и может довольно легко согласиться на формальное признание территориального единства и целостности Украины — всячески оговаривая при этом необходимость соблюдения прав и свобод Юго-Востока. При этом, очевидно, Кремль будет продолжать поддерживать Новороссию в том или ином формате, не допуская победы Киева в "гражданской внутриукраинской войне". Соответствующий "месседж" Путина хорошо читался в упомянутом интервью немецкому ТВ: с одной стороны, "давайте будем добиваться единого политического пространства" на территории Украины; с другой стороны, "мы не позволим", чтобы украинские власти "уничтожили всех политических противников и оппонентов". Которые, к тому же, обладают уже достаточной легитимностью: не случайно в Брисбене Путин обмолвился о том, что "созданы структуры с обеих сторон, которые могли бы с большей ответственностью решать стоящие перед ними задачи" — здесь читается явный намёк на выборы, прошедшие в Новороссии 2 ноября. По сути, речь идёт о старой доброй тактике Москвы — формально признавая всё что угодно, на деле поддерживать и по возможности усиливать фактическую независимость мятежных регионов в составе того или иного постсоветского государства — как это уже случалось на примере Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии. Тем более, что своими действиями Киев сам отталкивает от себя Юго-Восток — на австралийской пресс-конференции Путин подробно остановился на этом аспекте экономической блокады, введённой против Донбасса Петром Порошенко. Возможно, в такой позиции нет особой доблести, однако налицо большая прозорливость: Кремль прекрасно понимает, что действительная сдача Новороссии не принесёт ему ничего, кроме позора внутри страны и новых проблем за её пределами. 4. Крым однозначно и безусловно является частью России, и никакой торг здесь не возможен.

    О чём договорятся министры?

    Исходя из этих посылок, можно с достаточной точностью угадать, о чём же станут говорить во вторник министры иностранных дел России и Германии. Очевидно, что на публике оба они подтвердят свою приверженность Минским договорённостям; причём Лавров будет настаивать на том, чтобы Запад повлиял на Киев, тогда как Штайнмайер призовёт Москву, чтобы та надавила на ополченцев. Российской патриотической общественности нужно приготовиться к тому, что Лавров может употребить угнетающую её лексику, вроде "Донецкая и Луганская области Украины". Всё это будет подаваться под соусом надежд на скорейшую нормализацию отношений между Россией и Западом, особенно в сфере взаимных торгово-экономических интересов — то есть углеводородного транзита. По сути, именно смены публичной риторики — вкупе с окончательным прекращением военно-политической поддержки Новороссии — представитель Германии и станет добиваться от России на переговорах, подспудно понимая, что ради общего блага иногда всем проще сделать вид, что договорённости в самом деле достигнуты и тщательно соблюдаются. Однако, пожалуй, главным итогом встречи российского и германского министра станет общее понимание одного неафишируемого факта: в современном мире далеко не всё зависит от слов, подписей и деклараций третьих сторон. Судьба Новороссии решается не в Москве, не в Берлине и не в Киеве, а на полях боёв под Донецком и Луганском. Москва может сто раз отречься от Донбасса — однако, как изящно заметил Владимир Путин всё в том же интервью, "в современном мире люди, которые ведут борьбу и которые считают эту борьбу справедливой для себя с их точки зрения, всегда найдут вооружение". Впрочем, в завтрашней встрече Лаврова со Штайнмайером уже сейчас можно разглядеть один конкретный плюс. Она может нарушить планы Киева, который, как считается, прямо сейчас спешно готовит полномасштабное наступление на позиции Новороссии. Это и не пустяк, и очень-очень приятно. Денис Тукмаков

    Автор: Алексей Громов
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях